Сказка «Найденыш (Щенок, который заблудился)» читать

Читать «Найденыш (Щенок, который заблудился)»

Читайте онлайн сказку Ангелины Крихели «Найденыш (Щенок, который заблудился)».

Найденыш (Щенок, который заблудился)
Количество колонок
Размер текста
Скачать
Во весь экран

Маленький щенок стоял у ворот деревенского дома, глядя вслед уплывающим облакам.

- Похоже, я заблудился… - загрустил щенок.

- В-вау! – залаял рядом большой пес. Щенок испугался и отскочил в сторону.

- В-вы кто? – спросил щенок.

- Я пес! – с гордостью ответил большой пес. – Пес-Барбос. А ты-то кто такой? – нахмурился Барбос. Он во всей округе всех собак знал, а этот щенок ему незнаком. – И откуда?

- Я ниоткуда, я мамин… - грустно ответил щенок.

- А что тогда здесь делаешь, если мамин? – Барбос важно обошел щенка, осмотрел со всех сторон и сел под калиткой. – Похож…

- На кого похож? – щенок радостно завилял хвостиком, ведь если он на кого-то похож, значит, большой важный пес мог видеть где-нибудь его сестер и братьев. – На кого?

- Да есть здесь, – очень значимо сказал пес, - один… А тебе зачем?

- Я заблудился, – честно ответил щенок и расстроено уселся рядом с большим псом.

- Заблудился… - повторил Барбос, словно это слово в первый раз услышал, – заблудился…

Щенок склонил мордашку набок, ожидая тревожно, что же скажет ему большой пес. Но Барбос молчал. Тогда щенок завилял хвостиком и стал ходить кругами около Барбоса.

- Не мешай, – строго сказал Барбос, – я думаю.

- А о чем?

- О деле, очень важном деле.

- А это дело, оно про меня?

- Дело не бывает про кого-то, дело это просто дело, – поучительно произнес Барбос.

- Ну, да… - согласился щенок, совсем не понимая, о чем говорит большой пес, и тихо сел рядом.

- Ты чего замолчал? – вскоре спросил Барбос щенка.

- Я думаю, – ответил щенок.

- Хм… А ты о чем?

- А я о маме… - тяжело вздохнул щенок, опуская мордашку.

- Где же твоя мама? Почему ты один?

Щенок молчал, задумавшись.

- Как же так?! – огорченно воскликнул Барбос и зарычал на проходившую мимо женщину, которая показалась ему чужой. Но женщина наклонилась и погладила его по голове, а потом и за ухом почесала, а еще достала из сумки что-то и протянула ему в доверчиво открытой ладони.

- Подкупить меня вздумала? – зарычал Барбос.

Женщина присела рядом с ним и снова погладила по голове.

- Совсем ты постарел Барбос… - печально сказала она. – Ничего уже не

видишь. Хозяйку свою не узнаешь… - смахнула слезинку, и стала чесать пса за

ухом.

Барбос услышал ее слова, вскочил, стал вилять хвостом, облизывать ей

руки.

- Признал, значит… - радостно воскликнула хозяйка Барбоса, вставая. –

Пойдем в дом Барбос, а то простынешь! Холодно на улице этой осенью… -

сказала она, зябко ежась и кутаясь в плащ. И собиралась уже идти в дом, как

вдруг заметила щенка, – А это у нас кто такой маленький?

Барбос тут же подтолкнул носом щенка вперед, и женщина в плаще его

похвалила. А потом снова присела, только теперь около щенка.

Щенок жалобно заскулил, глядя то на пса, то на женщину.

- Дяденька Барбос, зачем вы меня к ней?

- Она добрая и хорошая. Она может помочь тебе найти твою маму…

Щенок, услышав слова Барбоса, тоже стал ластиться к женщине в

плаще. Она звонко рассмеялась и подхватила его на руки.

- Ой, какой славный! – говорила она и гладила щенка. – Какой

хорошенький! А жить к нам пойдешь?

Щенок навострил ушки и посмотрел вниз на Барбоса. Барбос закивал ему

лохматой мордой, чтоб соглашался. И тогда щенок доверчиво лизнул женщине

руки, соглашаясь пойти к ней пожить. Но сам себе пообещал, что ненадолго.

Женщина приоткрыла деревянную калитку и отошла в сторонку, впуская

сначала Барбоса, а потом и сама вошла, держа на руках полусонного щенка,

разомлевшего в тепле человеческих рук.

- Еще совсем маленький… - вздыхала женщина, – Найденыш.

Щенок сонно зевнул, укладываясь на руках женщины поудобнее. А

Барбос с достоинством старого пса гордо шествовал впереди, щурясь от

слепоты и почти не видя дороги.

Но вот они подошли к домику, женщина наклонилась и достала из-под

коврика маленький ключик. Барбос раздраженно чихнул: ему всегда не

нравилось, что хозяйка доверчиво прячет там ключ, и он часто говорил ей об

этом, но она его не понимала, а слышала только обычный собачий лай.

Немного возни со старым ржавым замком, и они вошли внутрь небогатого

домика со множеством ковриков, всяческих подстилочек и салфеток. На

небольшом столике стояла ваза с полевыми цветами, рядом ваза с фруктами

из собственного сада. Огромные сочные яблоки, переливаясь на свету,

казались приоткрывшему глаза щенку чем-то волшебным. Да и сама женщина

стала казаться ему феей. Как в сказках, которые ему рассказывала его

бабушка на ночь, перед тем, как его увезли из дома чужие люди. Он тяжело

вздохнул грустным воспоминаниям, и снова уснул.

А женщина положила его на старый залатанный диван, укрыла своим

пледом, и отправилась в маленькую кухоньку. Поставила на плиту чайник и

присела у окна. Уж очень ей было одиноко все это время. Одиноко и грустно.

Зато теперь и ей повеселее будет, и Барбосу не так одиноко, и щенок не

замерзнет зимой на улице.

- Что за гадость ты опять притащила в дом? – завопила женщина –

хозяйка дома, входя в комнату. Из-за ее костлявых тонких ножек испуганно

выглядывал щенок.

- Это никакая не гадость, – спокойно улыбнулась женщина, но не хозяйке

дома, а щенку. Щенок вытянул мордочку вперед, чтоб лучше видеть и слышать

свою защитницу.

- Чтоб духу его здесь не было! Я не переношу собачьей шерсти! И этот

старый мусоросборник тоже! – выкрикнула женщина и поспешила уйти,

брезгливо скорчив рожицу.

Щенок несмело подошел к хозяйке Барбоса и уткнулся носом в ее

обессилено повисшую руку. Глянул доверчиво в глаза. И сел рядом, у ее ног.

- Все-то ты понимаешь… - улыбнулась женщина грустно, – Все

понимаешь…

Щенок завилял хвостом.

«Надо же, - думал щенок, – А она и вправду очень добрая… Может быть,

она поможет мне найти маму?».

Он покрутился у ее ног, и вернулся в комнату, вскарабкался на диван и,

подрывая плед носиком, весь скрылся в нем, только хвостик и остался вне

пледа. Барбос тяжело покачал лохматой мордой, и тоже улегся, подле дивана.

Но вдруг вспомнил, что говорил щенку о похожем на него старом псе, и

поспешил из домика своей хозяйки на поиски. Уж очень Барбосу хотелось

помочь маленькому беззащитному щенку. Он тихо подошел к двери, толкнул

ее огромной лапой, высунул на улицу нос потихоньку, а там уж и весь на улице

оказался.

- Бр-р! – встряхнулся пес. – Ну и погодка! А мысли-то как освежает!..

Хотя, что за мысли у старого облезшего пса… - тяжело вздохнул Барбос и

отправился на поиски того самого пса, похожего, по его мнению, на щенка –

Найденыша.

Он обошел много улочек и проулков, прежде чем нашел брошенную

старую собаку, одиноко лежащую у мусорного бака.

Когда-то он был ухоженной домашней Кавказской овчаркой, а теперь

просто дворняга, как все. И никого больше его породистость не интересует, но

другие бездомные псы с уважением и почтением относятся к овчарке. Часто

прислушиваются к советам опытного пса. И на собачьих сходах и судах он

занимает самый важный пост. Как и каждая уважающая себя зрелая собака, за

не гоняется котами: стоит ему только взглянуть в сторону не в меру

надоедливой кошки, как она тут же скрывается из виду. Но все, между тем,

знают, что он добр и доверчив. Ведь именно из-за доверчивости и доброты

оказался на улице, в проулке, с прочими бездомными собаками. Хозяева как-то

отдали его погостить своим друзьям, а он так тосковал за ними, что решил

отправиться на поиски самостоятельно. И уже почти нашел было их, пришел к

своему дому, а там такие больше не живут. Пес из соседнего дома сказал ему,

что хозяева уехали из города насовсем. А он-то верил, когда ему обещали, что

заберут через неделю-другую…

Но вот Барбос отвлек пса от грустных воспоминаний, негромко кашляя и

подходя поближе, почти утыкаясь носом в морду овчарки.

- Вы меня простите, пожалуйста… - осторожно начал Барбос.

- М-да… – разомкнул веки старый пес, и сонно глянул на Барбоса.

- Тут вот какое дело, – уже более уверенно сказал Барбос и присел

поближе к полусонному псу, чтоб их разговор никто не услышал, – щенок один

появился в наших краях…

- Что за щенок? – спросил старый пес, оживляясь немного, и надеясь на

пусть маленькое, но приключение.

- Говорит, заблудился, – доверительно сообщил Барбос, наклоняясь еще

ниже.

Старый пес неуютно отодвинул морду. Барбос отступил на шаг, не желая

смущать пса, у которого собирался просить помощи.

- Заблудился… - медленно произнес пес, очевидно, обдумывая

услышанное. Барбос устало прикрыл веки, совершенно обессиленный

поисками старого мудрого пса.

- Давно? – вдруг спросил пес задумчиво.

Барбос приоткрыл один глаз, поводил им кругом, размышляя, и снова

закрыл.

- В наших краях он недавно, а заблудился, скорее всего, давно.

Овчарка опустила морду.

- Нет, я за это дело не возьмусь. Следы утеряны… - разочарованно

сказал пес.

Барбос так удивился, что резко открыл глаза и даже позволил себе

обратиться на «ты» к столь уважаемому псу. Хоть он и знал, что к тем, кто

старше или малознаком полагается обращаться только на «Вы».

- Как это так «не возьмусь»?! Да что ты себе думаешь!.. Малышей нельзя

оставлять в беде! У каждого должна быть мама!

Только кричал Барбос совсем не потому, что рассердился, а потому, что

обратиться за помощью ему больше не к кому, а помочь щенку очень хотелось.

И пес этот был его единственной надеждой.

Пес встрепенулся, но промолчал, а Барбос продолжил:

- Я понимаю, ты в себе не уверен сейчас, давно ничего подобного не

было, и может быть чутье твое ослабло, но только… Только я подумал, что к

кому же мне идти и где искать помощи, если даже такой мудрый и опытный

пес, как ты, не может с этим справиться? Но, подумай сам, кроме тебя, это

никому не под силу!.. – сказал Барбос и с тоской и надеждой посмотрел в глаза

мудрому псу. Пес пристыжено отвел глаза, опуская морду. - Только такой пес,

как ты… - прошептал Барбос немного расстроено, и не спеша поплелся прочь.

Он понимал, конечно, что псу, каким бы мудрым он ни был, трудно решиться

искать родителей щенка после столь долгого отсутствия, так сказать, практики.

И что честь не позволит ему с этим делом не справиться.

Только он отошел всего на несколько шагов, как послышался

оглушительный грохот. Барбос обернулся и увидел опрокинутый мусорный бак

и маленького желтого цыпленка рядом с ним. Очень растерянного цыпленка,

который явно не знал, что ему теперь делать: прятаться или поздороваться со

старшими, как полагается всякому приличному цыпленку.

- Ну-с, молодой человек, - обратился к нему пес, – что вы можете сказать

нам?..

- Я…э-э… - цыпленок растерянно оглядывался на упавший мусорный

бак, будто бы ожидая от него поддержки.

- А знаете ли вы, молодой человек, - присоединился к псу Барбос,

возвращаясь и присаживаясь рядом, – что подслушивать нехорошо?..

– Ну-у… Я что-то об этом слышал у себя во дворе, когда хозяйка ругала

хозяина… - честно признался цыпленок. И глянул на взрослых собак, грозно

глядящих на него. Но тут старый пес рассмеялся добродушно, а Барбос

покачал головой, улыбаясь.

- Да-а… - протянул Барбос. – Только не говори, что и ты заблудился… -

шутливо предостерег он цыпленка. Цыпленок заметно расслабился и вздохнул

с облегчением. Даже позволил себе небрежно облокотиться об упавший

мусорный бак, отчего тот пошатнулся и покатился прочь по улице. Цыпленок

растерянно оглянулся на бак, потом посмотрел на псов, и, склоняя голову, стал

теребить какой-то маленький мешочек. Как раз в этот момент кто-то в мешочке

зашевелился и отчаянно завопил:

- Да выпусти же ты меня отсюда! Задохнусь же! Эй!.. Эй, мы что не одни,

что ли?! – испуганно пропищал кто-то в этом мешочке.

- А это еще кто?! – удивленно спросил Барбос.

Старый пес выжидательно приподнял одну бровь.

- Ну и, молодой человек?..

- Н-ну, это…

- Да я это, я! – донеслось из мешочка. – Эй, ребята, а что происходит? Вы

кто?..

- Ну-ка, открывай мешочек! – скомандовал пес, и цыпленок послушно

открыл малюсенький мешочек, в котором мог поместиться только… комар.

Который, собственно и показался из мешка. Правда, ни пес, ни Барбос и не

разглядели его. А комар сначала извлек недовольно из мешка одну лапку,

потом вторую, а потом и мордашку с комариным своим длинным носиком.

- А че тут ваще происходит? – заправски поинтересовался комар, весь

показываясь из мешка.

Цыпленок что-то простонал, стыдясь комара.

- Не, а че я такого спросил?! – искренне недоумевал комар, оглядываясь

по сторонам и пытаясь определить, где они находятся. – Ну! Ну, че я говорил!

Заблудились же!..

- О, нет… - в один голос простонали взрослые псы, глядя на комара.

- Сиди там, – сказал цыпленок, и попытался лапкой засунуть комара

опять в мешочек.

- Сам там сиди! – возмутился комар, выползая из мешка. – Я уже от

голода пухнуть начал, а там бутербродами пахнет!.. – тут комар громко чихнул

и добавил, – и пылью…

Окончательно выбравшись из мешка, он взлетел вверх, стукнулся о лапку

цыпленка, и с каким-то нелепым возгласом негодования уселся на другой

мусорный бак.

– Ну, вот он я! Весь тута!.. – с забавной гордостью объявил комар так,

будто являлся кинозвездой или известным певцом. – А этот цыпленок

непутевый – друг мой… - сказал он, обиженно кивая в сторону цыпленка.

Его желтенький пушистый друг пристыжено опустил голову.

- Ну, ты же сам сказал, спрячь меня… - стал виновато оправдываться

цыпленок.

- Да! Да, я сказал! Но так это ж не значит, что надо меня в мешок

запихнуть, как сардельку какую-то на пикничок!.. – разобижено надулся комар,

скрещивая на груди маленькие лапки.

- Так я же…

- Так, стоп! – решительно прекратил препирательства старый пес,

порядком утомленный бесполезным шумом, который затеял комар.

И все повернулись к нему.

- Стоп, – повторил он. – Давайте по порядку… Кто такие? Откуда? Зачем?

- Ну-у, дяденька… - протянул комар. – Много будешь знать, плохо будешь

спать… - достал из еще более маленького кармана, чем он сам,

солнцезащитные очки, протер их своей футболкой и надел. – Но если тебя так

мучает, расскажу… Я крут, я очень крут… А этот шалопай со мной – мой друг…

Мы тут ходили, гуляли… А потом я так подумал, и мы решили: а чего бы не

заглянуть в этот маленький миленький городишко!.. Правда, мысль неплохая?..

Цыпленок совсем пал духом, сел на землю и стал тщательно складывать

мешочек, в котором прятал комара, вполуха слушая его бесстыдное вранье.

- А теперь по порядку, и правду! – сказал Барбос, подходя поближе к

комару. – Как зовут?

- Меня - Комарик. А его… - комар усмехнулся. – Ой, да пусть сам скажет!

– махнул он лапой в сторону цыпленка.

Тогда Барбос подошел к цыпленку. Но цыпленок не заметил, напевая что-

то и продолжая складывать мешочек.

Барбос прокашлялся и повторил вопрос. Отчего цыпленок испуганно

вскочил и забился в угол.

- Нет, так дело не пойдет! – возмутился Барбос. – Никто не собирается

тебе вредить! Так что, успокойся, и расскажи нам правду. Возможно, мы

сможем помочь вам. А я так полагаю, не смотря на браваду твоего друга,

помощь вам нужна…

Цыпленок, обнадеженный словами Барбоса, немного успокоился и даже

отошел от стены, в которую испуганно вжался.

- Меня никак не зовут, - грустно сказал цыпленок. – Вернее, нет, меня

цып-цып-цып зовут… А только имени мне никто не давал… - цыпленок

всхлипнул, а комар «подлил масла в огонь»:

- Пф! Потому, что будущему грилю совершенно не обязательно иметь

имя!..

- Если кто-то сейчас же не замолчит, я этому кому-то надеру уши, – тихо,

но грозно сказал пес, и сочувствующе посмотрел на цыпленка. – Продолжай.

Цыпленок благодарно кивнул:

- Только Комарик прав… Я жил в большом-большом домике, который

люди называли курятником, а моя мама-курица - золотой клеткой. Нас было

очень много. Сначала… А потом, когда хозяина прогнали с фермы, где он

работал, мои друзья и мамины подружки стали пропадать. И мама почему-то

стала беспокоиться обо мне очень. А однажды утром она разбудила меня и

велела собираться и уходить. И идти сначала прямо, потом налево… - тут

цыпленок оживленно стал искать что-то в кармашках своего голубенького

комбинезоньчика. – Вот, я даже записал, – сказал он, протягивая Барбосу

бумажку с какой непонятной схемой, состоящей из точек, запятых и стрелочек

разного размера.

Пес кивнул, слушая цыпленка.

- И вот я пошел по дороге, как велела мне мама… Вот…

- Так, теперь что-то более или менее понятно, – подытожил пес. – Ну, а

этот откуда взялся? – спросил он, кивком головы указывая на комара.

- Эй! – возмутился комар. – Я никакой не «этот»! У меня-то как раз имя

есть!

- Вот что, - обратился пес к цыпленку. – Мы тебя будем Цып-цыпом

называть, а ты к нам можешь обращаться, если что. Меня Генерал зовут, а его

- Барбос.

Цыпленок радостно бросился к Генералу, желая благодарно обнять его,

но выше ног не достал и стал растерянно оглядываться. Тогда Генерал

опустил морду, и Цып-цып со всей силы схватился за нос овчарки, обнимая.

- Задушишь же… - пробубнил Генерал, пытаясь высвободить нос из

пламенных объятий благодарного цыпленка.

- Извините… - пропищал цыпленок, отпуская овчарку.

Генерал, встряхнулся, вставая. Комарик спустил очки на нос: то ли, чтобы

выглядеть круче, то ли, чтобы лучше видеть происходящее, будучи весьма

любопытным созданием. Барбос подошел к Генералу, ожидая распоряжений.

Он понял, что теперь, ощущая за всех ответственность, пес не сможет отказать

и поможет найти родителей щенка. И был очень благодарен за это цыпленку,

ведь в какой-то степени это именно его заслуга. Понимал это и сам Генерал, и

тоже был цыпленку благодарен.

А маленький цыпленок просто рад, что теперь у него не только имя

появилось, но и новые надежные друзья. Он застенчиво сунул лапки в

кармашки. Комарик же, наоборот, был недоволен: ведь теперь «крут» был

вовсе не он.

- Вношу предложение, - объявил Барбос. – А пойдемте-ка ко мне, чаю

попьем, перекусим что-нибудь… - сказал он, тайком поглядывая на Комарика,

на которого и была рассчитана соблазнительная речь Барбоса.

Комарик, как и ожидалась, сглотнул слюну, но вслух ничего не сказал. Уж

больно упрямый.

- У хозяюшки моей и варенье для такого случая припасено. А там и

подумаем, как щенку и цыпленку помочь, – сказал Барбос и, не дожидаясь

ничьих ответов, пошел по дороге к дому. Цыпленок посмотрел сначала на

удаляющегося Барбоса, потом на Генерала, а потом и на Комарика, который

не двинулся с места, ожидая, очевидно, особого, личного приглашения. А

затем Цып-цып несмело шагнул вслед за Барбосом. Во-первых, потому, что

был голоден, во-вторых, потому что рядом с ним чувствовал себя в

безопасности, и в-третьих, потому что замерз.

Следом отправился и Генерал. Сам себя убеждая, что причина его

согласия пойти в гости к Барбосу только в разработке плана спасения щенка и

цыпленка.

Вот тут и комар спохватился.

- Эй-эй! – завопил он испуганно. – Вы это куда?! – и ринулся следом за

удаляющимися Барбосом, Генералом и Цып-Цыпом. Барбос и Генерал, не

оборачиваясь, довольно улыбнулись. Кто-то же должен был проучить

маленького зазнайку.

- Эй! Да что ж это такое творится?! – возмущался комар, едва поспевая

за остальными.

- Нужно соблюдать конспирацию, – сказал шествующий впереди всех

Барбос.

- Кон… кон.. Чего соблюдать? – завопил комар, пытаясь догнать

Генерала.

- Конспирацию, – не оборачиваясь, повторил Генерал. – Да, ты прав, –

поддержал он Барбоса, – новеньких нужно держать втайне. Но где мы можем

их спрятать?

- М-м… Это и впрямь проблемка…

- Спрятать?! Спрятать?! Ну, нет! Еще раз я этого не переживу! - снова

возмутился комар и, догнав наконец-то Генерала, уселся ему на ухо. Вздохнув

с облегчением, стал взбивать шерсть старой овчарки, чтобы устроиться

поудобнее.

- Есть у кого-нибудь предложения? – на всякий случай спросил Барбос,

не надеясь на ответ.

- Дяденька, мы ж не местные… - нагло заявил Комарик, укладываясь на

бочок и подкладывая под голову лапку. Барбос только головой покачал, но с

нравоучениями решил повременить, оставив их на потом.

- Генерал, их никто не должен видеть, – продолжил Барбос. – Возможно,

им грозит опасность… Мы ведь ничего толком не знаем.

К этому моменту они подошли вплотную к небольшой цветочной полянке.

- Вот это да-а!.. – восхищенно прошептал Цып-цып, глядя на

разнообразие цветов: желтые ромашки, голубые колокольчики…

- Ничего так клумбочка… - «заценил» комар, приподнимаясь на ухе

Генерала, чтобы рассмотреть предмет восхищения цыпленка.

- Клумбочка?! – до этого момента Генерал был более чем снисходителен

к маленькому зазнайке, но теперь собирался вплотную заняться его

воспитанием, в котором обнаруживались с каждой минутой все новые и новые

пробелы. – Ну вот что, молодой человек… - сказал он и встряхнул головой так,

что Комарик едва успел «эвакуироваться». И приземлился он на один из

благоухающих цветов, о котором несколько секунд назад так

пренебрежительно отзывался.

- Ну, все, я разозлился!.. – заявил комар, и стал закатывать манжеты

рукавов, как вдруг заметил на соседнем цветке цветную бабочку красы

неописуемой. Комарик даже присвистнул. Генерал обернулся, но ничего не

заметил и продолжил путь. А Комарик достал свое карманное зеркальце,

расчесочку, и какой-то маленький флакончик с гелем. Стал зачесывать волосы

то в одну сторону, то в другую. А под конец просто зализал их все назад без

пробора, еще раз взглянул в зеркальце и крикнул Барбосу:

- Вы не ждите меня! Я вас сам найду!

Бабочка мельком взглянула на самовлюбленного Комарика и упорхнула,

посмеиваясь над ним украдкой. Комарик обернулся, а бабочки уж и след

простыл. Она спряталась за соседним цветком и подглядывала за ним. Вскоре

к ней и ее подружка присоединилась. Комарик растерянно оглянулся и, нигде

не найдя бабочку, снова бросился вдогонку за собаками и цыпленком.

- И это у вас дружбой называется!?

- Ты же сам просил тебя не ждать… - невозмутимо ответил ему Генерал.

- Хи-хи-хи-хи-хи! – послышалось откуда-то из цветочных зарослей, и

Комарик на мгновение замер в воздухе. Прислушался, но ничего не услышав,

полетел дальше.

- Тише ты! – сказала одна бабочка другой, и потянула ее за руку к

другому цветку.

- Кто это? Кто это? – щебетала ее подружка, едва поспевая за бабочкой и

оглядываясь на каждом шагу.

- Потом. Потом расскажу тебе… - шепнула бабочка, и они скрылись из

виду.

- Я тут такую девушку встретил!.. – мечтал комар с прикрытыми глазами,

снова сидя на ухе Генерала.

- Девушку?! Насколько я знаю, комарам не нравятся люди…

- Много ты понимаешь! – взбунтовался комар. – Такая бабочка…

- Так девушка или бабочка?..

Комарик обиженно надул губки, и замолчал:

- Все! Больше ничего не скажу! – заявил он. – Просить будете, а не

скажу!..

Некоторое время все молчали. И тут комар разошелся:

- А что, никому не интересно, какая она?! Да бросьте вы! Вы ж от

любопытства уже слюной изошли! Ни за что не поверю, что вам не

интересно!..

Все по-прежнему молчали.

- Да?.. Ну, да… Ну, ладно… - вздохнул комар, окончательно повесив

носик.

- Ну, и какая она? – спросил Барбос.

- Вот! – победно вскричал комар – Я же говорил, что интересно! Она

такая!.. А я вам не скажу, какая!..

Наконец поляна окончилась, чему очень огорчился Цып-цып, и они

пошли по проселочной дороге. Домик Барбоса был уже неплохо виден, когда с

ними поравнялся петух, совершающий ежеутреннюю пробежку.

- Чужие! Чужие! – завопил петух, не останавливаясь, делая на бегу какие-

то нелепые физкультдвижения.

- Еще одна отбивная… - простонал комар, прикрывая глаза ладошкой.

Генерал недовольно прокашлялся. А Барбос резко остановился.

- Это государственная тайна, – попытался он объяснить петуху.

- А-а.. – понимающе кивнул петух, сбавляя темп бега, и снова завопил, –

Чужие – это государственная тайна!

- Отбивная, говоришь?.. – негромко сказал Генерал, и, проходя мимо

визжащего петуха, стукнул его лапой по голове. Петух притих, останавливаясь.

А потом завопил с новой силой:

- Убивают!

Какая-то женщина, выйдя на шум, бросила в петуха старый башмак и,

громко хлопнув дверью, скрылась в доме.

Петух замолчал. Будто бы задумался. А уже в следующую секунду

развернулся и побежал в другую сторону, как и не встречал их на пути.

-Вот, что значит сила… - восхитился Комарик, взлетел и стал

раскланиваться в воздухе перед Генералом. А вот Генералу совсем не

понравилось, что его так легко вывел из себя крик несчастного петуха.

- Запомни, - сказал он восхищенному комару, – Применение силы –

крайняя мера. И любую проблему нужно пытаться решить с помощью беседы.

- Ну, да-да! – закивал комар головой. – Совершенно крайняя! Но он так

достал… - простонал он, изображая усталость, и вновь взгромоздился на ухо

Генерала.

- Все, что применяется к одному, применимо и к другому… - задумчиво

сказал старый пес, приостанавливаясь.

- Молчу-молчу! – спешно ответил Комарик, и действительно замолчал. На

время.

Потому, что вскоре они подошли к забору, ограждающему дом хозяйки

Барбоса от посторонних, любопытных глаз, и Комарик пропищал:

- Как можно жить в такой халупе? – а когда осмотрелся и понял, что они

пришли, завопил, – Только не говорите, что мы уже пришли! Вон тот домишка

ничего так, и вон тот… - тараторил он, указывая лапкой на особняки. – Но

этот… Не-ет…

- Да, – твердо сказал Барбос, пресекая дальнейшие причитания комара,

и толкнул ветхую деревянную калитку лапой. – Прошу, – сказал он, пропуская

вперед гостей, как всякий вежливый пес.

Цыпленок безропотно прошмыгнул во двор, Генерал важно

прошествовал, кивая, а комар на его ухе прослезился, глядя на то, как могут

жить люди.

Дверь в дом оказалась заперта. Барбос нахмурился, не найдя ключа под

ковриком:

- Странно… - присел под дверью, намереваясь ожидать прихода хозяйки.

Комар вытянулся во весь свой рост, продолжая восседать на ухе пса, и

стал осматриваться, скептически скрестив лапки на груди.

Генерал же последовал примеру Барбоса, усаживаясь у ступенек, вполне

готовый к терпеливому ожиданию.

Цып-цып примостился рядом с собаками и, тяжело вздохнув, совершенно

замерзший, тихонько вздрагивал от холода в молчаливом ожидании.

- Я думаю, необходимо создать временный штаб для поиска родителей

щенка… - заговорил Генерал.

- Скавуль.. - послышалось из-за дверей. Это щенок, приставив ухо к

двери, услышал, что о нем говорят, и стал подавать сигналы. Но никто, кроме

комара, его не услышал.

- Э-э… - попытался сказать им комар о щенке.

- Да помолчи ты! – отмахнулся от него Барбос, порядком уставший от

бессмысленной болтовни. – Совершенно согласен, – ответил он Генералу.

- В таком случае, нам с вами необходимо будет навестить нескольких

моих бывших коллег. Путь, правда, предстоит неблизкий, но необходимый…

- Скавуль…

«Шкряб», «шкряб».

- Послушайте… - снова попытался комар, навостряя ушки.

- Не до тебя, – бросил ему Генерал. – Так вот, - продолжил он, – В моем,

а значит, и в твоем распоряжении лейтенант Гав и рядовой Брысь. Когда-то мы

были одной командой…

- Гк-хм!.. – прокашлялся комар, пытаясь привлечь к себе внимание.

- Да что ж ты надоедливый такой! Кыш! – встряхнулся Генерал, и Комарик

отлетел, приземляясь на старую лавочку неподалеку.

Щенок с той стороны двери устало сел, расстроенно опуская хвостик.

Придвигая ушко к двери, чтоб лучше слышать, склонил мордашку набок. И в

качестве последней попытки заскулил. Цып-цып на этот раз тоже услышал что-

то.

- Дяденьки взрослые… - робко встрял он в разговор больших собак.

- Да? – снисходительно повернулся к нему Генерал.

- Комарик…

- И слышать о нем не желаем! – возмутился Барбос.

- Н-но…

- Генерал, я думаю, надо искать способ открыть дверь, иначе мы все

окончательно промерзнем, и нас не спасет даже чай с вареньем…

- Ты прав, – поддержал его старый пес.

Комарик недовольно скорчил рожицу. Последние пять минут он смотрел

на открытое окно, но теперь решительно не собирался им на него указывать.

Оба пса задумчиво чесали уши в поисках решения. А комар

удовлетворенно наблюдал за ними, ощущая преимущество и расслабленно

разлегшись на скамейке. И тут Барбос, совсем как в прошлый раз, спросил на

всякий случай:

- Может, у кого-нибудь есть идеи?

Комарик немного воспрял духом, но Барбос добавил:

- Кроме Комарика.

- Ну, и пожалуйста! – буркнул Комарик обиженно. – Тогда я никому

никогда не скажу про открытое окно и про то, что в доме кто-то скавчит и

скребется…

- Что ж ты раньше молчал!? – единогласно вскрикнули псы.

- А кто меня слушал?.. – равнодушно поинтересовался комар,

отворачиваясь.

- Показывай окно! – скомандовал Генерал.

- А что это вы раскомандовались?! Я вам, между прочим, не лейтенант

Гав! И даже не этот ваш рядовой…

Генерал зарычал.

- Я уважения хочу… - протянул Комарик, усаживаясь поудобнее.

- Где окно?

- А уважение?

- Уважаемый комар, - процедил сквозь зубы Генерал, – не будете ли вы

столь любезны показать нам открытое окно?

- Плохо слышу вас… - заупрямился комар.

- Никто не слушает того, кто слишком много говорит. Так что, не

удивительно, что мы не слушали тебя, - ответил Генерал. – А те, кто слишком

сильно себя любит, не получают любви окружающих. Так что…

Тем временем Барбос осмотрелся по сторонам и увидел открытое окно.

Подал знак Генералу, и они направились к возможному входу в дом. Комарик,

сидя с закрытыми глазами, этого не увидел. А когда открыл глаза и понял, что

и без его помощи справились, расплакался. К нему подошел Цып-цып, и стал

успокаивать, взгромоздясь на скамейку рядом с комаром, и поглаживая его по

спине.

- Все не так уж и плохо… - говорил цыпленок.

- Это тебе все равно, а я без уважения чахну… - хныкал комар.

- Я понимаю…

- Да ничего ты не понимаешь! Маленькому мало, а я большой, мне и

надо много!..

Цыпленок ни с чем не спорил и только соглашался, кивая головой.

Но про себя подумал, что он все-таки больше комара.

- Ты вон даже спорить со мной боишься! – шумел комар.

А цыпленок все кивал головой, не желая спорить с другом, когда ему

тяжело. Ведь когда другу нужна поддержка, собственные интересы и мнения

могут подождать.

- Эй, спорщик! – окликнул его Барбос. – У нас тут окно закрылось от

ветра… Помог бы…

- А чем я, такой маленький, могу помочь вам, большим псам? – грустно

спросил Комарик.

Цыпленок только удивленно пожал плечами, но и тут промолчал.

- Значит, будем мерзнуть до прихода моей хозяйки, – смиренно

согласился Барбос, и они с Генералом вернулись к двери.

Когда приехала Анна, хозяйка Барбоса, то застала довольно странную

картину: перед ее маленьким домом лежал ее верный Барбос, еще какой-то

огромный пес, а рядом маленький желтый цыпленок, вокруг которого летал,

непрестанно жужжа, комар. Она часто поморгала, чтобы удостовериться, что

все это ей не показалось. А потом несмело позвала свою собаку по имени:

- Барбос… Барбос, замерз небось… - она присела рядом со спящей

собакой, стала гладить его по спине.

Барбос сонно причмокнул, решив, что это сон.

Комар, не выдержав, закричал над ухом Генерала:

- Подъем! Войска грабють и танки на металлолом вывозят! Замерз я уж!

А вы все спите!

Генерал приоткрыл один глаз, и сонно пробубнил:

- А ты расслабься, расслабленному не так холодно. Или ты хочешь, чтоб

я тебе сказочку на ночь рассказал?. Или двигайся больше, чтоб не замерзать,

– и снова закрыл глаз. А потом резко открыл, и уставился на Анну.

- Барбос, подъем! – закричал Генерал. Барбос спросонья открыл глаза и

лениво завилял хвостом. Совсем как в старые добрые времена в огромном

доме у камина.

- Ну, надо же!.. Дошло… – съязвил комар. – Вроде овчарка, а доходит, как

до жирафа… - он взлетел повыше и сел без опасений на Анино плечо. – Ну-с,

девушка, знакомиться, думаю, будем потом, а щ-щаз очень чаю хочется…

Анна встала, достала из маленькой сумочки ключ, и открыла дверь. Под

дверью с той стороны, свернувшись калачиком, дремал щенок.

- Ну, мам, еще чуть-чуть… - промурчал он, загребая во сне воздух лапкой.

- Крошка… - шепнула хозяйка Барбоса, поднимая Найденыша с пола и

укладывая на свой диван. И отправилась на кухню ставить чайник на плиту.

Комар ошарашено глядел ей вслед:

- Она понимает! Нет, она определенно понимает нас! – изумился он.

- Нет, – сказал Барбос, проходя мимо него на кухню, – просто людям тоже

холодно бывает.

Комар почесал затылок и промямлил:

- Да, я че-то в этом роде и подумал сразу…

Генерал, уже в который раз удивляясь комару, покачал головой и уселся

рядом с диваном. Он был приятно удивлен тем, что человек так спокойно

пустил в свой дом совершенно чужую собаку и оценил степень ее доверия

Барбосу. Значит, и он сам может ему доверять.

Цыпленок вошел и сразу бросился под диван, чтоб, если передумают и

выгонять станут, не сразу нашли. Шмыгнул под диван, и наткнулся на что-то

мягкое.

- Ой! Ой-ой-ой! – выбежал он, и пугливо прижался к Генералу.

- Ну, че там у тебя опять? – небрежно спросил Комар, и нырнул под

кровать, чтоб посмотреть, что так испугало цыпленка.

- Ой! – тоже крикнул он, и мигом выскочил из-под дивана.

Генерал сунул под кровать нос и, когда глаза привыкли к темноте,

разглядел там двух плюшевых медведей, которых отправили под кровать, с

глаз долой, очевидно, пытаясь забыть о чем-то, что они напоминали.

Тут Анна вернулась с чистой крышечкой от майонеза, наполненной

крошками хлеба и зернами, и поставила, наклоняясь, ее прямо перед

цыпленком. И без того большие глаза Цып-цыпа от удивления достигли

неимоверных размеров. Следом за хозяйкой явился и сам Барбос, и сел у ее

ног.

- Кого же ты привел?.. – спросила Анна, рассеянно поглаживая собаку и

глядя в пустоту.

- В-вав! В-вау! У-у!..

- Замерз… Ну пусть у нас поживут пока. Вместе веселее будет… -

улыбнулась она, и стала греть ему лапы, растирая их.

- Вот это женщина! – удивленно восхитился комар.

- Что ты там про бабочку свою рассказывал? – напомнил ему Генерал

недавний инцидент.

- А я что?! Я ничего! Да и где теперь бабочка?.. – загрустил комар и

уселся на «кормушку» цыпленка.

- Ты б еще ноги ему в тарелку опустил! – возмутился Генерал, и Комарик

улетел прочь.

- Комарик! – позвал его Генерал – Комарик?.. Хм, ну дело барское:

замерзнет, прилетит…

Цыпленок, на секунду отвлекшись от трапезы, тоскливо посмотрел вверх,

словно простившись с комаром, и уселся на лапу Барбоса. А вскоре сытый, в

тепле, разомлел и уснул, тихонько посапывая.

- Странно… - подумала Анна вслух. – Странное что-то происходить

стало.

Села в кресло поудобнее, укрылась старым пледом и тоже задремала.

Барбос положил морду ей на колени и уснул сидя. А Генерал примостился на

коврике у кресла. Но ему не спалось. Он все думал, где искать теперь

лейтенанта и рядового, куда и зачем улетел комар, и смогут ли они найти

родителей Найденыша.

Спустя два дня все они окончательно обосновались в домике Анны. Она

кормила их, поила, грела в холод, одиноко читала вслух, справедливо считая,

что они все понимают. Но в один из таких дней их идиллия была нарушена.

- Это что еще такое?! – закричала женщина с порога, глядя на зверей,

лежащих рядом с креслом, в котором уютно устроилась Анна с книгой в руках.

Анна неловко заерзала. А Генерал зарычал на пришедшую. Женщина

быстренько отскочила к двери на своих тоненьких костлявых ножках и, уперев

руки в бока, сузив глаза до едва заметных щелочек, сказала:

- Чтоб духу твоего и этого зверинца завтра же не было в моем доме! Ищи

себе другое жилье. А я тебе дом сдавать больше не буду! – сказала, и вышла,

хлопнув дверью.

Барбос моргнул, Генерал повесил морду, а Анечка и вовсе расплакалась.

Что-то запищал цыпленок, а обе большие собаки и щенок стали

ластиться к ней.

- Ничего, - всхлипнула Аня, – все переживем как-нибудь… Одна беда:

зима уж на носу…

Барбос отозвал Генерала в сторонку, и зашептал ему быстренько на ухо:

- До завтра успеем! Пойдем!

Генерал, ничего не спрашивая, последовал за Барбосом. Анна удивленно

глядела им вслед, не в силах понять происходящее.

- Во-первых, - пояснил Барбос, как только они оказались на улице, – мы

собирались найти рядового и лейтенанта. – Генерал кивнул, – А во-вторых, -

продолжил Барбос, – я знаю, что нужно делать, чтобы нам всем было, где

жить…

- Эй, а вы куда это намылились!? – пропищал совсем рядом знакомый

голосок. – Я тут, значит, из кожи вон лезу, невесту свою ищу только, чтоб вас

познакомить с ней, а вы, значит, слинять решили, да?…

Генерал прислушался и, сообразив, откуда звук, повернулся к клумбе.

Там, на огромной хризантеме сидел Комарик и его невеста-бабочка.

- Можете познакомиться: Красавица. Смело вас с ней знакомлю,

ревновать не буду, я в себе и в ней уверен…

Генерал пригляделся повнимательнее: бабочка оказалась и впрямь

красавицей.

- Счастья тебе… - сказал он. – И вам, леди…

Бабочка присела в реверансе, и благодарно кивнула, зардевшись от

удовольствия.

- Ты уж прости, Комарик, но мы спешим, – сказал Генерал, и продолжил

путь.

Комарик расстроено глядел им вслед, держа бабочку за руку.

- Ничего не понимаю…

Бабочка грустно вздохнула и потянула Комарика в дом.

- Так что же у тебя за план? – продолжил Генерал прерванную комаром

беседу.

- Я нашел фото и адрес того человека, который любит мою хозяйку. Вот к

нему и пойдем, – ответил Барбос, доставая из кармана свитера потертую

фотографию.

- А что дальше? Скажем, так мол и так, жить нам негде… А он лай наш

послушает и не поймет ничего…

- Э, нет… Хозяйка моя упрямая, сама мириться не станет и про беду

свою никому не скажет. Она ведь с ним приехала сюда. А потом они

поссорились, но домой она не вернулась…

- Тем более, как тогда?..

- А мы ему ее фотографию подбросим, и всячески, – тут он из того же

кармана достал и ее фотографию, – ему напоминать про нее будем…

- План-то хорош, один в нем недостаток: у нас нет времени. А он может

долго наши подсказки разгадывать.

Барбос попритих, но от идеи не отказался.

- Вы не подскажете, где здесь дом два? – спросил он у проходящего мимо

котенка, когда они добрались до города и нашли нужную улицу.

- А вы идите прямо, и увидите… - ответил котенок, и не спеша пошел

прочь.

- Вот, дом два, – сказал Барбос, глядя на небольшой аккуратный домик, и

сверяя адрес.

- Что дальше?

- Бросим фото в ящик, – уверенно ответил Барбос.

- Погоди-ка... – остановил его Генерал. Встал на задние лапы, и носом

открыл почтовый ящик. – Нет, не подходит, – сказал он. – Тут ящик

переполненный, значит, почту он не проверяет. А, может, он и не живет здесь

вовсе. Может такое быть?

- Может… - расстроился Барбос, сел у калитки.

Когда Генерал опускался, нечаянно задел кнопку звонка и не заметил

этого. Он сел рядом с Барбосом. Сидят, синхронно машут хвостами.

Вдруг послышались шаги. Барбос приободрился:

- Ну, вот, а ты говорил, не живет никто!

- Это ж версия только… – стал оправдываться Генерал, и сам себе таким

поведением напомнил Комарика.

Железная калитка приоткрылась ровно на столько, чтоб видеть, кто

пришел, и выглянул мужчина. Барбос глянул на него, и сразу вспомнил.

Заскулил. И мужчина его тоже узнал. Присел, поздоровался с ним.

- Дай, - говорит, – лапу. Здорово! Давненько мы не виделись с тобой! Да и

с Анечкой… - печально опустил веки мужчина.

Барбос обернулся к Генералу:

- Ну, что я говорил! Все! Триумф!

- А это кто с тобой? – спросил удивленно мужчина, заметив Генерала. –

Породистый… - уважительно произнес он.

Генерал прослезился. Этот мужчина, каким бы он ни был, оказался

первым за долгое время, кто его породистость оценил. И он тоже ему лапу

протянул, поздороваться.

- Да еще и вежливый! – удивился мужчина, пожимая поданную

Генералом лапу. – Жаль, что ты, Барбос, не понимаешь ничего… А я так по

Анечке скучаю… И понял, что не прав был. А прийти теперь как-то… ну, не

могу я…

- Если такой умный, чего же меня за идиота держишь? – буркнул Барбос,

но мужчина его, конечно же, не понял. А Генерал даже и не услышал от

переизбытка чувств.

- Как же мне теперь поступить? – размышлял вслух мужчина.

- Пригласил бы войти, что ль, для начала! – пискнул невесть откуда

взявшийся комар.

- Ты откуда здесь?! – удивился Барбос.

- Ветром занесло! – бросил на ходу Комарик, и прошмыгнул в щелочку во

двор.

Мужчина, вставая и разминая затекшие ноги, посмотрел еще раз на

обеих собак.

«Сейчас или никогда!» – решил Барбос и, виляя хвостом, стал тянуть

мужчину за край рубашки.

- Барбос, ты что творишь! Что-то случилось?

Барбос завилял хвостом.

- Слушай, а он не совсем потерянный! – хихикнул комар. – Надо же!

Думать умеет!..

Барбос еще сильнее потянул мужчину, и рубашка угрожающе затрещала.

- Ну, все-все, я понял. Сейчас соберусь только!.. – сказал мужчина,

высвобождая край рубашки из Барбоскиных зубов.

Барбос послушно сел. Мужчина, уходя, обернулся задумчиво.

- А пойдемте-ка в дом! Ведь наверняка голодные! Надо же, нашел меня…

- С этого бы и начал! – хмыкнул комар, и первым последовал за хозяином

дома.

Барбос с Генералом переглянулись и тоже поспешили за мужчиной, в

дом. Он неспешно насыпал им в какие-то миски кашу с мясом, и стал

собираться.

- А че это он стока барахла набирает?! – удивился Комарик, восседая на

каемке Генераловой тарелки. – Он че, не в курсе, что это мы к нему

переезжаем, а не он?!

- Пока нет, – оторвался Барбос от тарелки. – И я всей душой надеюсь, что

ему никто не скажет, если крылышки дороги…

- Кто?! Я?! Да в жизни я не скажу этому мужчинке, – тут комар стал

громче говорить, – что мы к нему на постоянно переехать собираемся! – и

рассмеялся. – Барбос, не глупи, еще ни один человек не удосужился выучить

хоть один из наших языков!.. Я, кстати, до сих пор частенько за неизвестными

словами в словарь лезу…

- Ох… - вздохнул тяжело Барбос.

- Ну, че опять не так? – нахмурился комар.

- Старею… - грустно сказал Барбос, садясь рядом с миской.

- Че, плохо, да? «Скорую», может, вызвать? – очень искренне засуетился

комар.

- Не смеши мои седые брови! – хмыкнул Барбос. – Какая «скорая»?

- Ну, да, они ж нас не поймут…

- А если и поймут, то обязательно неправильно… - тоже загрустил комар,

– Станут гоняться за нами с мухобойкой… - Комарик жалобно смахнул

слезинку.

- За кем с мухобойкой, а за кем и с веником… - поддержал Генерал их

беседу.

- Нет, с веником за мной еще ни разу не гонялись… - задумался комар. –

Но с мухобойкой было дело. Едва ноги унес. Это ж надо, они не знают, что

комары не кусаются, а только комарихи!..

- Ты, конечно, извини, но как они узнают, комар ты или комариха, ты же

маленький… - аккуратно напомнил ему Барбос.

- Да! Да, я маленький! Так что ж мне теперь, с вывеской летать что ли: «Я

комар. Могу доказать, что не кусаюсь!»?!

- Боюсь, они и вывеску не заметят. Но мне нравится, что ты… добрее

стал, что ли… Это хорошо. Доброта жить помогает.

Так они и сидели, с грустно опущенными головами, когда мужчина вошел

в комнату.

- Что за грустные мордашки? – удивился он.

- Да, что-то мы и впрямь распустились! - пискнул комар, снова смахивая

слезинку, вызванную грустными воспоминаниями.

- Ну, что? В путь? – спросил мужчина, взял со стола ключи от дома. Они

звякнули у него в руках, и воцарилась тишина. – А как же мы с вами в поезде

ехать будем?

- А машина у тебя во дворе на что?! – удивился комар. – Беру свои слова

обратно, товарищ Генерал, вы не жираф. По сравнению с ним-то…

- Правильно! – гавкнул Барбос, и стал подталкивать мужчину к двери, а

потом и к машине.

- Молодец, Барбос! – потрепал он собаку по холке. Комарик поморщился:

- Он че, всерьез думает, что это приятно?..

Мужчина, между тем, открыл дверь машины, пропуская собак на заднее

сидение, и захлопнул ее, перед самым носом комара.

- А я, значит, уже не человек?..

Барбос стал скрести дверцу машины, чтоб мужчина открыл, и когда

дверца вновь отворилась, Комарик влетел в машину и уселся на выступ в

бардачке.

- Ну, вот, теперь все, как надо… - расслабленно произнес комар. – Все в

сборе, можем и поехать…

- Комарик, - позвал его Генерал, – Для тебя есть важное поручение.

- Опять от меня избавляетесь? – подозрительно сощурился комар.

- Правда, важное… Ты должен найти лейтенанта и рядового.

- А че я? Че чуть что, сразу Комарик?

- С этим больше никто не справится, кроме тебя. Мы с Барбосом

слишком приметные, а ты, как раз то, что нужно…

- Да? – комар гордо поднял мордашку, прикрывая глазки в предвкушении

триумфа. – Так, стоп! А где я их искать-то буду?

Генерал порылся в карманах своего старого потрепанного пиджачка, и

выудил оттуда клочок старой бумаги не лучшего качества:

- Это должно быть где-то неподалеку… Адреса, конечно, старые, но ты

все равно туда наведайся. Если они там уже не живут, спроси кого-нибудь, как

давно съехали, куда…

- Что, правда, важное поручение? – Комарик прослезился удивленно. –

Мне?!..

- Ты изменился и заслужил доверие, когда не бросил друзей и

вернулся… Каким бы ни был результат, сообщи нам тут же. Ты знаешь, где нас

искать, – серьезно сказал Генерал.

- Сверим часы? – пискнул комар, глядя на свою лапку.

- Сверим, – «повелся» Генерал, и тоже глянул на свою лапу. – Тьфу ты!

Комарик! Какие часы?!

- Хи-хи-хи-хи! – засмеялся комар, и, беря ценную бумагу с адресами,

вылетел в открытое окно машины.

- Думаешь, справится? – спросил с надеждой Барбос.

- Справится, – уверенно кивнул Генерал, укладываясь на сидении

автомобиля.

Вскоре машина остановилась перед проселочной дорогой, и мужчина

вышел:

- Дальше придется идти пешком, машина по этим колдобинам не поедет.

Тем временем комар, на которого была возложена столь важная миссия,

летал по городу с бумажкой в лапках. Часто останавливался отдышаться,

бумага казалась ему невероятно тяжелой и постоянно тянула его вниз, но он

бережно держал ее в лапках, как собственное счастье. И только к вечеру

следующего дня он нашел ту улицу, которую искал, но слишком устал и

обессилено опустился на бордюр. Мимо бравенько прошествовал котенок.

- Эй, малыш, а где тут дом четырнадцать?

- Где-то здесь… - ответил котенок, проводя лапкой по воздуху.

- Да, спасибо, это существенно облегчило мой поиск… - буркнул Комарик

вслед удаляющемуся котенку.

Комарик посидел немного, пытаясь отдышаться, и стал осматриваться:

- Где-то здесь – это почти точный адрес… - бурчал он, поглядывая в ту

сторону, куда ушел котенок. И тут он заметил небольшой дом с огромной

вывеской «14» на нем.

- Где-то здесь… - повторил комар, и, окрыленный своей находкой,

ринулся к дому. Но у самого дома остановился. – Так, а что я скажу? Как

представлюсь?.. А так и скажу, как есть! – решил комар и влетел в открытую

форточку.

Прямо на полу лежал, распластавшись, невзрачный пес коричневой

окраски. То ли он спал, то ли просто задумался с закрытыми глазами. Комарик

приземлился на подоконник, скептически глядя на собаку:

- И вот из-за этого я столько пролетел?!.. - прошептал он недовольно.

- По какому вопросу? – не размыкая век, спросил пес.

- У-у… А все не так уж и плохо, как говорил цыпленок, что-то в этом псе

такое есть… - и уже громче добавил. – Сер, личный секретарь товарища

Генерала прибыл с поручением разыскать вас и доставить в место дислокации

временного штаба по поиску родителей щенка! – отрапортовал он. – Это я

сказал?! – пропищал удивленно Комарик.

- Это кто сказал? – спросила собака, вставая и пытаясь отыскать глазами

говорившего.

- Лейтенант Гав, это я, Комарик! – понимая, что собаке это ни о чем не

говорит, добавил уныло, – Сижу на подоконнике…

Гав наконец разглядел комара и подошел вплотную к подоконнику.

- От Генерала, говоришь? – он внимательно посмотрел на комара,

обдумывая принесенную новость.

- Так точно! – пискнул комар.

- Что ж, раз есть приказ, надо выполнять, – задумчиво сказал Гав,

отвернулся и направился в противоположный угол большой комнаты.

- Но есть нюанс… - негромко сказал комар. Гав замер. – Надо найти

рядового Брысь. И боюсь, что сам я уже не справлюсь, совершенно нет сил…

- Найдем, – коротко ответил Гав, и стал собираться.

Через час, или около того, они нашли второй, указанный на бумаге,

адрес. Но рядовой Брысь давно уже там не жил.

- Я пойду по левую сторону улицы, а ты по правую. Спрашивай всех, кто

его мог видеть. Встретимся тут же.

- Есть! – пропищал комар, а когда Гав отошел, буркнул. – Блокбастер

прям!..

- Детектив, – поправил его комар-незнакомец.

- Друг, вот ты-то мне и нужен! – обрадовался Комарик, поворачиваясь к

незнакомцу.

- Весь внимание! – ответил ему комар.

- Не видел пса такого, его еще Брысь зовут?

- Видеть, не видел, а слышал, - ответил комар, – что он в рекламе корма

какого-то снимается нынче… Это на следующей улице, – и комар махнул

лапкой, указывая направление.

- Понял. Благодарен, – бросил Комарик, уже удаляясь. - В рекламе?! Ох,

а я-то, прирожденный артист, и прозябаю… - вздохнул Комарик и полетел

дальше.

Рядового Брысь он нашел в павильоне, где действительно шли съемки, и

даже никакой не рекламы, а самого настоящего фильма. Когда объявили

перерыв, Комарик подлетел к единственной на всей площадке собаке, и стал

ему на ухо шептать все то же самое, что и лейтенанту говорил. Пес только

головой махал. А под конец сказал:

- Я работаю, не могу подводить… Мне очень жаль.

- Как это так «жаль»?! Да с меня Генерал голову снимет! Там щенок

пропадает, а тебе жаль?! Ну, это уже хамство прям какое-то! – выпалил комар,

и опять сам себе удивился, – Это я сказал?!

- Сказал-то ты, а работу я бросить не могу, – упрямо повторил Брысь. – У

меня тут люди, график…

- Ну, и ладно! И без тебя обойдемся! – спокойно сказал комар. – Мы себе

спокойненько во втором доме по параллельной улице все сами решим, а ты не

подводи, работай… - и улетел.

Пес посмотрел ему вслед грустно, вспомнив, как Генерал во время

несения службы его обучал, а после при исполнении обязанностей спас от

неминуемой гибели, и сколько общих дел у них было. Оглянулся, потом

посмотрел вслед комару, еще раз оглянулся.

- Нет, нельзя так. Дружба важнее славы и своих интересов! - сбросил с

себя костюм, и помчался вдогонку за комаром.

- Держите его! – кричал режиссер. – Артист убегает! Держите его!..

Но никто не смог догнать рядового Брысь, и вскоре он присоединился к

Комарику и лейтенанту Гав. Втроем они отправились на соседнюю улицу в дом

под номером два и там ожидали приезда Анны.

Тем временем Анна, упрямо поджав губки и сложив на груди руки,

постукивала носочком изношенной туфельки, выслушивая запоздалые

извинения Сергея. У нее на плече, умиленно улыбаясь, слушала их разговор

Красавица. А у Аниных ног восседали оба пса, щенок и маленький желтый

цыпленок. Собственно, все присутствовали. Кроме Комарика.

Через два часа задушевных бесед терпение обеих собак исчерпалось, и

они стали тянуть девушку и мужчину за руки, соединяя их. Бабочка только

вздыхала романтично, обещая никогда не ссориться с Комариком, раз уж они

полюбили друг друга.

И вот уже Анна поддалась на уговоры, и стала собираться.

Первыми в машину забрались собаки. Барбос нес в зубах за ошейник

щенка. За ними ковылял цыпленок.

А мимо пробежал неведомо откуда взявшийся петух.

- Чужие уезжают! Чужие уезжают! – кричал петух.

Генерал, проходя мимо, снова стукнул его лапой, петух замолчал и

побежал в другую сторону.

- А в чем-то Комарик прав… - задумался Генерал, глядя вслед Петуху.

Барбос бережно уложил щенка на сидение, затем помог взобраться в

машину Цып-цыпу, а следом и он сам с Генералом умостились на заднем

сидении.

Комарик в другом конце города мерил шажками подоконник дома под

номер два. И поглядывал на дорогу.

- Не мельтеши! – в который раз сказал ему Гав.

- Я не мельтешу, я думаю, – в который раз ответил ему Комарик.

- Думать можно и стоя на одном месте, – возразил Гав.

- Вот ты так и думай! А мне, чтобы думать, ходить надо! У меня ноги

стимулируют мозг!.. – отмахнулся комар.

- Чего?! – переспросил Брысь.

- Ой, не до тебя сейчас! – отмахнулся Комарик.

И все замолчали. На каждую проезжающую машину Брысь кричал:

- Едут!

А Комарик каждый раз отвечал:

- Нет, не они.

Вот и сейчас Брысь крикнул:

- Едут.

А Комарик, уже даже не глядя на дорогу, ответил:

- Нет, не они.

И тут машина остановилась под самым домом.

Брысь победно констатировал:

- Они.

- Подумаешь, - буркнул комар, – один раз из тысячи ошибся!..

Все они помчались к машине, уже не думая о том, кто прав, а кто не

прав.

- Цып-цып! – закричал комар радостно.

- Комарик! – крикнул цыпленок, и бросился в объятия комара, которому

было не под силу объять цыпленка.

- Товарищ Генерал! – единогласно воскликнули Гав и Брысь, отдавая

честь старому псу.

Только щенок, неловко выбравшись из машины, плюхнулся на асфальт,

одиноко оглядываясь:

- Где же мама?.. – всхлипнул он.

Барбос снова взял его за ошейник и бережно понес в дом. Анна, глядя им

вслед, улыбнулась. За Барбосом вошли в дом и Комарик с цыпленком. Анна

отправилась следом. Сергей прикрыл глаза рукой, представляя, во что

превратится его дом в считанные дни. Но твердо решил все терпеть ради Ани.

Только Генерал, Гав и Брысь в дом входить не стали, решив наконец

приступить к поискам. Барбос вышел пожелать им удачи в поисках, а их уж и

след простыл.

Через несколько дней сыграли свадьбу Комарика и Красавицы. Комарик

безмерно гордился и часто хвастался своей женой. На свадьбе были и мухи, и

комары, и жуки, и бабочки, а сама Красавица была еще краше, чем всегда.

Потому, что счастье и умение делиться с другими добром делает каждого

красивее. И Красавица тоже своим Комариком очень гордилась: ведь он

справился с важным заданием, и стал совсем другим: заботливым и добрым.

Вот только щенок все грустил, часами глядел в окошко, не отрываясь, и

ждал, когда же родители найдут его.

Анечка открыла ветеринарный кабинет, и лечила всех животных, а

Сережа больше не ругал ее за внеурочную работу, и два плюшевых

медвежонка стояли теперь на самом видном месте, как символ их любви и

преданности друг другу.

Барбос терпеливо ожидал новостей. А вот Цып-цып, с каждым днем

подрастая, стал свататься к курице из соседнего двора. Впрочем, она и рада

была его сватовству.

К весне, когда все перестали ждать новостей, за окном раздался громкий

лай.

Щенок запрыгнул на табуретку, поставил лапки на подоконник, и вытянул

мордашку, чтобы видеть, из-за чего шум. Сердечко у него в груди стучало

быстро-быстро. Он краешком глаза увидел…

- Мама! – закричал щенок, виляя хвостиком, – мама пришла! Меня

нашли! Я мамин! – и помчался во двор встречать маму.

Барбос от радости даже прослезился. Анна, будучи в этот момент в

огороде, видела, как две большие собаки с радостным лаем бросились к

подросшему щенку, стали играть, а он ластился к ним.

- Моя мама особенная! – сказал щенок, когда Цып-цып с курицей,

Комарик с Красавицей, Генерал, Гав и Брысь, Барбос и Анечка с Сергеем

вышли поприветствовать его родителей. - Она искала меня, и нашла!

- Вот зачем ты привел в дом щенка! – улыбнулась Аня и погладила

Барбоса по спине. – Знаешь, Сережа, а что если написать словарь

животных?..

- М-м, неплохо… - задумался Сергей.

- Неплохо?! – верещал от радости комар. – Да это же лучшее, что я

слышал за всю свою жизнь!

- Нет! – сказал щенок, – Лучшее – это, что моя мама нашлась!

Спасти Кощея
Следующая сказка
Мэри Поппинс
Предыдущая сказка