Количество колонок
Размер текста
Скачать
Во весь экран

Как Финдус потерялся

Петсон сидел на диване в кухне и решал кроссворд. На коленях у него расположился котенок Финдус.

— Расскажи о том, как я потерялся, — попросил Финдус.

-Что значит потерялся, ты же здесь, — удивился Петсон.

— Да нет же, кода я был маленький.

— Ах вот оно что. Но ты же и так знаешь. Ведь я уже столько раз рассказывал.

— Все равно расскажи.

— Ну что ж, отчего не рассказать, — ответил Петсон, откладывая в сторону кроссворд. – Тебе всю историю целиком или только про то, как ты потерялся?

— Давай всю целиком, — сказал котенок и, довольный, уселся поудобней. –

-Все так всю, — согласился Петсон. –

Вот как это было.

Жил-был старик по имени Петсон. Жил он в своем маленьком домике в деревне, и было у него почти все, что только может пожелать себе старик. Только вот иногда он чувствовал себя одиноко. Разумеется,неподалеку жили соседи, с которыми можно было поболтать, если что, но ведь у них и своих дел хватало.

Еще у Петсона или куры – тоже как-никак компания. Только уж чересчур суетливые эти куры. Могут сорваться прямо посреди разговора – видите ли кто-то нашел червяка или еще что. Говорить с ними о серьезных вещах у Петсона никогда не получалось.

Когда опускалась ночь и куры отправлялись спать, маленький домик частенько казался опустевшим и тихим. В такие минуты уже ничего не могло развеселить старика Петсона.

Как-то раз в гости к Петсону заглянула Беда Андерсон из соседнего дома – просто так, поболтать немного. Она принесла булочки, и Петсон пригласил ее выпить кофе в саду. Но старик все больше молчал, и Беда Андерсон поняла, что он чем-то удручен.

— Невеселый ты какой-то, Петсон, тебе бы жениться, — сказала она.

-Куда уж там, -ответил Петсон, — поздно. Старый я. Привык сам управляться. Хозяйка мне в доме ни к чему. Нет… никто мне не нужен…

— Хотя бы кошку завел.

-Ты права, — пробормотал Петсон и глубоко задумался. – Кошка – зверь непритязательный. Может, и правда завести кошку…

Через неделю Беда Андерсон пришла снова. На этот раз – с картонной коробкой.

— Вот, дружка тебе принесла, -сказала она и протянула коробку Петсону.

— Что это? – спросил Петсон. – Тут написано: «Финдус. Зеленый горошек». Этот горошек пищит.

Петсон открыл коробку, а там на полосатой подстилке сидел котенок.

Он смотрел Петсону прямо в глаза и пищал.

— Привет, Финдус Заленый Горошек, — сказал Петсон, и ощущение у него было такое, будто летним утром подняли жалюзи и комнату залил теплый солнечный свет. –Меня зовут Петсон, а это – моя кухня. Если хочешь, можешь тут жить. Будешь кофе?

— Он не пьет кофе, — ответила Беда Андерсон. – Он любит молоко. Ну и не только молоко, конечно.

— Не только молоко… рассеянно повторил Петсон,совершенно зачарованный котенком.

Он поднял его – котенок поместился у него на ладони. Петсон почесал ему шейку, а Финдус вцепился когтями в его палец и укусил.

— Ой, да он кусается,- улыбнулся Петсон, глядя, как котенок висит у него на пальце.

Тут Петсон обеспокоенно взглянул на старушку Андерсон.

— А он не будет скучать по маме?

— Может, несколько дней и погрустит, но потом забудет. Придется тебе позаботиться о нем, ведь теперь ты будешь его мамой.

— Мамой…- глуповато повторил Петсон, счастливыми глазами глядя на вцепившегося в его палец котенка. – Ай!

Дни стали куда веселее. Дом больше не казался пустым. Финдус обитал в основном на кухне, а когда старику надо было выйти нарубить дров или покататься в огороде, он оставлял котенка внутри и просто закрывал за собой дверь.

— Ну какое-то время он же может побыть один, — рассуждал Петсон. – Кошки вообще самостоятельные животные, это всем известно. Но, пожалуй, пойду-ка я выпью чашечку кофе.

Никогда еще Петсон не пил столько кофе, как в эти дни.

У Петсона появился собеседник, который не убегал, чуть что, восвояси, квохча на ходу. Петсон говорил так, как никогда еще не говорил раньше. Он рассказывал о своем детстве, о коровах, с которыми был знаком, о том, как произрастает картошка, да попросту обо всем, что приходило ему на ум. Жаль только, что Финдус не умел ничего сказать в ответ – он только пищал. Но Петсон думал, что если с котенком все время беседовать, то он, быть может, и научится говорить.

Каждый вечер Петсон читал котенку сказки. Правда, сказками это не очень-то назовешь.Это могла быть заметка в газете о новом комбайне или рассказ о влюбленной медсестре в каком-нибудь журнале, или отрывок о шестеренках и рычагах в одной книжке про изобретения. Однако Финдус тихо сидел на коленях, слушал и смотрел картинки, если было на что смотреть.

В один прекрасный день, когда они сидели на кухне и рассматривали журнал «Круглый год», Финдус шагнул прямо на разворот, остановился посреди страницы и стал разглядывать фотографию клоуна в широких полосатых штанах.

— Хочу такие штаны, — заявил он.

Петсон уставился на него. Это были первые слова котенка.

— Разумеется, — ответил старик.- Я обязательно сошью тебе штаны.

Он улыбнулся и, счастливый, полез за шкатулкой с шитьем.

Ну и кот!

Шли дни, шли недели. Финдус подрос. Теперь он уже носился где угодно и предпочитал это делать самостоятельно. Когда им предстояло преодолеть более длинный путь, скажем до столярки, Финдус забирался Петсону на плечо. Он все время болтал без умолку. Еще недавно пустой и тихий дом теперь был полон суматохи и болтовни.

Каждое утро Петсон просыпался оттого, что Финдус скакал по нему или дергал за нос, или сражался с его большим пальцем на ноге. Петсон почти забыл, что раньше по утрам ему частенько хотелось просто спрятаться с головой под одеяло и и больше никогда не высовываться. От одной только мысли, что он снова буде жить один-одинешенек, ему становилось так грустно, что скоро он совсем перестал думать об этом. Да и чего думать об этом, когда по твоему животу скачет котенок в широченных штанах и вопит: «Петсон, вставай! Давай играть!»

Но однажды утром Петсон проснулся от смутного ощущения – что-то не так. Он сразу узнал эту тишину: так тихо бывало в доме, когда у него еще не было котенка, который будил его по утрам своими прыжками. Петсон мгновенно пришел в себя и вскочил с постели.

— Финдус! Где ты? – прокричал Петсон и кинулся искать под одеялом, под подушкой, под кроватью, в ботинках.

Быстро в прихожую, на кухню!

— Финдус! Ты здесь?

Он кричал и искал повсюду. Даже не обувшись, он помчался в столярку, потом в дровяной сарай и в курятник.

Петсон рванул на себя дверь так, что куры, квохча, разлетелись во все стороны.

— Вы не видели Финдуса?! – задыхаясь, крикнул он.

— Ка-ка-караул! Спасите-помогите! Петсон без штанов! Ка-какой Финдус? – наперебой закудахтали куры.

— Тихо! – гаркнул Петсон, и куры замолчали.

— Финдус потерялся. Он сюда не забегал?

— Ка-ка-ка-кажется, нет, — закудахтала Приллан. – Это ты наши яйца каждый день таскаешь?

Петсон ушел, ничего не ответив. Эти куры порой вообще не понимали, что происходит.

А сам он не понимал, что ровно в эту минуту всего в десяти метрах от него сидел до смерти перепуганный котенок.

Когда Петсон еще спал, Финдус отправился обследовать дом. Под чердачной лестницей он нашел дырку в стене и залез туда. Темноты он вообще не боялся, зато был очень любопытен.

Внутри было довольно темно,но глаза его скоро привыкли. Тут и там сквозь щелки в стене сочился слабый свет, и этого было вполне достаточно, чтобы хоть что-то разглядеть.

Это был мир мышей и разной мелюзги. Тут они обитали и тут хранили все то, что когда-либо потерял Петсон. От старого дерева, стружек и паутины было очень пыльно. Финдус пробирался вперед – под половицами, по узким проходам. Иногда лапы его ступали по доскам, а иногда по влажной прохладной земле.

Финдус завернул за угол, стало светлее, и через секунду его ослепил солнечный свет, подающий под фундамент.

Котенок вылез из-под дома и оказался в высокой траве. В зарослях крапивы валялся ржавый хлам. Финдус не понимал, где он находится. Он никогда не бывал здесь раньше.

Вдруг в траве что-то зашуршало и захрюкало. Что-то огромное, прямо у него за спиной. Котенок обернулся и увидел большой меховой ком, который двигался прямо на него. От ужаса каждый волосок на его спинке встал дыбом. Финдус оттолкнулся от какой-то ржавой железяки, как пружина, вылетел из травы и грохнулся в старый ящик.

Сквозь дырочку от сучка он разглядел жуткое чудовище, так его напугавшее. Оно было серое и круглое, а голова его – в черно-белую полоску. Оно шарило в траве, издавая разные звуки, — как будто разговаривало само с собой. «Наверняка ищет себе маленьких котят на обед», — подумал Финдус. Он затаил дыхание, надеясь, что чудовище не заметит его. И тут котенок услышал крики Петсона! Значит, он, по крайней мере, недалеко от дома. Но как дать старику понять, что искать нужно здесь? Он боялся откликнуться – ведь тогда чудовище, быть может, заметит его.

Шли минуты, а серый меховой ком не отходил от ящика. Финдус заплакал.

— Что это за рев? – спросил чей-то голос.

— Похоже, здесь сидит грустный котенок, — ответил другой.

Это были те самые крошечные зверюшки, которые обитали в доме Петсона. Финдус видал таких и раньше.

Они всегда появлялись неожиданно, так что котенок почти не удивился, когда увидел их перед собой.

— Я боюсь выходить, — всхлипнул Финдус. – Там снаружи ходит огромный страшный зверь, и он хочет меня съесть. Петсон никогда меня здесь не отыщет!

Крошечные существа толкались перед дырочкой в стене.

— Ой-ой-ой, с виду он опасный. Он наверняка слопает всех нас. Лучше оставайся здесь.

— Не хочу, — пропищал Финдус. – Я хочу домой к Петсону!

— Да ладно тебе. Можешь жить тут. У нас хорошо. Не грусти. Я буду рассказывать тебе сказки – я их знаю много, — сказала одна зверюшка.

-А я знаю еще больше, — сказала вторая.

И они начали в один голос:

— Жила-была мюкла… очень добрая и милая…еще она была большая и сильная… умная и красивая… Это была самая лучшая мюкла на свете…Вот-вот! И звали ее Плюх… Нет, ее звали Ветерок…

Сказка была про то, как одна мюкла нашла в ящике кота. Но там говорилось в основном о том, какая догадливая была мюкла, и почти ни слова – о бедном коте.

Вскоре Финдусу надоело слушать их хвастливую болтовню.

— Не хочу я слушать ваши скучные сказки. Я хочу,чтобы пришел Петсон, — всхлипывал он. – Пожалуйста, позовите мне Петсона.

— Позвать будет, пожалуй, трудно. Ведь он не понимает нашего языка. Он нас даже не замечает.

— Ага, он немного глуповат. Но мы можем ему намекнуть. Не грусти. Мы все устроим.

— Мы все построим!

И мюклы исчезли.

Финдусу сразу полегчало. «Ведь такие умненькие зверюшки уж наверняка доставят сюда Петсона», — думал Финдус.

Он сел возле дырочки в стене и стал ждать Петсона, не спуская глаз с чудовища.

Петсон еще раз обыскал весь дом. Он уже разволновался не на шутку. Придется теперь искать во дворе, в саду и, быть может, у самой дороги.

Но когда он стал одеваться, он не смог найти ни носков, ни ботинок. Вот вечно так! Вечно все пропадает – винты, карандаши, инструменты – все, хотя он приблизительно точно помнил, куда их положил. Уже потом, спустя некоторое время, он их находил, только совсем в другом месте. Как будто в доме был кто-то еще, кто брал напрокат его вещи. Обычно ему нравилось думать, что в доме живет домовой, — с домовым ведь не так одиноко. Правда, сейчас ему домовой совершенно не нужен – ведь у него есть Финдус.

Может, котенок просто решил поиграть в новую игру? В кошки-мышки? Или в кошки-старикашки?

Сколько Петсон ни чесал в голове и ни тянул себя за бороду, носки и ботинки не появлялись – так же, как и Финдус.

Петсон надел сапоги и вышел во двор. И вдруг увидел свои ботинки! Они стояли прямо перед домом и указывали в сад. Потом он обнаружил носки – они были разложены на земле, как две стрелки, и заворачивали за угол столярной мастерской. Петсон пошел туда, а там, в траве, лежали его подтяжки, указывая на заднюю стену столярки. Там из кучи хлама торчала стальная проволока, а на ней висел венчик для взбивания яиц. А рядом стоял барсук.

Старина барсук! Он иногда приходил сюда по вечерам. Когда Петсон первый раз увидел его,он был очень осторожен, так как слышал, что барсуки иногда нападают, если их напугать. Но, похоже, этот барсук то же самое думал про людей, потому что всякий раз, когда кто-то приближался, он убегал.

Привет, барсук, — поздоровался Петсон.

Барсук поднял голову, но, увидев старика, тут же почесал восвояси и скоро исчез среди деревьев на пригорке.

— Финдус! – закричал Петсон. – Ты здесь?!

-Даааа! Я здесь! – донеслось из кучи хлама.

Там, в старом мокром ящике,заваленном ржавым мусором и пожухлыми листьями, прыгал от радости малютка Финдус!

Петсон поднял его, и котенок крепко ухватился за него лапками.

— О, петсон, — пропищал он. – Ты спас меня от страшного чудовища. Отнеси меня домой! Я не хочу тут больше оставаться. Здесь слишком опасно.

— Ну что ты, — ответил Петсон. – Это просто старый барсук. Он не есть котят. Если его не дразнить,он не опасен. Здесь вообще не опасно. Надо тебе изучить все лазейки, чтобы ты знал, где можно спрятаться, если придет лиса или какая-нибудь глупая собака. Ну, побегай немного, а я подожду.

Финдус в ужасе схватился за большой палец Петсона, но старик высвободил палец и посадил котенка на ржавую бочку.

— Тебе совершенно нечего бояться, -сказал он. – Я никуда не ухожу.

Финдус нерешительно осмотрелся. Потом перескочил на старую пилу, а с нее – на ржавый велосипед. И наконец он осмелился спрыгнуть на землю.

Он облазил все вокруг. Иногда он высовывался откуда-то и кричал:

— Привет, Петсон!

Солнце поднималось над кронами деревьев, а старик сидел и смотрел, как котенок изучает все закутки и потайные местечки за столярной мастерский и на пригорке.

Потом они пошли завтракать. Петсон спросил, откуда взялись в саду его ботинки и носки.

— Это не я их принес. Мне помогали мюклы. Это мои друзья. Они тоже здесь живут.

— Вот как, — немного удивленно ответил Петсон. – Ясно. Значит, теперь мне вообще никогда не будет одиноко. Раз у меня есть соседи, куры и мюклы. Да еще и маленький котенок.

— А потом… потом они жили долго и счастливо, — закончил свою историю Петсон.

Лежа у Петсон на животе, Финдус довольно улыбнулся.

— Котенок в твоей истории – это я,- сказал он.

— Да, это ты, — ответил старик. – Как же нам повезло, что я успел найти тебя и барсук тебя не съел.

— Да, ладно, он не опасный, — фыркнул Финдус. – Мы с ним теперь друзья. Он милый.

— Ты с кем угодно можешь подружиться.

— Даа… – задумчиво сказал Финдус. – Но ты – мой лучший друг.

— Угу, — кивнул Петсон и улыбнулся. – Это точно.

Петсон в Походе

В одной деревне в небольшом домике живет человек, которого зовут Петсон. Как-то раз Петсон искал пакет с поплавками, а его котенок Финдус, как всегда, помогал ему. Поплавков нигде не было, и Петсон решил поискать на чердаке. Забрались они туда с Финдусом и начали открывать все ящики и коробки. В одной коробке Финдус нашел сверток: что-то круглое было завернуто в зеленую ткань. Финдус тут же решил на этом свертке покататься. Забрался на него и принялся крутить лапами. Шагнет вперед – сверток катится назад, шагнет назад – сверток катится вперед. А если бежать, то сверток катится быстро-быстро.

— Посмотри, Петсон! – крикнул Финдус.

Петсон выглянул из-за ящика.

— Занятно. Только будь осторожен, не скатись вниз с…

Петсон даже не успел договорить.

— Помоги-и-и-ите!!! – завопил Финдус.

Сверток покатился вниз по крутой лестнице, и котенок слетел за ним следом.

Петсон поспешил на помощь.

— Как ты, Финдус? Ушибся?

— Да-а-а, — жаловался котенок. – По-моему, у меня сломаны уши. Как ты можешь держать у себя на чердаке такие опасные для жизни вещи?!

— Это всего лишь палатка, — сказал Петсон.

— Что еще за палатка? – мрачно спросил Финдус.

— Это такой домик из ткани, в нем можно спать, когда идешь в поход. В горы, например.

Котенок решил, что у его хозяина не все в порядке с головой.

— Спать в ЭТОМ? Может быть, НА этом? Или положить себе этот сверток на голову и спать стоя?

— Да нет же, — терпеливо объяснил Петсон. – Палатка свернута и лежит в мешке. Давай покажу тебе.

Петсон выглянул из мешка и развернул. Запах ткани напомнил ему, как здорово было ходить в поход и спать в лесу на свежем воздухе… Он был тогда таким молодым! А не попробовать ли еще раз? Не отправиться ли с этой палаткой куда-нибудь? Тем более, это был подходящий случай, чтобы испробовать новое изобретение.

Финдус забрался внутрь палатки.

— Хочу спать здесь, — заявил он. Нам обязательно надо пойти в горы. Где находятся высокие горы?

— Далеко на севере, в Лапландии, — ответил Петсон.

— У нас ведь тоже есть гора, прямо за сараем. Почему бы не пойти в поход туда? – сказал Финдус.

— Это не так уж интересно, — возразил Петсон. – На нее можно забраться всего за десять минут.

— Но нам и не надо забираться очень высоко. Можно побродить немножко по лесу и переночевать в платке.

— Я хотел бы испытать свое изобретение, — сказал Петсон. – Поэтому я предлагаю обойти озеро и поставить палатку на берегу. Потом мы будем удить рыбу, смотреть, как заходит солнце, и жарить окуней на костре.

— Ур-р-р-ра! Идем к озеру! – радостно закричал Финдус.

— Не суетись. Сначала мне надо собрать необходимые вещи.

Это были: палатка, спальный мешок, рюкзак и изобретение, которое Петсон еще не совсем закончил. Прошло довольно много времени, прежде чем Петсон собрал все вещи, которые могли пригодиться в походе.

Недовольный котенок ждал.

Наконец они вышли из дома. Первым шел Финдус, за ним Петсон. Когда они проходили мимо курятника, котенок крикнул:

— До свидания, куры! Мы идем в поход в горы и будем спать в палатке на берегу озера. А вам с нами нельзя!

— Почему нам нельзя пойти в поход, Петсон? Мы тоже хотим спать в палатке на берегу озера, — закудахтали куры.

— Нет, — ответил Петсон. – Вам будет трудно идти так далеко, вы заблудитесь в лесу, и вас схватит лиса. Вам придется остаться дома!

— Мы хотим пойти с вами! – захныкали куры.

Петсон побежал быстро-быстро, но куры следовали за ним по пятам.

Жена соседа работала в огороде и увидела, как Петсон бежит от кур.

— Не бойся, Петсон! Куры только на вид такие страшные, а на самом деле они неопасные, — крикнула она.

Петсон остановился. Он понимал, что выглядит очень глупо. Ему надо было придумать что-нибудь, чтобы отправить кур обратно, и он решил вернуться домой. Куры медленно пошли следом.

Петсон направился к курятнику и позвал кур:

— Идите сюда, мои курочки! Цып-цып-цып! Пора спать.

Финдус бегал вокруг и пытался загнать кур внутрь, но у него, конечно, ничего не получалось.

— Он думает, что мы совсем глупенькие. Сейчас ведь день, еще рано ложиться спать. Петсон, если ты пойдешь в поход, то и мы тоже пойдем. Мы останемся дома, только если и ты останешься.

Что оставалось делать Петcону?

Совершенно невозможно переспорить десять кур.

— Что ж, Финдус, придется нам пойти в поход в другой раз, огорченно сказал Петсон. – Все равно нам не удастся уйти далеко.

Финдус расстроился и стал ругаться с курами. Но когда Петсон предложил поставить палатку в саду недалеко от дома, все опять помирились. Котенок стал помогать хозяину, куры наблюдали, как они работают, и скоро палатка уже стояла.

Петсон достал спальный мешок, и Финдус тут же в него забрался. Котенок был очень доволен.

— Этот домик мне нравится. Сегодня я буду спать здесь.

— Мы тоже будем спать в домике, — сказали куры.

— Ни за что! Закричал Финдус. – Петсон, скажи им, что им нельзя спать здесь.

— Потом разберемся, — сказал Петсон. – Пойдем, Финдус, мне нужна твоя помощь.

Когда они отошли довольно далеко, туда, где куры не могли их услышать, Петсон прошептал:

— Оставь их в покое. Они скоро устанут. А мы сможем пойти удить рыбу. Я хочу показать тебе мое новое изобретение.

Петсон сделал рыболовный лук. У озера он объяснил Финдусу, что это такое. Лука с крючком и поплавком была привязана к стреле и намотана на катушку, которую Петсон прикрепил к луку.

С помощью этого лука можно было забросить крючок намного дальше, чем с помощью обычной удочки. Замечательное изобретение!

Петсон пустил стрелу в дальние заросли камыша, чтобы поймать большую щуку. Он был уверен, что именно там водится очень много щук. Но ничего особенного не произошло. Зато Финдус наловил окуней, хотя и удил обычной удочкой.

Петсон взял самого маленького окунька, нацепил его на крючок и выстрели. Как только поплавок коснулся воды, раздался сильный всплеск крупной рыбы, которая схватила наживку.

— Посмотри-ка, Финдус, — присвистнул от удивления Петсон. – Вот это щука!

Щука была огромная, как тюлень.Она рванула еще раз, и Петсон изо всех сил ухватился за свой рыболовный лук. Но тут леска оборвалась и вместе с щукой исчезла под водой.

От удивления Петсон с Финдусом не могли произнести ни слова. Они молча стояли и смотрели на воду.

— Ничего себе, — прошептал Петсон. –Такого я еще никогда не видывал.

— Пойдем домой, — позвал Финдус. – Хватит с нас рыбы.

По дороге домой Финдус все время расспрашивал хозяина о щуках. Ему было очень интересно узнать, опасны ли щуки для жизни. Но Петсон молчал и только иногда оглядывался назад и смотрел на заросли камыша, но там не было заметно никакого движения. Наверное, щука ушла на дно.

Кода Петсон и Финдус вернулись в сад, курам уже надоело сидеть в палатке, только одна из них все еще оставалась в спальном мешке.

Петсон развел под деревом костер и сварил кофе. Потом они с Финдусом жарили окуней и представляли, будто путешествуют по горам. Петсон прислонился спиной к яблоне и вздохнул.

— Наверное, когда целый день идешь от одной горной вершины к другой, нет ничего лучше, чем посидеть вечером у костра. Мне так кажется.

— Разве ты не наешь, как это бывает на самом деле? – спросил Финдус.

— Нет, я ни разу не был в горах.На настоящий поход мне не хватило времени. А иногда – денег. Но это наверняка было бы весело.*

Кода стемнело, Финдус пошел спать, хотя было еще не очень поздно. Но ему так хотелось лечь спать в палатке, что он не мог больше ждать. Петсон пожелал ему спокойной ночи и отправился домой. Он собирался запереть на ночь курятник и послушать прогноз погоды.

Финдус остался в палатке один. Это было по-настоящему увлекательно. Свет в палатке был совершенно особенным, и темнота тоже казалась необычной. На улице почти стемнело, были слышны только непривычные ночные звуки. Шелест листвы, шум травы – котенок часто слышал их по ночам, но здесь они звучали совсем по-другому. Тише, но более ясно и четко. Финдус не видел, откуда доносились эти звуки, поэтому ему приходилось вслушиваться очень внимательно, чтобы понять, что происходит в саду. Котенок вглядывался в темноту, но вокруг были только стенки палатки. И даже когда Финдус изо всех сил пытался расслышать, не идет ли кто-нибудь, он не был уверен, что не ошибся. Ведь он совершенно не представлял себе, какие звуки может издавать, например, гигантская щука. Вдруг Финдус почувствовал, что ночевать в палатке одному СЛИШКОМ УЖ увлекательно. Он выпрыгнул из спального мешка и быстро-быстро побежал на кухню к хозяину.

Петсон уже собирался лечь спать, кода в дверь проскочил взволнованный котенок.

— Что с тобой? Разве тебе не интересно в палатке?

— Очень, — ответил Финдус. – Сначала было интересно, а потом вдруг стало одиноко. Думаю, вдвоем было бы веселее.

— Вот как! – сказал Петсон. – А я и не знал, что ты боишься темноты. Ты ведь хорошо видишь ночью.

— Это правда, — подтвердил Финдус. – Но я еще и слышу хорошо. А все дело в том, что лежа в палатке, видишь только палатку, зато очень много слышишь. Я подумал, что если бы ты был со мной, я бы слышал поменьше. Тогда ночевать в палатке было бы очень здорово.

— Ладно, — сказал Петсон. – Я скоро туда приду, посмотрим, что там происходит.

Когда Петсон с котенком забрались в палатку, было уже совсем темно. Финдус улегся в спальный мешок, а хозяин сел рядом. В палатке было тесно, и Петсону было неудобно сидеть. Тогда он лег на мешок, а Финдус залез в шляпу.

Какое-то время они лежали молча, а потом Финдус сказал:

— Хорошо, что ты не поймал ту огромную щуку. Она вполне могла нас съесть. Кажется, я разлюбил ходить на рыбалку.

— Не бойся, малыш, — успокоил котенка Петсон. – Никогда раньше мне не попадались такие большие рыбы, думаю, нам не удастся еще раз подцепить такую громадину.

А теперь давай спать.

Петсон заснул, а вскоре заснул и Финдус.

Проснулся котенок, когда солнышко уже взошло. Финдус замерз и проголодался. Он побежал в дом и напился молока, а потом направился в комнату хозяина. Он немножко попрыгал на кровати Петсона – ему очень нравилось это занятие. Правда, оно не нравилось Петсону, но Финдус решил, что хозяин на этот раз ничего не заметит – он ведь все еще спит в палатке. Потом котенок решил чуть-чуть полежать под одеялом, оно такое теплое и мягкое. «Полежу еще секундочку и пойду обратно в палатку, — решил Финдус. – К тому же мне там совсем нечего делать, я могу остаться здесь и подольше».

Проснулся он от страшного стука в дверь. «Это, наверное, самая большая в мире щука охотится за мной,

бедным маленьким котенком», — решил Финдус. Он подскочил от страха и прислушался.

Дверь дома приоткрылась, и самая большая в мире щука прокричала:

— Привет, Петсон! Ты уже проснулся?

Финдус понял, что это приятель хозяина Густавсон. Котенок не очень любил Густавсона, поэтому он ничего не ответил и выскочил в окно, чтобы разбудить Петсона.

Густавсон тоже направился в сад и заглянул в палатку.

— Петсон! С добрым утром! Уже восемь часов, пора вставать.

Петсон нахмурился и вылез из палатки. Он еще не до конца проснулся и был недоволен, что Густавсон пришел так рано.

— Да ты настоящий турист! Решил устроить себе отпуск? – ехидно поинтересовался сосед.

Петсон смутился. Ему было стыдно, что Густавсон застал его в палатке в саду. Обычно люди не ночуют в саду, когда у них есть нормальный дом.

— Это не я, — пробормотал Петсон. – Это Финдус.

— Вот как, — усмехнулся Густавсон и почесал подбородок. – А я-то думал, что это ты. Во всяком случае очень похоже на тебя, особенно шляпа.

Густавсон громко рассмеялся, и Петсон понял, что сегодня вся деревня узнает, что ненормальный Петсон ночует в палатке в собственном саду.

Тут Петсон не на шутку рассердился.

— Конечно, тебе хочется рассказать что-нибудь новенькое соседям, — сказал он. – Но сначала я расскажу тебе, как все было на самом деле. Мы с Финдусом провели несколько дней в горах. Потом за нами гналась стая белых волков; мы от них убежали, но заблудились в лесу. Потом нам удалось выйти к озеру, и мы наловили рыбы. Я поймал своим рыболовным луком настоящее чудо-юдо, но оно сорвалось с крючка. Зато Финдусу попалось несколько толстых лососей, и мы съели их на ужин. Я так наелся, что заснул. А когда проснулся, оказался в палатке. Наверное, ее поставил котенок, пока я спал. Разве не так, Финдус?

— Вот так-то,- сказал Петсон. – Надеюсь, я имею право вздремнуть у себя в саду?- Котенок кивнул.

— Конечно, конечно, — пробормотал сосед.

Он растерялся, потому что не знал, можно ли верить это истории.

— Я просто хотел попросить у тебя клещи, — сказал Густавсон.

Петсон принес из сарая клещи, и Густавсон пошел к себе. Он все еще обдумывал то, что рассказал ему Петсон.

— Палатку тоже можешь взять. Вдруг ты надумаешь отправиться с женой в поход. И захвати с собой коров, им тоже будет полезно подышать горным воздухом, — крикнул Петсон соседу.

Густавсон ничего не ответил.

— Зачем ты придумал такую историю про наш поход в горы? – спросил Финдус.

— Ну, если Густавсон захочет поболтать с соседями, ему теперь будет о чем рассказать. Довольно скучно сплетничать о человеке, который всего лишь ночует в палатке у себя в саду.

— Но Петсон, мы ведь так и не побывали в настоящих горах, — сказал Финдус.

— Мы можем отправитсья туда прямо сейчас. Давай заберемся на горку за нашим сараем и позавтракаем там.

— Ур-р-р-ра! Пойдем скорее, Петсон!

Петсон грустит

На дворе стояла осень. Петсон сидел на кухне,пил кофе и смотрел на серое небо за окном. Ему было совсем не весело.

Зато котенок Финдус веселился вовсю. Он ни секунды не мог посидеть спокойно, да ему и не хотелось. Он обежал вокруг стола, поймал зубами свой хваст, вскочил на стол, глотнул кофе, схватил кусочек сахара, кинул его на пол, соскочил вниз, потом залез на диван и снова прыгнул на стол…

— СИДИ ТИХО!!! – прошипел Петсон. Потом он тяжело вздохнул.- Фу, ну и денек. Ничегошеньки не хочется делать.

— Хорошо-то как, -сказал Финдус. – Это значит, что мы можем играть целый день.

— Ну уж нет, — ответил Петсон. – Играй один, и лучше всего где-нибудь в другом месте.

— Один да один, в другом да в другом! А я хочу поиграть с тобой. Здесь и сейчас. Можно поиграть в Почисти Кота, только чур котом будешь ты.

— Не хочу я играть, — буркнул Петсон и уставился в окно. – У меня нет времени, мне надо рубить дрова. Я должен вскопать грядки, но я не хочу ничего копать. Я просто хочу сидеть здесь целый день и грустить.

— О чем тут грустить? У тебя ведь есть я. Смотри!

Финдус наступил на чайную ложку, которая лежала под блюдечком. Блюдце покачнулось и задело чашечку.Раздался звон. Это было не так-то просто сделать.Нужно было особым образом подрулить блюдечко, иначе получался не звон, а просто шум. Финдус попробовал повторить все сильнее и сильнее. Потом еще, но звона не получалось. Петсон хмурился еще больше. Шестая попытка опять оказалась неудачной – никакого звона, только неприятный стук. Петсон не выдержал.

— ОСТАВЬ В ПОКОЕ ПОСУДУ! Я не выношу таких звуков, когда у меня плохое настроение. Сегодня я хочу, чтобы все было тихо и спокойно. Сядь как следует на свой стул, пей кофе и держи себя в лапах!

Котенок сел как следует и пару секунд сидел спокойно. Но тут внутри у него как будто что-то зашевелилось. В голове у Финдуса крутилась веселая мелодия, и ему очень хотелось спеть. Он старался, чтобы песня получилась не слишком громкой, и тихонько сползал вниз.

Наконец он улегся на спину и вытянул задние лапы. Интересно, удастся ли ему достать стола? Конечно, удалось! Финдус уперся лапками в край стола и чуть-чуть покачался на стуле. Бум! Стул качнулся обратно.

«Я может ли стул стоять на двух ножках? – подумал Финдус. – Кажется, не может».

Он оттолкнулся еще раз. Бум! Стул опять встал на четыре ножки. «Еще разок и немножко посильнее», — решил Финдус. БАБАХ!!! Стул полетел на пол, котенок кубарем скатился с него и угодил прямо в пустое ведро, которое с грохотом покатилось по полу.

Петсон позеленел от злости, схватился за голову и стукнул кулаком по столу.

— С МЕНЯ ХВАТИТ!!! ЕСЛИ НЕ МОЖЕШЬ СИДЕТЬ СПОКОЙНО, УХОДИ! МНЕ НАДОЕЛ ЭТОТ ШУМ! Я НЕ ХОЧУ СЛЫШАТЬ НИ ПЕСЕН, НИ ГЛУПОЙ БОЛТОВНИ – НИЧЕГО! У МЕНЯ ПЛОХОЕ НАСТРОЕНИЕ, И Я ХОЧУ, ЧТОБЫ МЕНЯ ОСТАВИЛИ В ПОКОЕ!

Котенок уставился на хозяина. Таким злым он Петсона никогда не видел. Петсон тяжело вздохнул и опустился на диван. Вид у него был несчастный.

— Просто, Финдус, — устало сказал он. – Я знаю, что нельзя так кричать на своего кота. Но сегодня такой отвратительный день. Хочется, чтобы он прошел как можно быстрее и незаметнее.

И Петсон снова повернулся к окну.

«Сегодня он действительно совсем грустный, — подумал Финдус. – Надо обязательно придумать, как его развеселить».

Котенок осторожно забрался на стол. Он тихонечко подкрался к Петсону и поднял коготь. Это означало: «Я только хочу сказать одну вещь».

— Ну что та еще? – пробормотал Петсон.

— Пойдем на рыбалку, — предложил Финдус. –Там тебе станет веселей.

— Фу-у-у,ни за что. Я ни капельки не хочу выходить на улицу. Там холодно и сыро, и, конечно, мы не поймаем ни одной рыбины. Нет уж, я не сдвинусь с места до вечера. А вечером просто пойду спать.

«Вот это да… Совсем безнадежно, — подумал Финдус и вздохнул так же тяжело, как Петсон. – Я уверен, что на рыбалке ему станет веселей.Так бывает всегда. Наверное, надо попытаться уговорить его, только по-тихоньку.

Финдус спрыгнул на пол и открыл шкаф с посудой. Он вытащил оттуда все кастрюли и сковородки. В глубине шкафа стояла длинная миска для рыбы, ее-то и искал Финдус. Она была похожа на лодку – как раз то, что надо. Потом котенок принес две деревянных ложки и сделал из них весла. Когда его лодка доплыла до середины комнаты, Финдус забросил удочку, которую он тоже сделал из ложки. Очень скоро клюнула первая рыба. Это была настоящая полосатая щука, небольшая, но очень хорошая. Финдус украдкой глянул на Петсона. Петсон все еще смотрел в окно. Финдус продолжил удить. Рыбалка была очень удачной, — Финдус наловил полную лодку рыбы. Каждый раз, когда что-то попадалось на крючок, котенок шептал: «Ой-ой-ой, снова клюет, вот удача». Иногда он косился на Петсона, но тот не обращал на него внимания.

И тут Финдусу попалась на крючок самая большая в мире сельдь. Тяжелая-претяжелая! Котенок изо всех сил тянул удочку, пыхтел, сопел и поглядывал на Петсона. Наконец Петсон оглянулся, но не двинулся с места, а только сказал:

— Я не хочу идти на рыбалку.

И снова уставился в окно.

«Это хуже, чем остаться на праздник без торта, — подумал Финдус. – Но раз уж я что-то решил, я своего добьюсь. Что ж, другого выхода нет».

Финдус побежал в сарай и разыскал там чучело плотвы, которое было прикреплено к большой деревянной доске. Внизу была дощечка с надписью: «Огромная плотва. Поймана Петсоном в 1933 году». Это была самая длинная и тяжелая плотва, которую поймал Петсон. Именно поэтому он сделал из нее чучело и даже хотел повесить его на стену. Финдус накрепко привязал к доске длинную веревку и засунул все в сумку.

Он принес сумку на кухню и поставил у стола прямо перед Петсоном. Потом котенок вспрыгнул на стол и стал ждать, когда Петсон спросит что же Финдус держит в лапе.

Довольно долго Петсон делал вид, что не замечает котенка и не видит, что он зачем-то высоко поднял лапу. В конце-концов терпение у него лопнуло и он сердито спросил:

— Ну, и что это у тебя?

Финдус показал ему веревку и прошептал:

— Сюрприз!

Петсон потянул за веревку и вытянул плотву:

— Смотри! У тебя клюет! – закричал Финдус.

Петсон улыбнулся, но тут же опять помрачнел.

— Я не хочу, — сказал он и снова уставился в окно.

«Это просто ужас, — подумал Финдус, — Конечно же, он захочет пойти на рыбалку, если только заставить его встать с этого старого дивана».

Котенок убежал в дровяной сарай и посмотрел на удочку, которая висела на стене. Он задумался. Дверь была чуть-чуть приоткрыта, и Финдусу было видно, что Петсон все еще сидит на кухне. Тогда Финдус заорал изо всех сил:

— Помогите!!! Петсон, спаси меня! Я застрял!

Петсон поспешил на помощь. Котенок быстренько сунул лапу под большущее бревно, лег на спину и снова закричал. Тут прибежал хозяин.

-Что случилось? Тебе больно?

— У меня лапа застряла. Вытащи меня, — захныкал Финдус.

— Что тебе здесь было нужно? – спросил Петсон, когда ему удалось вытащить котенка из-под бревна.

— Я хотел достать удочку и пойти на рыбалку без тебя. А бревна вдруг покатились. Сними мне удочку.

— Но ты ведь все равно не сможешь донести такую длинную удочку до озера, — сказал Петсон.

— А вот и донесу, — важно ответил Финдус. – Раз никто не хочет пойти со мной, я иду один. Только дай мне удочку, и ты увидишь, что я не только донесу ее до озера, но и поймаю штук десять окуней. Или даже больше.

Петсон протянул ему удочку.Финдус положил ее на плечо и направился к озеру. Он сильно хромал, и удочка так раскачивалась, что котенок почти не мог идти. Лапы у него дрожали, и он выглядел совсем несчастным. Петсон не выдержал и рассмеялся:

— Нет, малыш, так ты не доберешься до озера. К тому же у тебя болит лапа.

— Я все равно пойду на рыбалку, — сердито прошипел Финдус.

— Наконец Петсон сдался.

— Ладно, ладно, так уж и быть, пойдем на рыбалку, — вздохнул он.

Петсон принес рюкзак и сапоги и накопал в огороде червяков. Потом он посадил котенка в рюкзак, взял удочку и двинулся в путь.

В лесу было тихо-тихо. Воздух был влажным и прохладным. «Как хорошо идти по лесу, а не сидеть дома и думать о том, как все плохо»,- размышлял Петсон. И очень скоро он окончательно забыл, что утром ему было так грустно.

Они прошли через лужайку и по тропинке спустились к озеру. Петсон спустил лодку на воду и начал грести. Финдус уселся впереди и высматривал щук. Большие щуки могли быть по-настоящему жуткими. Но Финдус их ни капельки не боялся, ему вообще никогда не бывало страшно. Даже самые большие щуки не казались ему опасными, конечно, если они плавали не слишком близко.

Финдус обожал рыбалку. На озере он тут е начинал суетиться и ни секунды не мог просидеть спокойно.

— Представь себе, что мы поймали огро-о-о-о-о-мнейшую щуку, а она как прыгнет на тебя, как начнет кусаться! Тогда я схвачу ее – вот так! – и швырну на дно лодки, и…

Финдус решил показать, как он умеет бороться, подпрыгнул, развернулся… Хозяин успел схватить его в тот момент, когда беспокойный котенок уже почти свалился за борт.

— Сиди в лодке спокойно, — строго сказал Петсон Финдусу и усадил его на скамью.

Потом он добавил вполголоса:

— Послушай только, какая тишина. Иногда так приятно просто посидеть в тишине.

Финдус понял, что ему придется еще немножко потерпеть и постараться не шуметь. Но он видел, что настроение у хозяина стало намного лучше и скоро Петсон снова станет веселым.

Они сидели тихо-тихо. Было слышно, как плещется за бортом вода.Серое озеро, серое небо, темный лес вокруг… Желтые листья уже облетели, природа меняла яркие тона на серо-зелено-коричневые. От влажного воздуха краски казались более резкими и глубокими, и лес как будто светился. Петсон подумал, что это даже красивее, чем яркая зелень летом.

— Хорошо, что ты уговорил меня отправиться на рыбалку, — сказал он.

— Само собой, — ответил Финдус.

И вдруг на крючок попался довольно большой окунь. Это очень обрадовало Петсона, и он, как обычно, стал рассказывать разные забавные истории. Так они с Финдусои удили до вечера и поймали еще по окуню.

По дороге домой Финдус сказал:

— А после обеда, когда ты наколешь дров, мы поиграем.

— но ведь мне надо вскопать грядки, — возразил Петсон.

— Хорошо,но только половину. Потом будем играть.

— У тебя больше не болит лапа?

— Она у меня и не болела. Я обманул тебя, потому что ты не хотел идти на рыбалку.

— Чертенок маленький! – буркнул Петсон. – Ты умеешь добиваться своего. Боюсь, все-таки придется поиграть с тобой, хотя мне совсем не хочется.

— Хочется, хочется! – воскликнул Финдус. – Если я это говорю, значит, так оно и есть.

Именинный пирог

Петсон и его котенок живут в маленьком домике в небольшой деревушке. У Петсона есть курятник, два сарая и сад. Вокруг деревушки зеленеют луга и поля, а за ними начинается густой лес.

В деревне считают Петсона чудаком. Как начнут соседи сплетничать друг с другом о том о сем – и не разберешь где правда, а где ложь.

Конечно, кое в чем они правы – Петсон действительно очень рассеянный и забывчивый. К тому же он любит разговаривать со своим котенком, когда поблизости никого нет. Конечно, Петсон не совсем такой, как все. Ничего страшного в этом, впрочем, нет, но однажды сосед Густавсон рассказал такое…

Он своими глазами видел, как Петсон замесил очень странное тесто для пирога, а потом зачем-то полез на крышу, хотя собирался идти в магазин. Да еще привязал котенка за хвост к занавеске! И все это было на самом деле, ведь не стал бы Густавсон выдумывать. Ну разве обычно люди ведут себя вот так,как Петсон? «Чудной он все-таки», — решили соседи.

То, что так долго обсуждали соседи, случилось в день рождения Финдуса. Котенок празднует его три раза в год, потому что так веселее. И каждый раз, когда у Финдуса случается день рождения, Петсон печет ему именинный пирог.

В то утро Петсон, как обычно, сходил в курятник и набрал полную корзину яиц. Пото он уселся на скамью перед домом и стал очищать скорлупу от грязи. Петсон очень старался во всем следить за порядком, поэтому он хотел, чтобы яйца были чистые и красивые. Финдус нетерпеливо расхаживал по скамейке и ждал,когда же хозяин наконец займется пирогом.

— Так уж необходимо заниматься этим СЕЙЧАС? – проворчал котенок. – Мой день рождения наступит раньше, чем ты успеешь замесить тесто.

— Не переживай, — успокоил его Петсон. – Сейчас займемся пирогом. Возьмем-ка мы три яйца и пойдем на кухню. Вот увидишь, мы успеем.

— Разумеется, успеем, — ответил Финдус.

Он был уже на кухне и пытался найти сковороду.

Корзину с яйцами они оставили в саду.

Петсон разбил яйца в миску.

-Теперь нам нужно молоко, сахар, немного соли, масло и мука, — сказал он и полез в чулан. Но муки там не было.

— Где же может быть мука? Ты, случайно,не слопал всю нашу муку, Финдус? – крикнул Петсон из чулана.

— Да я вообще никогда в жизни не ел муки, — обиделся котенок.

— Что ли сам я ее съел?..- задумался Петсон и почесал в затылке.

Он трижды залезал в чулан, искал в печке, в гардеробе и даже проверил, не лежит ли мука под диваном, но так ничего и не нашел.

— Придется съездить в магазин и купить муки. Жди меня здесь, я скоро вернусь, — сказал Петсон котенку и стал доставать свой синий велосипед.

Но котенок не хотел ждать дома и выскочил на улицу раньше хозяина.

Только Петсон собрался сесть на велосипед и поехать, как друг заметил, что заднее колесо спущено.

— Это еще что такое? Финдус, неужели ты прогрыз дыру в шине? – сердито спросил Петсон.

— Да я вообще никогда не грызу шины, — обиженно ответил Финдус.

— Похоже, и шину я сам прогрыз, — пробормотал расстроенный Петсон и почесал за ухом. – Ладно, неважно. Сейчас я принесу инструменты, быстренько все починю, съезжу в магазин за мукой и мы доделаем пирог.

Финдус решил не ждать хозяина и помчался к сараю.

Петсон подошел к двери сарая и попытался ее открыть, но не тут-то было! Дверь была заперта, а ключа нигде не было.

— Что бы это значило? Раньше я эту дверь никогда не запирал, — рассердился Петсон. – Это ты потерял ключ, Финдус?

-Я в жизни не потерял еще ни одного ключа,-обиделся Финдус.

— Наверное, это я сам потерял. Экая досада, — проворчал Петсон и потер переносицу.

На всякий случай он заглянул в окно, потом подергал дверь еще раз, но она не поддавалась.

Финдус наклонился над колодцем и позвал хозяина. Петсон поспешил туда.

— Ты только посмотри! Ключ лежит на самом дне. КАК он мог там очутиться? И КАК нам его оттуда достать? – Петсон стоял у колодца и, закусив губу, размышлял. Придумал! Если я привяжу крючок к длинной палке,то я смогу выудить ключ. У тебя есть какая-нибудь палка, Финдус?

— В жизни не было у меня длинной палки, — ответил Финдус. Он не знал, стоит ли ему обидеться и на этот раз.

— Тогда придется поискать самому. – Петсон задумался и получше надвинул шляпу. – Погоди-ка, сейчас мы что-нибудь придумаем. Найдем что-нибудь подходяще. Достанем ключ, войдем в сарай, возьмем инструменты, починим велосипед, я съезжу в магазин за мукой, и мы доделаем пирог.

Но котенок не стал ждать, он первым побежал за палкой.

Петсон с Финдусом принялись повсюду искать длинную палку: в курятнике, за сараем, в саду, под диваном и в чулане. Но нигде не нашли ничего подходящего. Пока наконец Петсон не вспомнил, что на чердаке у него есть удочка.

«Удочка вполне подойдет, — подумал Петсон. – Надо только принести лестницу, забраться на крышу,а оттуда на чердак. Но лестница стоит за сараем, где начинается пастбище Андерсона. На пастбище спит его бык, а вместо подушки у него моя лестница. Я не решусь пойти туда и забрать ее, потому что тогда бык проснется и рассвирепеет. Надо бы его обмануть. Но как это сделать?»

Петсон подергал себя за бороду и задумался.

— Ты никогда не участвовал в бое быков? – спросил Финдуса хозяина после долгих раздумий.

— Не-е-ет, никогда в жизни не гонялся за быком, — испуганно ответил котенок.

— Жаль, вздохнул Петсон. – Потому что если нам не удастся отогнать быка, мы не сможем принести лестницу и не попадем на чердак, где лежит удочка. Значит, я не достану ключ из колодца, не войду в сарай, не возьму инструменты, не починю велосипед, не съезжу в магазин за мукой. И не получится никакого пирога. А что за день рождения без пирога?

Финдус немного помолчал, в потом сказал:

— Разумеется, я дразнил коров разок-другой. Думаю, у меня получится прогнать старого быка, раз тебе этого так хочется.

— Мне очень хочется ПИРОГА. – Петсон хитро прищурился и посмотрел на котенка. – Ты ведь бегаешь быстрее всех, когда не ленишься. Сейчас я принесу кое-что, и ты сможешь как следует погонять этого быка. Погоди, я скоро вернусь. – И Петсон пошел к дому.

На кухне Петсон снял желтую с красным цветами занавеску, принес из гостиной граммофон и пластинку.

Потом он вышел во двор и крепко привязал занавеску к хвосту Финдуса.

— Примерно такие занавески используют в Испании во время боя быков, — объяснил котенку хозяин. – Ну а теперь жди моего сигнала.

Петсон придвинул граммофон поближе к забору, за которым спал бык, поставил пластинку и стал крутить ручку. Зазвучала песня «К морю».

— Это разбудит кого угодно, — усмехнулся Петсон.

Когда песня только началась, бык сонно потряс головой, потоптался, но не проснулся Дело в том, что первый куплет певец исполнял довольно тихо. Но потом он запел во всю мощь, и бык очнулся.

Он был очень зол, что его побеспокоили:

— Это что еще за безобразие?

Бык мрачно посмотрел на шмеля, который летал над его головой. Нет, это не тот шум. Шумело где-то сзади. Бык повернулся и увидел Петсона, Финдуса и граммофон.

— Сейчас же уберите этот грохот! – Заревел бык. – Не то я сам его уберу!

Бык наклонил голову и приготовился к прыжку. Все его мускулы напряглись, и он ринулся туда, где были Петсон, котенок и граммофон.

— Беги! – шепнул Финдусу хозяин. – Беги со всех ног!

И Финдус рванулся вперед, как комета, а за ним летела желто-красная занавеска.Как только бык

увидел ее, он понесся следом. Он еще не совсем проснулся и был так сердит,что решил, будто весь переполох начался из-за этой тяпки.

Как только бык исчез из виду, Петсон поспешно пролез под забором и забрал лестницу. Едва он успел

вернуться, мимо со всей скоростью света промчался Финдус с развевающейся занавеской на хвосте.

Бык невероятно устал от этой гонки.он стоял вдалеке и пыхтел. Он совершенно не понимал, что же все-таки произошло.

Котенок ничего не замечал, он просто несся со страшной силой не разбирая дороги. И тут он выскочил к тому лесу, где стояла корзина с яйцами. Занавеска зацепилась за ручку корзины, и корзина перевернулась. В следующую секунду занавеска обвилась вокруг ноги Петсон и он грохнулся прямо в лужу разбитых яиц.

Петсон очень рассердился. А как только выбрался из скользкой жижи, возмущенно уставился на котенка.

— Финдус!!! Как тебе пришло в голову оставить корзину с яйцами на скамейке, бездельник?! Ты посмотри, что с ними стало!

-Ничего себе! Да я никогда в жизни не ставил яйца на скамейку, — фыркнул оскорбленный котенок.

— Ну конечно, скажи еще, что это я оставил! – буркнул в ответ хозяин.

Но потом он успокоился, потому что у Финдуса все-таки был день рождения.

— Да-а, жалко, конечно, — вздохнул Петсон. – Теперь мне сначала придется убрать всю грязь,и только потом займемся пирогом. Я, как ты знаешь, хочу, чтобы во всем был порядок.

Петсон взял лопату и начал собирать липкие скорлупки в помойное ведро. В этот момент пришел Густавсон.

-Привет, Петсон! Работаешь не покладая рук? – Густавсон удивленно посмотрел на разбитые яйца.

— Не совсем, — пробормотал Петсон. – Вообще-то у Финдуса сегодня день рождения, и я как раз собирался месить тесто. Хочу испечь настоящий именинный пирог.

Петсон собрал остатки яиц в ведро, выпрямился и вытер руки о штаны. Тут он почувствовал, что штаны тоже все грязные и скользкие.

«Могу я наконец купить себе новые брюки? Этим-то уже больше тридцати лет», — подумал Петсон и снял штаны.

— И штаны мы выбросим. Раз ужж день рождения отмечается всего три раза в год, надо отпраздновать его как следует, — объяснил Петсон и кинул штаны в ведро.

Густавсон уставился на жиду. Это — тесто для пирога?! Он осторожно посмотрел на Петсона. «Наверное, сосед сошел с ума, — подумал Густавсон. – Лучше сделать вид, что я ничего не заметил».

— Вот как! Ты задумал испечь пирог себе и кошечке. Похоже, у вас сегодня будет настоящий пир! – Густавсон постарался, чтобы его голос звучал бодро.

— Обязательно! Гордо заверил его Петсон. – Пирог по моему собственному рецепту. Но сначала мне надо сходить в магазин за мукой. Подожди минутку, я сейчас вернусь.

Петсон взял лестницу, пошел к сараю, забрался на крышу и исчез за дымоходом.

Густавсон несколько секунд стоял, уставившись на сарай. Потом он взглянул на ведро с разбитыми яйцами, на Финдуса, который нетерпеливо ходил кругами с привязанной к хвосту занавеской, на граммофон с пластинкой, которую заело на словах « к мо-о-о-орю, мо-о-о-рю, мо-о-о-о-о-рю»… Густавсон еще раз посмотрел на крышу сарая.

— Вообще-то магазин находится в другой стороне, — пробормотал он вполголоса, повернулся и пошел домой. Он был очень озадачен.

С того самого дня вся деревня считает Петсона чокнутым. Только Финдус так не думает. Потому что с чердака Петсон принес удочку, потом привязал к ней крючок из проволоки, пошел к колодцу, вытащил из колодца ключ от сарая, открыл сарай, достал инструменты, починил велосипед, съездил в магазин и привез муку и новые брюки. А потом он испек для котенка вкусный именинный пирог.

Вечером Финдус и Петсон сидели в саду, пили кофе с пирогом и слушали пластинку с прекрасными венскими вальсами. Так бывает всегда, когда котенок решает отметить свой день рождения.

И не такой уж Петсон чудак.

Охота на лис

Петсон и его котенок Финдус живут в небольшом домике в одной маленькой деревушке. В курятнике у них живут куры, в дровяном сарае лежит запас дров, а в столярке – масса полезных вещей. Гости к ним заходят нечасто, но Петсон по ним не очень-то и скучает.

И вот однажды пришел во двор к Петсону и Финдусу сосед Густавсон с собачкой на поводке и ружьем за спиной. Вид у него был крайне недовольный.

— Послушай, Петсон, — хмуро сказал Густавсон. – К вам лиса не наведывалась?

— Да нет, не было у нас тут лис. Я, по крайней мере, не видел, — ответил Петсон.

— Если бы здесь побывала лиса, ты бы точно заметил, — пробурчал Густавсон. – Она ворует кур! Вчера ночью она утащила у меня курицу, но больше ей не удастся этого сделать! Пусть только покажется мне на глаза, я ее тут же пристрелю. Тебе тоже стоит достать ружьишко, Петсон. Когда лиса обнаружит, что все мои куры заперты, она наверняка придет к тебе.

И Густавсон ушел.

— Вот оно что. Значит, сегодня вечером к нам придет лиса…- пробормотал Петсон, глядя вслед Густавсону. – Знаешь, Финдус, пожалуй, нам стоит запереть сегодня кур.

Когда пришел сосед со своей собакой, котенок предусмотрительно забрался к хозяину на шляпу.

— По-моему, запереть стоит Густавсона, — фыркнул он. – Не верю я людям с ружьем.

Петсон рассмеялся.

— Ты не хочешь, чтобы он пристрелил лису? – спросил он. – Но ведь она может утащить наших кур.

— Не надо пристреливать лису. Ее надо перехитрить. Лично я всегда так поступаю, — сказал котенок.

— Могу себе представить…- усмехнулся Петсон. – Но я согласен с тобой, Финдус. Мне тоже жалко лису. Надо придумать что-нибудь, чтобы отпугнуть ее. Чтобы она навсегда отвадилась воровать кур.

И Петсон начал соображать. И размышлять. Иногда он улыбался и что-то тихонько бормотал себе под нос, когда ему казалось, что в голову пришла хорошая мысль. Или хмурился и качал головой, если решал, что затея не удастся. Потом Петсон немного порычал, покусал зубами воздух, наконец он заворчал, испуганно вскрикнул «Ох!», тихо рассмеялся и спросил:

-Финдус, у нас есть перец?

-Ну, несколько килограммов точно найдется, — ответил Финдус.

— Тогда я иду мастерить курицу, — заявил Петсон. – И тебе советую пойти со мной. А то тебя лиса схватит.

— Да пусть только попробует! – грозно воскликнул Финдус.

В сарае было все необходимое, чтобы отпугнуть лису. Петсон нашел небольшой белый воздушный шар и достал из обувной коробки моток проволоки. Потом он начал рыться в старом чемодане, который стоял на полке.

— Где перец, Финдус? – сердито спросил хозяин. – Еще недавно он был здесь.Ты же знаешь, я люблю, когда все стоит на своем месте.

— Вообще-то перец никогда не лежал в этом чемодане, — спокойно сказал Финдус. – Он всю жизнь лежал в багажнике велосипеда, мог бы уже запомнить.

— Действительно, вот он, — удивился Петсон и достал большой пакет с перцем из багажника.

Петсон через воронку насыпал в шар перец. Потом он надул шарик.

— Теперь нам нужны перья. У тебя есть перья, Финдус?

— Петсон, ты когда-нибудь видел кота в перьях? – возмутился котенок. – Попроси у Приллан.

Приллан – главная курица в курятнике Петсона. Сейчас она сидела у двери между курятником и сараем и следила за тем, что делает хозяин.

— Приллан! Нам нужны перья, чтобы отпугивать лис. Вам придется поделиться с нами. Это для вашей же пользы!

Приллан нахмурилась и отправилась к другим курам. Пока они кудахтали, квохтали и совещались, Петсон обмотал шар проволокой и соорудил курице шею и голову.

— Через некоторое время Приллан принесла мешочек с перьями.

— Только потом все отдашь обратно! – решительно заявила она.

-Обязательно верну, — сказал Петсон и приклеил перья к шару.

Потом он сделал хвост, красный клювик и гребешок. Финдус помогал хозяину. Когда они закончили, курица выглядела совсем как настоящая.

-Симпатичная получилась курочка, — сказал Финдус. – И что мы будем с ней делать?

— Ее укусит лиса, — ответил Петсон. – Ночью она прошмыгнет к курятнику. Вот так: шмыг, шмыг… Потом увидит наше курицу, которая будет одиноко стоять посреди двора,подбежит, набросится на нее, зарычит: «Р-р-р-р-р», вцепится зубами в шар, и он взорвется: «Ба-бах!» Лиса испугается, глубоко вздохнет: «Ух!» — перец попадет ей в нос и глаза, она начнет чихать и кашлять и больше никогда в жизни не захочет таскать кур.

Куры зааплодировали. Финдус с гордостью посмотрел на хозяина.

— Как ты ловко все придумал, Петсон! – сказал он.

Они поставили курицу на травку посреди двора и уставились на нее.

-Отлично сработано, — сказал Финдус.

— Да уж, — согласился Петсон.

Они помолчали.

— Но вот хватит ли этого? – пробормотал котенок. – Может, нам еще зажечь иллюминацию? Тогда уж точно лиса поймет, что пора ей сваливать подобру-поздорову.

— Да я знаю, как ты любишь салюты и фейерверки. – Петсон прищурился и посмотрел на Финдуса.

— Ну не так чтобы уж очень…- равнодушно ответил котенок. – Просто я за курочек волнуюсь.

— Понимаю, что волнуешься, — сказал Петсон. Он схватился за нос и задумался. – Но, пожалуй, ты прав. Мы можем на всякий случай зажечь иллюминацию, чтобы лиса уж точно все поняла. Пойдем со мной, а то как бы курица случайно не взорвалась раньше времени.

— Вот еще! Я же не какая-нибудь там лиса! – обиделся Финдус, но все же пошел за хозяином.

Петсон вернулся в сарай и осмотрел пустые банки из-под краски, которые стояли на печке.

— А куда подевались хлопушки, хотел бы я знать, — Петсон сердито посмотрел на Финдуса. – Еще несколько дней назад тут было полно хлопушек, а сейчас нет ни одной. Финдус!

— Хлопушки, насколько я знаю, всегда лежали в коробке из-под шляпы около двери, — терпеливо объяснил котенок.

— Посмотрим… Да, действительно, нашел, — пробормотал Петсон и положил в карман хлопушки, бенгальские огни и шнур, чтобы все это соединить.

Они разложили лопушки по всему двору. Через щель под дверью Петсон протянул конец шнура в спальню, а рядом положил спички.

— Ну вот. Теперь точно подействует, — сказал он. – Кода лиса укусит надувную курицу, мы услышим взрыв. Я подожгу шнур, и в ту же секунду во дворе вспыхнут хлопушки и огни. Если лисы не боятся ЭТОГО, уж и не знаю, чем их тогда напугать.

Финдус молча смотрел на шнур.

— Лисы – довольно глупые животные. Не знаю даже, поймут ли они, что красть кур нельзя, если вспыхнет несколько хлопушек. Я вот думаю, может, из заодно и привидениями напугать? – предложил Финдус.

— Вечно ты со своими привидениями! – проворчал Петсон. – Мы уже достаточно сделали.

Но все же он задумался: не попугать ли и правда лису привидением? Чем дольше он думал, тем больше ему нравилась эта затея. Он вернулся во двор, стал ходить кругами и что-то бормотать себе под нос, смотреть по сторонам, вверх, вниз и наконец сказал:

— Построим-ка мы с тобой канатную дорогу. Пойдем со мной, Финдус, а то как бы наша гирлянда не взорвалась прямо у тебя под ногами.

— Да ерунда! – усмехнулся котенок, но на всякий случай побежал за хозяином.

В сарае Петсон недоуменно уставился на стену.

— У меня была ДЛИННЮ-Ю-ЩАЯ веревка. Я САМ ее аккуратно свернул. САМ повесил ее на этот гвоздь. А теперь там висит СКРИПКА! Это ты тут наколдовал, Финдус?!

Финдус устало застонал:

— Петсон, ты никогда не вешал веревку на гвоздь. Ты положил ее в автомобильную шину.

— Вроде так, а, может, и нет, — пробормотал Петсон и достал веревку из шины.

Еще он достал простыню для привидения и железное колесико.

Петсон вышел во двор и натянул веревку от крыши дома до дерева на другом конце двора. На веревке он закрепил колесико.

— Иди сюда, Финдус, — позвал он котенка. – Смотри, я сделал тебе канатную дорогу.

Финдус забрался по лестнице. Петсон надел на него простыню и показал, за что нужно держаться. И котенок покатился.

ВЖИ-И-И-И-ИК! Кот-призрак вмиг пролетел через двор и оказался на дереве.

— Вот и отлично, — сказал Петсон. – Когда я ночью подожгу шнур, ты со всех ног побежишь на чердак и наденешь на себя простыню. Как только начнутся хлопки и взрывы, ты выпрыгиваешь из окна, хватаешься за веревку, пролетаешь прямо над лисой и вопишь жутким голосом: «НЕ ТРОГАЙ КУР!». Тут уж лиса точно все поймет.

-Да, пожалуй, — согласился Финдус.

Он был очень доволен. Он разом получил и фейерверк, и привидение, и канатную дорогу.

— Теперь точно достаточно, — сказал Петсон. – Пойдем пить кофе.

И они пошли пить кофе.

Кода начало темнеть, Петсон запер кур на кухне. Он велел им всю ночь по очереди караулить у окна, спрятавшись за цветочным горшком. И если придет лиса, курам надо было тут же разбудить хозяина.

Петсон несколько раз обошел двор, чтобы убедиться, что надувная курица стоит на своем месте и что все в порядке с хлопушками и канатной дорогой.

В кровати они еще раз обсудили свой план. Посреди ночи, когда все будут крепко спать, придел лиса. Она набросится на курицу и вцепится в нее зубами. Шар лопнет, раздастся взрыв. Петсон с Финдусом проснутся. В этот момент Петсону надо будет зажечь шнур,а Финдусу – бежать на чердак. Как только раздастся самый громкий хлопок, котенок должен пролететь над лисой и закричать: «НЕ ТРОГАЙ КУР!» Лиса испугается, убежит и больше никогда не появится.

«Вот такая нас ждет ночь», — думали Петсон и Финдус.

Через несколько часов. Или, может быть, через несколько минут? Или уже сейчас?

Финдус так устал волноваться, что наконец уснул. Но Петсон заснуть не мог. Он лежал, вслушивался и ждал. Кругом было тихо.

Но что это? Петсон услышал какой-то шорох. Может быть, ему показалось? Петсон выбрался из-под одеяла, прошел в другую комнату и подкрался к окну. Он осторожно выглянул во двор и увидел лису!

Лиса тихонько обошла курятник, робко обнюхивая воздух. Видно было, что она очень боится. Это была совсем маленькая лисичка, которая слегка прихрамывала на заднюю лапу.

«Может быть, она потому и украла курицу? Она, наверное, не может бегать за зайцами…- пожалел лису Петсон. – Наш фейерверк ее напугает до смерти. Не буду я, пожалуй, поджигать шнур».

Наконец лиса заприметила одинокую курицу посреди двора. Медленно-медленно она подкралась поближе… Потом резко бросилась вперед! Но остановилась, принюхалась и убежала за дом.

Петсон подошел к другому окну, чтобы посмотреть на лису. Она перепрыгнула через забор и спряталась в кустах.Петсон пожалел лису.Жалко будет, если Густавсон пристрелит ее.

Лиса все еще пряталась за домом. Часы тикали на стене.Кругом была тишина и покой.

И тут раздался грохот.

Шар лопнул! Кто-то громко чихнул. Финдус подскочил как ужаленный и завопил:

Когда он увидел, что хозяина нет в спальне, он сам зажег шнур, и через две секунды во дворе послышались хлопки и взрывы.- Петсон, поджигай!

Финдус взбежал на чердак, натянул на себя простыню, открыл окно, схватился за веревку и полетел.

— НЕ ТРОГАЙ ЛИС! – завопил он что было мочи.

Ой! Что же это он такое сказал? Он ведь должен было совсем не то крикнуть. Он ошибся!

Но он не ошибся. Потому что посреди двора стояла вовсе не лиса, а Густавсон! С ружьем и собакой! Испуганный пес выл, а Густавсон с ужасом вытаращил глаза на привидение и заскулил:

— Обещаю, я больше никогда не буду охотиться на лис. Прекратите! Отпустите меня!

Вдруг наступила полная тишина. Ракеты догорели, кот-призрак исчез на дереве. Собака убежала, а Густавсон никак не мог прийти в себя и растерянно озирался по сторонам.

Последняя маленькая хлопушка еще тлела на земле, тихо шипела, потом щелкнула: «Ш-ш-ш-ш…Хлоп!» Густавсон застонал от ужаса и со всех ног бросился прочь.

Когда наконец все утихло, Финдус спрыгнул с дерева и побежал на кухню. Петсон сидел за столом и смеялся.

— Здорово у тебя получилось, Финдус, — сказал он. – Хотя и не совсем так, как мы задумали. Но лису мы отвадили!

— Это ведь был Густавсон, — разочарованно пробормотал котенок.

— Да, я видел его. Но лиса здесь тоже побывала, пока ты спал. Ей не понравилась наша надувная курица. Она спряталась за забором, видела весь этот кавардак и явно слышала, как взорвалась курица. Потому что, когда шум прекратился, лиса пробралась сюда, на кухню, и увидела десяток кур. Лиса очень испугалась, что они сейчас взорвутся, и удрала подальше. Правда, по дороге она утащила наш шоколадный пудинг, который мы приготовили к чаю.

— Вот хитрющая лиса! – сказал Финдус. – Ну ничего. Можем ее угостить. Ты ведь сделаешь еще один пудинг?

Конечно, Петсон сделал еще один пудинг.

Переполох в огороде

Было чудесное весеннее утро. Из каждого куста доносилось пение птиц, зеленела трава и первые листочки на деревьях, повсюду трудились и копошились букашки. Со всех сторон слышалось жужжание, шелест и свист – природа оживала после зимнего сна.

Посреди огорода стоял Петсон. Он оглядел грядки и пощупал землю:

– Пора. Сегодня можно сажать овощи.

Неподалёку гонялся за жуками котёнок Финдус.

– Как это – САЖАТЬ? – спросил он.

– Сажать в землю. Если мы посеем семена моркови, то на этом месте вырастет новая морковка. А из каждой картофелины, которую мы положим в ямку, получится пять-десять новых картофелин.

Кот решительно посмотрел на хозяина:

– Не нужны мне пять-десять картофелин, и морковку я не люблю. А нельзя вместо этого посадить тефтельки?

– Посадить можно всё что угодно. Только новые тефтельки не вырастут, – сказал Петсон.

– А я всё равно попробую, – настаивал Финдус.

– Вот и попробуй. Но сначала землю надо вскопать и разровнять граблями.

Финдус убежал и вернулся с одной из тефтелек, оставшихся со вчерашнего ужина. Петсон вскопал грядки и стал сажать семена красивыми ровными рядами: морковку и лук, горох и бобы. Котёнок зарыл рядом свою тефтельку. Время от времени он подбегал к этому месту, чтобы посмотреть, насколько она выросла.

Петсон почти закончил сажать, как вдруг раздалось громкое кудахтанье:

– Он ко-ко-ко-копает! Ско-ко-корей сюда!

В тот же миг все куры примчались в огород и стали рыть землю в поисках червяков.

– Какой ужас! – простонал Петсон. – Я забыл закрыть курятник! Уходите отсюда! Вы всё перепортите, вы разворошите все грядки!

Но куры не обращали на него никакого внимания. Больше всего на свете они любили червяков, а из вскопанной земли их так легко доставать! Петсон пытался прогнать кур, но стоило ему прогнать одну, как на её месте тут же появлялась другая. На грядках царил ужасный беспорядок. Финдус храбро сражался, защищая тефтельку. Он кричал так, что в конце концов охрип, но куры всё равно нападали на его хвост, а посреди этого безобразия кто-то раскопал и проглотил его тефтельку.

– Неужели мне надо держать вас взаперти, чтобы вы не трогали мой огород? – сердился Петсон. – Идите сюда, я лучше насыплю вам семечек.

– А мы хотим червяков, – заявили куры.

– Тогда я вскопаю вам личную грядку, и там вы сможете сколько угодно искать своих червяков.

Петсон пошёл к курятнику и вырыл борозду. Куры ждали у ограды.

– Здесь не осталось червяков. Мы всех склевали, – сказала Приллан. Она была важная курица, и все её слушались.

– Да нет же, здесь очень много червяков, – возразил Петсон. – Идите сюда и посмотрите.

– Если мы зайдём за ограду, ты нас просто закроешь, и мы не сможем больше выйти, – возразила Приллан.

Петсон промолчал, и собирался поступить.

– Ну-у-у-у, совсем не обязательно… – неуверенно пробормотал он.

Вдруг Финдус завопил во всю мочь:

– ЛИСА!!!

Куры вбежали за ограду так быстро, что Финдус даже мяукнуть не успел. Петсон выскочил наружу и быстро закрыл дверцу.

– Ха-ха-ха! Обманули! Обманули! – радостно закричал Финлус. – Будете знать, как есть мои тефтельки!

– Ты обманщик, Петсон! – возмутились куры. – Говорил, что не запрёшь нас, а сам взял и запер.

– Но иначе вы бы всё перепортили, – объяснил Петсон. – Я выпушу вас через несколько дней. А если найду червяков, принесу их вам.

Петсон вернулся в огород. Финдус прибежал туда еще раньше, и теперь они оба смотрели на разорённые грядки.

– Ох уж эти куры! – проворчал Петсон. – Вся работа насмарку. Теперь нам придётся всё начинать сначала.

– И моя тефтелька тоже насмарку, – грустно сказал Финдус.

Петсон стал снова засевать грядки, а Финдус посалил новую тефтельку. Чтобы с ней ничего не случилось, котёнок установил вокруг неё прочный забор.

Пришло время сажать картошку. Петсон проделывал в земле борозды, а Финдус опускал в них картофелины. Когда всё было сделано, у Петсона сильно разболелась спина. Такая тяжёлая работа была ему не по силам.

– Уф-ф, – вздохнул Петсон. – Кажется, всё. Как хорошо, что мы закончили. Осталось только полить грядки и ждать.

– Отлично ты поливай, а я буду ждать, — предложил Финдус.

На следующий день рано утром котёнок побежал посмотреть, выросла ли его тефтелька. Но она не выросла. Она ПРОПАЛА! А в грядке была пустая ямка! В огороде произошло что-то ужасное. Всё было перерыто, овощные грядки затоптаны, но хуже всего обстояли дела с картошкой. Там, где вчера Петсон и Финдус посадили картофель, остались только ямы.

Котёнок влетел в дом.

— Петсон, просыпайся скорее! Мою тефтельку украли!!! И картошку тоже всю украли!

— Что? О чём ты? Как — украли?! Петсон побежал в огород.

— Господи, что же это такое? — сказал Петсон, когда увидел, что осталось от грядок.

— Кто же мог это сделать? Куры-то заперты… ЧТО? КУРЫ НЕ ЗАПЕРТЫ? Эй вы! Как вы вы-выбрались наружу?

Из-за дерева боязливо выглядывали три курицы. Когда Петсон закричал на них, куры со всех ног побежали к курятнику. Петсон помчался следом, открыл дверь в курятник и увидел, что все куры на месте.

— Нам уже можно выйти? — спросила одна из них.

— Выйти? А кто побывал в огороде ночью и испортил мне грядку с картошкой?! И как вам только удалось выбраться из курятника?

— Мы не виноваты! Мы всю ночь были здесь. — Я спала. — А я снесла яичко. — И я тоже. Мы ничего не портили, — закудахтали куры.

— Ну конечно, — передразнил их Петсон. — Наверное, это мой сосед Густавсон приходил накопать картошки.

— Петсон! Петсон! — позвал Финдус. Он вспрыгнул хозяину на плечо и постучал ему

по лбу половинкой картофелины.

— Это не они, — сказал котёнок. — Посмотри! Кто-то съел половину этой картофелины. А ведь куры не едят картошку.

— Нет, нет! — закричали куры. — Мы её совсем не любим.

— Ну иногда-то вы её едите, — пробормотал Петсон. Он совсем растерялся.

— Да, но не так, — сказал Финдус. — Посмотри. Этот кусок откусил кто-то с большим ртом. А на земле остались следы. И они не похожи на куриные. Это очень HEКУРИНЫЕ следы. — Некуриные следы, — фыркнул Петсон. — Пойдём ка посмотрим, что это такое.

— И мы, и мы! Мы тоже хотим посмотреть на некуриные следы, — закудахтали куры и длинной вереницей потянулись в огород.

Петсон пришёл последний. Финдус стоял в окружении кур и разглядывал какой-то след, сравнивая его с отпечатком своей лапы.

— Теперь ты поверил, Петсон, что это не мы? — спросила Приллан. — Сюда приходила корова.

— Или коза, — сказала другая курица.

— Или лось.

— А может быть, лягушка.

— Или Густавсон.

— Нет, — решительно возразил Петсон. — Я знаю, кто это был. Это…

Вдруг с поля донёсся громкий визг.

— …свинья, — закончил Петсон. — А вот и Густавсон со своей свинкой. И действительно, сосед ташил к дому свинью на верёвке.

— Она сбежала ночью! — крикнул Густавсон. — Я нашёл её у Андерсона на картофельном поле. Она любит выкапывать картошку.

— Мы так и подумали, — сказал Петсон. — Дело в том, что до того, как пойти к Андерсону, она успела побывать в моём огороде и наесться до отвала.

Густавсон подошёл поближе и посмотрел на грядку.

— Ну и дела, — пробормотал он. — Я принесу тебе картошки.

— Да ладно, — сказал Петсон. — Правда, я совершенно напрасно накричал на своих кур. Так что придётся разрешить им сегодня погулять по огороду. Тем более что здесь и так уже всё разрыто. А вечером, когда куры уйдут спать, я посажу новую картошку. Эй, слышите? Можете искать ваших любимых червяков, НО ТОЛЬКО ТАМ, ГДЕ БЫЛА КАРТОШКА. НЕ ВЗДУМАЙТЕ СОВАТЬ КЛЮВ ТУДА, ГДЕ ПОСАЖЕНЫ ДРУГИЕ ОВОЩИ! Обещаете?

— Обещаем! — хором ответили куры и начали настоящую охоту на червяков.

Петсон воткнул несколько колышков, чтобы отделить участок с картошкой от остальных грядок. Финдус помогал гонять тех кур, которые забыли о своём обещании. Ему очень нравилось это занятие — следить, чтобы другие не нарушали порядок.

Вечером куры, как всегда, пошли в курятник. Но несколько самых упрямых всё ещё продолжали копошиться в огороде.

— Быстро спать! — крикнул им Петсон. — Вы уже съели всех червяков, а мне надо сажать картошку. Я не хочу, чтобы вы снова всё выкопали.

— А потом мы вас закроем, и вы будете сидеть под замком три недели, — решительным тоном заявил Финдус.

— Тс-с-с! Ни слова больше! — прошипел Петсон. Но было поздно.

Куры, как сумасшедшие, кинулись в разные стороны с криком:

— Они хотят запереть нас в курятнике! Он опять хочет нас обмануть! Ах-ах-ах, противный Петсон!

— Финдус! Это всё из-за тебя. Зачем ты это сказал?! — запричитал хозяин.

— Но я ведь не промолвил ни словечка, — обиделся котёнок.

А куры тем временем попрятались в кустах и стали возмущенно обсуждать, какой у них жестокий хозяин.

— Мы не хотим, чтобы нас запирали, кудахтали они. Мы останемся здесь на всю ночь, — заявила Приллан.

— А вдруг придёт лиса? Она ведь может вас утащить, — сказал Петсон.

— За забором полно лисиц! — крикнул Финдус.

— Ты снова хочешь нас обмануть, — возразила Приллан. — Нет там никаких лисиц.

— Бесполезно с ними спорить, — тихо сказал котёнку Петсон. — Давай сажать картошку. Надеюсь, на этот раз всё будет в порядке.

И Петсон снова посадил картошку, а Финдус закопал третью тефтельку и построил вокруг неё новый забор, ещё крепче прежнего. Теперь-то никто не доберётся до его драгоценной тефтельки.

Уже почти стемнело, когда Петсон и Финдус закончили работу. В темноте под кустами белели куры. Они опасливо озирались, не собирается ли кто-нибудь их схватить.

— Я иду спать, — сказал Петсон. — А вы оставайтесь, раз вы такие смелые. Но не вздумайте больше копаться в огороде. Обещайте, что не будете.

— Посмотрим, — ответила Приллан. — Посмотрим.

Петсон и Финдус направились в дом. Петсон был явно чем-то озабочен

— Знаешь, Финдус, я всё-таки беспокоюсь. А вдруг придёт лиса? — сказал он, задумчиво теребя мочку уха. — Я тут подумал… Ты ведь наверняка хотел бы посторожить ночью кур? Представляешь, как это здорово! Ты же так хорошо видишь в темноте. А когда рассветёт, можешь разбудить меня.

Финдус уставился на хозяина.

— Неужели ты действительно хочешь, чтобы я, такой маленький, беззащитный котёнок, караулил кур? Совсем один в этой жуткой темноте против огромных, страшных лисиц?!

— Но тебе же не придётся с ними драться. У тебя на дереве есть домик, можешь в нём спрятаться. Возьми с собой бидон и положи в него несколько камней побольше. Захвати ещё карманный фонарик. Если вдруг появится лиса, греми бидоном и свети в огород фонариком. Лиса испугается, а я проснусь, выйду и прогоню её. Так тебе не будет страшно?

— Конечно, нет. Если я буду в своём домике… С фонариком… И бидоном…

Петсон помог котёнку залезть в его домик на дереве. Теперь ни одна лиса не смогла бы добраться до него. Зато ему был виден оттуда весь огород. Бидон гремел очень хорошо. На всякий случай Петсон протянул из домика в окно своей комнаты верёвку. Он хотел привязать её к ноге, чтобы Финдус мог разбудить его, просто подёргав за верёвку.

— Хорошо, что ты такой смелый, — сказал Петсон котёнку.

— Конечно, я очень смелый, — ответил Финдус. — Кошки — храбрые животные.

— Это точно, — подтвердил Петсон. — Скоро опять будет светло, и тогда можешь разбудить меня. Спокойной ночи и приятных тебе снов.

И Петсон направился к дому. На пороге его окликнул Финдус:

— А ты уверен, что лисицы не лазают по деревьям?

— Уверен. Но если ты боишься, можешь спать в доме.

— Нет-нет, я ведь просто так спросил. Спокойной ночи!

Петсон пошёл спать. Честно говоря, он не очень беспокоился за Финдуса: котёнок умел справляться с любыми неприятностями. Но куры… За них Петсон волновался гораздо больше. Правда, в их деревне уже давно не появлялись лисы.

— Вот не повезёт, если какая-нибудь лисица вздумает прийти именно сегодня, — пробормотал Петсон.

Финдус сидел в одиночестве и следил за тем, что происходит в огороде. Котёнок хорошо видел в темноте. Он смотрел на кур, которые наполовину закопались в землю под кустами, и размышлял: «Сегодня наверняка не появится никаких лисиц. А если они всё-таки появятся, мне надо просто греметь бидоном, светить фонариком, дёргать за верёвку… Греметь, светить, дёргать. Греметь… Светить… Дёргать… Но, конечно же, ничего такого не случится… Я просто должен сидеть и сторожить. А потом уже встанет Петсон.

И никакие лисицы не придут, нет-нет. Скоро будет светло. Скоро…

Как тихо.

Тихо-тихо и спокойно, и не видно лис кругом… Светят звёзды, Финдус — сторож, не заснёт он нипочём… Он…»

Финдус проснулся и вскочил на ноги. Кажется, он слышал кудахтанье! Как? Неужели уже светло? Неужели наступило завтра? Котёнок выглянул в окно.

— ПОМОГИ-И-ТЕ! СКОРЕЙ ГРЕМЕТЬ, СВЕТИТЬ И ДЁРГАТЬ!

— ПЕТСОН!! ПРОСНИСЬ!! Они хотят затоптать мою тефтельку!

Петсон чуть не выпал из окна.

— В чём дело? Лиса? Но нет, это была не лиса.

Петсон уже выбежал в огород с метлой в руках. В саду было полно коров! По меньшей мере, штук шесть. Они гуляли по грядкам, клумбам и кустам малины.

— Как вы сюда попали? — закричал Петсон.— Сейчас же уходите! Вы же мне весь сад вытопчете!

— Они погубят наших червяков! — завопили куры. — Прогони их!

Но коровы совершенно не понимали, почему какой-то человек бегает вокруг них и так шумит.

— Не трогайте мои цветы! Уходите туда, откуда пришли! Это мой огород, нечего вам тут делать! — кричал Петсон, пытаясь прогнать коров.

Финдус и куры помогали хозяину, но прогнать шестерых коров не так-то просто. Прошло минут пятнадцать, но коровы всё ещё оставались в огороде. Грядки были окончательно затоптаны.

— Так дело не пойдёт, — вздохнул Петсон. — Мне нужна помощь. Это коровы Андерсона, а раз так, то пусть он их сам отсюда и забирает.

— Вы — глупые коровы! Глупые и любопытные! Ничего не понимаете! — голосил во всё горло котёнок.

— Вот-вот, — пробормотал Петсон. — Глупые и любопытные. И он отправился будить своего соседа Андерсона. Но тут ему в голову пришла одна мысль, и он остановился как вкопанный.

— Если они такие глупые и любопытные, мы наверняка сможем ОБМАНУТЬ их. Мне кажется, я знаю, как это сделать.

А коровы по-прежнему спокойно стояли и смотрели своими большими глазами на Петсона, Финдуса и кур, которые вдруг все вместе отправились на кухню. Потом коровам стало интересно, что там происходит, и они тоже двинулись к дому. Петсон и куры вышли на крыльцо очень довольные.

— Дорогие дамы! — торжественно обратился к коровам Петсон. — Позвольте вам представить: БЛУЖДАЮЩИЙ ПАКЕТИК!

Куры зааплодировали, а коровы уставились на бумажный пакет, который спускался по ступенькам. Пакетик медленно побрёл в огород и остановился. Коровы удивлённо смотрели ему вслед. Ничего подобного они раньше не видели. И вдруг пакетик зазвенел, в точности как звенят колокольчики, которые висят на шее у коров.

Куры подбежали к пакетику и дружно закудахтали:

— Что бы это могло быть? Интересно… Кто-кто-кто это там? — спрашивали они друг друга, поглядывая на коров.

Сгорая от любопытства, коровы потянулись к пакету. Им было ужасно любопытно, почему он шевелится и звенит. Но как только они приблизились, пакетик убежал на другой коней лужайки. Коровы остановились; им нужно было сначала понять, что произошло. Но как только колокольчик зазвенел, они снова тронулись с места. Куры и Петсон — за ними. Чем быстрее двигался пакетик, тем быстрее бежали коровы. Смотрите, он уже за оградой… Дзинь! А вот и пастбище!

Когда коровы ушли, Петсон починил забор. Финдус сбросил пакет и побежал домой. Коровы смотрели на него и ничего не могли понять.

— Хватит с меня неприятностей на сегодня, — сказал Петсон. — Надеюсь, больше ничего не случится. Я пошёл спать. А завтра обойду всех соседей и попрошу их починить свои ограды и заборы. А потом мы попробуем навести порядок в огороде.

— Думаю, достаточно будет просто ещё раз посадить мою тефтельку. Но только в горшок на окне, — добавил Финдус. — Не вижу ничего полезного в этих овощах.

Рождество в домике Петсона

Наконец-то потеплело! Уже несколько дней Петсон собирается сходить в магазин, но было очень холодно, и он не решался выйти на улицу. И вот скоро уже рождественский сочельник, а в доме почти не осталось еды. Надо обязательно купить продукты, ведь завтра магазины будут закрыты. А еще надо срубить елку, испечь печенье с корицей, навести порядок в доме…

Котенок Финдус уже нашел подставку для елки и теперь смотрит в щелку двери и ждет, когда хозяин выпустит его наружу.

— Петсон! – кричит Финдус. – Пошли в лес за елкой!

Несколько недель назад Петсон с Финдусом уже сходили в лес и присмотрели себе хорошенькую елочку. Но она росла довольно далеко от дома.

— За елкой мы можем сходить и попозже, — говорит Петсон. – Сначала нам надо в магазин. Но самое главное – мы должны расчистить снег.

Они вышли во двор, и Петсон стал расчищать дорожки к курятнику и сараям.

— Думаю, нам стоит принести еловых веток и выложить ими лестницу, — предложил котенку хозяин. – Ты пойдешь со мной, Финдус?

— Лучше я поеду! – ответил котенок.

Через секунду он уже был в сарае, где лежали топор и санки.

Петсон медленно шел по глубокому снегу и вез за собой Финдуса. Когда она поднялись на холм за сараем, Петсон нарубил веток и сложил их в санки. Пора было спускаться обратно. Вдруг Петсон поскользнулся и упал прямо на санки. Санки покатились, и через мгновение Петсон на огромной скорости мчался вниз. Под горкой он наткнулся на каменный забор, санки перевернулись, и Петсон оказался в снегу.

Котенок подпрыгнул от восторга и воскликнул:

— Давай еще раз!

Но Петсон только застонал в ответ и попытался выбраться из сугроба. Похоже, ему было совсем не так весело, как Финдусу.

— Ой-ой-ой, как больно, — пожаловался хозяин котенку. – Я даже не могу наступить на ногу.

Пока Петсон ругал санки, горку и забор, Финдус размышлял, как помочь хозяину. Но он ничего не смог придумать и только сказал:

— Нехорошо так злиться в канун Рождества.

С большим трудом Петсон добрался до домика, сел на стул и принялся осматривать ногу.

— Вот беда, — вздохнул он. – Надеюсь, это пройдет раньше, чем закроются магазины. Иначе мы останемся без рождественского ужина. А нам ведь еще столько всег надо успеть… Принести елку и вымыть пол на кухне…

— Ур-р-ра! – завопил Финдус. – Я хочу мыть пол!

Через секунду котенок принес ведро и щетку. Петсон хорошо помнил, как это происходил в прошлый раз.

— Ну мой, так уж и быть, — с сомнением сказал он. – Только вытри потом все как следует.

— А как же, пообещал котенок. – Но сначала мне нужно очень много воды.

Петсон налил в ведро теплой воды и добавил в нее мыла.

— Подожди! – воскликнул Петсон.

Не успел Петсон забраться на диван, как Финдус уже перевернул ведро и вылил всю воду на пол. Потом котенок вскочил на щетку и начал кататься по «Кухонному заливу». Финдус был настоящим мастером катания на щетках! Он умел удерживаться на одной лапе делать такие крутые виражи, что брызги долетали до двери.

Через пять минут Финдус еле дышал от усталости.

— Готово, — выдохнул он и заполз на стул.

— Ничего подобного, малыш, — сказал Петсон. – Ты еще не закончил уборку. Сегодня тебе придется самому собрать воду и вытереть пол. Я не могу этого сделать с больной ногой.

— Но ты же можешь встать на четвереньки. Я так устал, я всего лишь маленький котенок, — захныкал финдус.

— Я постараюсь помогать тебе мысленно, — заверил его хозяин. – Тряпка висит под раковиной. Когда ты все уберешь, мы будем печь печенье.

Уже совсем стемнело, когда Финдус бросил тряпку на пол и запрыгнул на стол.

— Вот теперь готово! Проснись, Петсон! Пора печь печенье! – громко крикнул котенок, потому что хозяин задремал на диване.

Неделю назад они пекли печенье, но оно уже все закончилось. Зато в чулане осталось тесто. Так думал Петсон. Но когда он достал миску, оказалось в ней лежит только маленький комочек.

— Каким оно стало маленьким, — удивился Петсон.

— С тестом постоянно случаются странные вещи, — объяснил котенок. – Иногда оно неожиданно исчезает.

— А может, здесь просто побывал как-нибудь котенок и все слопал? – предположил Петсон.

— Может быть, — согласился Финдус. – А может быть, это был хозяин какого-нибудь котенка?

— Может, и так, — ответил хозяин.

Петсон все-таки раскатал на столе комочек теста. Финдус вырезал формочкой из теста фигурки, а остатки съел. Фигурок получилось немного – всего несколько штук.

Потом Петсон с Финдусом молча пили кофе и смотрели на свои отражения в окне. На улице было совсем темно, а на кухне совсем тихо. Такая тишина наступает, когда сто-то не получается сделать так, как хотелось. Обычно перед Рождеством в домике Петсона бывает очень уютно: Петсон с Финдусом наводят порядок, наряжают елку и готовят праздничный ужин. А теперь им приходится сидеть и ждать, когда же у Петсона перестанет болеть нога.

— Похоже, сегодня мы сне сможем дойти до магазина. А завтра он закрыт. Значит, останемся мы в этом году без рождественского ужина, — огорченно сказал Петсон.

— Ты что говоришь?! – воскликнул Финдус. – Остаться на Рождество без ужина? Без рисовой каши? Без ветчины? Без рыбы? Без маленьких колбасок?..

— Ну совсем без еды мы не останемся, — у нас есть морковка и банка сардин. Можем сварить яйца, а на Пасху тогда будем есть ветчину.

— О-о-о-о-ой! Морковка на Рождество!!! – застонал котенок.

-Не ной, — прервал его хозяин, — Ничего страшного. Подарок ты обязательно получишь.

Финдус перестал стонать и уставился на Петсона.

— Я что за подарок? – спросил он.

— Завтра увидишь. А сейчас я забинтую ногу и пойду спать.

Петсон надел на больную ногу два шерстяных носка, поверх намотал свитер и все это обвязал веревкой. Получилась толстая повязка, и Петсон стал похож на настоящего больного.

Когда хозяин лег спать, Финдус остался на кухне совсем один. Он смотрел на хлопья снега за окном и думал: «Резве таким должен быть рождественский сочельник? Это самый несчастливый день в моей жизни.хуже, чем любой обычный вторник. Но все равно я должен подарить что-то Петсону». И котенок убежал за подарком. Он принес из сарая нож для чистки картошки, завернул его в платок и завязал шнурком. Стало немного веселее.

На следующее утро Петсон снова попробовал встать на больную ногу. Она все еще болела, но уже не так сильно.

— Дня через два пройдет, — сказал он. – Но за елкой мы сегодня сходить не сможем.

— Ну, подождем немного, — попытался успокоить котенка хозяин. – Может, к вечеру мне станет лучше.

Но сам он не очень-то верил, что нога пройдет так быстро.

Петсон варил овсяную кашу и думал, как бы ему развеселить Финдуса. Видно было, что котенок совсем расстроился – он сердито набивал подставку для елки морковкой.

Завтрак прошел в тишине. В доме не осталось даже молока для каши.

Вдруг раздался стук в дверь и в кухню заглянул соседский сын Аксель Густавсон. Он часто заходил к Петсону, чтобы помочь расчистить снег лил сделать какую-нибудь

другую тяжелую работу.

— С Рождеством вас! – сказал Аксель. – Я собирался помочь тебе убрать снег, но ты уже сам все сделал.

И тут он метил, что у Петсона забинтована нога.

— Что это с тобой?

— Поскользнулся, упал…- И Петсон рассказал Акселю что произошло в лесу.

— Эдак тебе придется просидеть дома все праздники, — сочувственно сказал Аксель.- Как е вы будете праздновать Рождество?

— Ну, я думаю, все будет в порядке, — пробормотал Петсон.

Этого Финдус не мог стерпеть! Он стал подпрыгивать, как крышка кипящего чайника. Вверх-вниз, вверх-вниз…

— Ничего у нас не будет в порядке,- шипел котенок. – В доме ни крошки еды – одна только морковка, нет ни печенья, ни рыбы! Елки нет, дрова вот-вот кончатся, да и подарков наверняка не будет!

— Ну же, Финдус, не шуми, — попытался успокоить котенка хозяин. – Конечно, мы справимся. Жаль только, что молоко у нас закончилось и мы не можем сварить рисовую кашу. И дрова… Если тебе не сложно, Аксель, ты не мог бы наколоть немного дров?

Аксель не только наколол полный сарай дров, но и обещал принести Петсону молоко.

Финдус по-прежнему ходил грустный. Он сидел в углу комнаты мрачнее тучи и пытался вместо морковки заснуть в подставку для елки бревно.

— Я придумал, как нам сделать елку! – воскликнул Петсон.

Котенок удивленно посмотрел на хозяина.

— Разве можно сделать елку?

Оказывается, можно. Петсон объяснил, что для этого понадобиться.Финдус выбежал на улицу и через несколько секунд вернулся с еловыми ветками, которые они нарубили в лесу. Потом он сбегал в сарай и принес длинную палку и сверло.

Петсон просверлил в палке много маленьких дырочек, закрепил ее в подставке для елки и поставил к окну.

Потом Петсон с Финдусом принялись вставлять ветки в дырочки. Елка получилась, почти как настоящая.

— Теперь давай ее наряжать, — предложил Петсон. – В ящике под кроватью должны быть игрушки.

— Может быть,они ДОЛЖНЫ быть там, но на самом деле игрушки лежат на чердаке, — возразил котенок.

— На чердаке?! Но я же не смогу подняться туда с больной ногой! А ты не сумеешь сам открыть дверь!

— Ящик об этом не подумал. Он просто стоит на чердаке, и все, — ответил Финдус.

— Придется обойтись без него. – Петсон задумался. – Сходи-ка в сарай и принеси что-нибудь красивое: красное,блестящее… А я пороюсь в доме.

— Уже бегу,- сказал котенок и выскочил за дверь.

Петсон тем временем осмотрел все шкафы и ящики. Кое-что ему удалось найти: несколько ложек,градусник, часы, фарфоровую корову, игрушечную обезьянку и еще всякую всячину.

Финдус принес стружки, фару от велосипеда, малярную кисть, пружину и еще кое-какие-мелочи, которые показались ему подходящими для украшения елки.

Потом Петсон привязал ко всем этим вещам ленточки, сделал несколько елочных игрушек из страниц цветного журнала и скрутил из проволоки подсвечники для свечей. Все это котенок повесил на елку.

Тут в дверь снова постучали – это Аксель принес молоко. Следом вошла жена Густавсона – Эльза. В руке у нее была корзина.

— С праздником тебя, Петсон, — сказала Эльза. – Аксель рассказал, что у тебя совсем не осталось еды, и мы решили тебе кое-что принести. Как твоя нога?

— Уже получше, — ответил Петсон. – Вы так добры, ой, сколько всего принесли…

Он был немного смущен, но корзинку все-таки взял.

-Проходите в комнату, — предложил Петсон. – Я приготовлю кофе. Больше угостить мне вас нечем.

— а вот и угощение. – Эльза достала из корзины кусок ветчины, студень, капусту, тефтельки, хлеб, кастрюлю с бульоном, печенье, бутылки с напитками и клецки.

Петсон был растроган. Он смотрел на все эти явства и не знал, как отблагодарить Эльзу и Акселя.

— Да не стоило… Вы столько всег принесли… – бормотал Петсон. – Огромное вас спасибо…

— На здоровье, — ответила Эльза. – А теперь мы можем попить кофе с печеньем.

Чуть позже пришел сам Густавсон. Он сказал, что хотел одолжить у Петсона газовую горелку, но на самом деле ему просто было любопытно посмотреть, как сосед празднует Рождество. Все уселись вокруг стола и стали слушать рассказ Петсона о том, как он съехал с горы.

Когда Густавсоны уже собирались уходить, они увидели, что к дому идет госпожа Андерсон и у нее с собой тоже корзинка.

— С Рождеством, Петсон! – сказала госпожа Андерсон, входя в дом.

Она стряхнула с себя снег в коридоре и рассказала, что узнала о больной ноге Петсона и решила принести ему немного рыбы и колбасы.

Петсон поблагодарил ее и предложил кофе.

-Ах, какую вкусную колбасу принесла госпожа Андерсон,- сказала Эльза. – Уж не сломать ли и мне ногу?

И Густавсоны остались еще ненадолго, чтобы отведать колбасы. Потом все принялись за бульон, и вдруг пришли соседи Линдгрены. Все стали поздравлять друг друга и желать счастливого Рождества. Оказалось, что Андерсон рассказал Линдгренам про неприятности Петсона и они тоже решили проведать его и принести немного еды.

Петсон снова кланялся, благодарил, угощал всех кофе и печеньем, которое испекла Анна. Потом пришли Юнсоны и дети Нильсона, у них тоже были с собой корзинки с едой, потому что все слышали, что Петсон сломал ногу и сидит теперь в своей избушке, мерзнет, голодает и не может даже пошевелиться. Столько гостей не собиралось в домике Петсона уже очень давно – с тех пор как ему исполнилось шестьдесят лет.

Финдус считал, что все эти старички слишком много говорят и слишком мало играют. Ему пришлось демонстрировать свои самые лучшие трюки, чтобы на него обратили внимание. Поэтому когда пришли дети, он тут же повел их любоваться елкой. Котенок развесил украшения совсем низко, потому что не смог дотянуться до верхних веток. Дети помогли ему перевесить игрушки повыше.

-Посмотрите, какую елку нарядили Финдус и Петсон! – позвали дети взрослых. – они ее сами сделали.

Тогда все гости пошли в гостиную и воскликнули хором:

— Вот это да, какая необыкновенная елка! Надо же такое придумать! Ты очень умный котенок, Финдус!

Петсон и Финдус были совершенно с ними согласны.

Но вот Густавсоны стали собираться домой, и постепенно все гости разошлись. Петсон смотрел в окно вслед гостям и слышал, как их разговор затихает вдали. С неба падали крупные хлопья снега.

Когда все ушли, в домике стало тихо и обычно. И все-таки не совсем обычно, а даже лучше.

Стемнело. Петсон и Финдус зажгли свечи, которые сделали дети, и накрыли на стол. Такого замечательного рождественского ужина у Петсона и Финдуса не было еще никогда.

После этого они пошли в гостиную, зажгли свечи на елке и поздравили друг друга. Финдус получил в подарок игрушку – ой-ой, а Петсону достался сверток с ножом для чистки картошки.

Потом они сидели в кресле, слушали радио и смотрели, как в печке пляшет огонь. Петсон был счастлив.

Финдус ничего не ответил. Он уснул. Но ему тоже наверняка понравился их праздник. Во всяком случае, во сне он улыбался.

— Какое удивительное Рождество получилось у нас в этом году, — сказал он котенку.

— Сначала мы собирали елку, затем украшали ее чайными ложками, и вдруг столько гостей и так много угощений! У нас такие замечательные соседи!

Чужак на дворе

Живет на свете человек, которого зовут Петсон. У него есть небольшой дом с садом и два сарая: в одном хранятся дрова, а в другой Петсон складывает свои инструменты. А еще у него есть курятник, в котором живут куры- их у Петсона десять. Его кот Финдус очень любит поддразнивать кур. Иногда, когда Финдусу больше нечем заняться, он гоняется за ними, но вообще-то куры – его хорошие друзья. А самый лучший друг Финдуса, конечно, сам Петсон.

Однажды Петсон пришел домой с картонной коробкой. Он остановился у курятника и сказал Финдусу:

— Лучше не подходи близко.

Тут Петсон открыл коробку, и оттуда выскочило что-то огромное и темное.

-Спасибо! – закричал котенок. – Это сова!

— Неужели ты не видишь, что это просто-напросто петух? – спросил Петсон. – Теперь он будет жить с нами.

Петух стоял у ограды и с подозрением оглядывал двор.

— Зачем он нам нужен? Какая от него польза? Нам что, кур мало? – мрачно спросил Финдус.

-Я пожалел его. Густавсон хотел сварить из него бульон, и я решил забрать его к себе, — объяснил Петсон. – Вот увидишь как обрадуются ему в курятнике.

Куры, наконец, решились подойти поближе. Им было очень интересно узнать, что там происходит.

-Посмотрите-ка, у нас появился петух! Какой он красивый! Ты молодец, Петсон. Это то, что нужно.

Финдус злобно посмотрел на кур и сказал:

-Что значит «нужно»? Здесь никому не нужен никакой петух там петух. За всю мою жизнь мне ни разу, ни на секунду не был нужен петух.

-Тебе, конечно, не нужен, — сказал Петсон. – Но должен же кто-то следить за порядком в курятнике.

И вдруг петух прокричал: «Ку-ка-ре-ку!» Громко и мелодично. И Петсону, и курам это очень понравилось. Но не Финдусу. «Как железом по стеклу, — подумал он. – Даже мурашки по спине побежали».

-Ты красиво поешь, — сказал петуху Петсон. – Давай назовем тебя Юсси, так зовут одного известного певца.

-Я вообще не думаю, что его надо как-то называть, — ворчливо сказал Финдус.

Куры дружно окружили петуха и громко аплодировали его пению. Он был польщен и спел еще раз.

— Какой он важный, когда свысока смотрит на кур, — сказал Петсон. – Гордый, как все петухи.

-Гордый! – передразнил хозяина Финдус. – По-моему, он выглядит просто нелепо. Он слишком важничает и надувается. Надеюсь, в один прекрасный день он лопнет от натуги.

Петух пропел свое «ку-ка-ре-ку» еще раз.

-Петсон, скажи ему, — заныл котенок. – Это вопли совершенно невозможно слушать. Он что, так и будет орать целый день?

-Ты скоро привыкнешь, — успокоил Финдуса хозяин. – Так приятно послушать красивое пение! Раньше у нас было слишком тихо.

Сердитый и обиженный котенок стоял и смотрел, как все куры ходят следом за петухом. А петух клевал землю и показывал им, что можно есть. Как будто куры не умели сами находить себе еду! Иногда ничего съедобного в земле не оказывалось, но и тогда куры были очень довольны.

-Ты видишь, — шипел Финдус. – Он хочет их обмануть, там нет никакой еду. Все они такие, эти петухи. Им нельзя доверять.

-Откуда ты знаешь, какие бывают петухи, ты ведь никогда не видел петухов.

-Это и так всем известно, — пробормотал котенок.

Так прошло несколько дней. Финдус затосковал. Он считал, что из-за петух все пошло наперекосяк. Куры больше не хотели играть с котенком, хотя он старался придумывать самые забавные игры.

Например, Финдус решил научить кур летать. Он бросил поперек бревна доску – получились качели. Потом Финдус положил на один конец доски бутерброд, а сам залез на ветку, которая свисала прямо над другим концом доски. Одна курица хотела съесть бутерброд и вскочила на качели. Котенок только этого и ждал. Он спрыгнул с дерева на доску, и бедная курица взлетела высоко в воздух!

Финдус решил, что это очень веселая игра. Куры ведь не умеют взлетать на такую высоту, значит, должны быть рады, что он подкидывает их выше крыши. Но курице почему-то не понравилось летать. Финдус был уверен, что виноват в этом пресловутый Юсси. Если бы он не начал кричать и ругаться, куры обязательно полюбили бы игру с качелями. Так думал Финдус, но изменить он ничего не мог.

И так всегда. Как только Финдус подходил к курам, петух тут е отгонял его. А куры даже и не пытались защитить котенка. Финдус охотился на кур понарошку. Но когда петух гнался за ним и щипал за хвост, это уже не было похоже на игру: петух клевался по-настоящему.

И все-так хуже всего было петушиное пение.

По утрам петух начинал горланить так рано, что котенок просыпался и думал, что сойдет с ума.

Сначала он пробовал кричать вместе с петухом, но спокойнее ему от этого не стало. Тогда Финдус собрал крышки от всех кастрюль и положил их в таз. Когда петух заголосил, котенок начал орать изо всех сил и греметь тазом. Шум получился ужасный. Тут же прибежал Петсон с курами и велел Финдусу замолчать.

— Ты же жаловался, что здесь было слишком тихо, — крикнул котенок хозяину. – Это несправедливо! Ему главное можно орать сколько угодно, а мне ты петь не разрешаешь!

Петух снова запел.

-Замолчи немедленно! – возмутился Финдус. – Запрети ему, Петсон! Иначе я уйду из дома!

И котенок убежал на чердак. Там он спрятался в ящик и зажал лапками уши. Он был так сердит и расстроен, что просто не знал, что ему теперь делать.

Петсон был тоже расстроен. Ему не нравилось, что у котенка теперь всегда плохое настроение. Кроме того, он и сам начал немного уставать от постоянного петушиного пения. Он всегда считал, что петухи поют совсем чуть-чуть, только изредка. Но Юссии пел целый день, и ничего не изменилось после ужасного грохота, который устроил Финдус.

Вечером, когда куры ушли спать, котенок вылез из своего ящика и спустился с чердака. Он тихонько подошел к хозяину, который сидел на скамейке под кустом сирени. Финдус был хмурым и печальным.

После появления в доме петуха эти вечерние минуты стали для котенка самыми приятными. Никого вокруг – только он, Петсон и несколько птиц в небе. Так приятно сидеть в тишине и смотреть на ласточек!

-Он когда-нибудь замолчит? – грустно спросил Финдус.

— Но сейчас ведь тихо, — попытался успокоить его хозяин.

Тишина и спокойствие. Только где-то вдали мычала корова.

— Вы не очень-то ладите между собой, — сказал Петсон.

-Да, пожалуй, — ответил котенок. – Он у нас навсегда?

-Давай я попрошу его не петь так часто, и вы попытаетесь помириться.

-Пусть поет раз в день, хватит с него, — заявил Финдус.

— Нет, с этим он не согласится. Может быть, просто чуть реже, чем сейчас. Посмотрим, что будет завтра. Утро вечера мудренее.

На следующий день Петсон привел петуха в сарай, чтобы все спокойно обсудить. Хозяин посмотрел на Юсси, а Юссии запел так, что бревна покатились на пол.

-Ты замечательный петух и очень хорошо поешь, — сказал Петсон. – Но наши нервы не выдерживают. Видишь ли, дело в том, что…Честно говоря, ты поешь слишком часто. Петухи обычно поют реже, примерно раз в десять минут. Я бы хотел, чтобы ты пел так же. Иначе мне придется вернуть тебя Густавсону.

Петух прекрасно понимал, что может произойти, если его отдадут соседу. Поэтому пришлось согласиться. Но чтобы показать, что не только Петсон может принимать решения, петух предложил сделать так: он будет петь ровно пять минут в час. Сказано – сделано.

Вечером Петсон повесил на стену курятника часы с кукушкой. Петуху разрешалось петь всякий раз, когда кукушка появлялась из своего домика и куковала. Рано утром петух подошел к часам и стал ждать. Куры ничего не понимали, но стояли рядом с Юсси и тоже чего-то ждали.

И вот из дверцы часов показалась кукушка. Петух встрепенулся и…

— Ку-ка-ре-ку!!!

Его песня была гораздо громче и пронзительней, чем раньше. Даже куры разнервничались, начали суетиться и бегать по двору. Петсон не выдержал и спрятался в шкаф. Финдус забрался в свой ящик на чердаке еще раньше. Котенок положил голову на полушку и изо всех сил прижал ее к ушам. Петух пел целых пять минут. Ровно через час все повторилось сначала.

И Петсон, и Финдус, и даже куры стали все чаще ходить мимо курятника и поглядывать на стрелки часов. Приближалось время, когда снова должна была появиться кукушка. Все быстро попрятались по своим тайникам.ю и во дворе остался один петух. Он по-прежнему стоял под часами и терпеливо ждал.

Каждый час повторялось одно и то же. Настал вечер. Никто не мог заниматься делом, все бродили вокруг петуха и готовились к тому, чтобы опять бежать прятаться.

В пять часов Юсси загрустил. Ему хотелось поскорее лечь в постель, потому что он устал и охрип. Тогда петух решил, что в шесть часов он споет в последний раз и потом пойдет спать. Его последнее «ку-ка-ре-ку» было совсем коротеньким, не дольше одной минуты. Он возвращался в курятник такой печальный и расстроенный, что даже забыл пересчитать кур.

Петсон и Финдус выбрались из своих укрытий.

-Как ты думаешь, он завтра будет вопить? – спросил котенок.

-По-моему, нет, — сказал Петсон. – Петь так громко пять минут без перерыва, наверное, тяжело. Ему просто нельзя напрягать голос. Это вредно. Я поговорю с ним завтра.

-Да, обязательно. И скажи ему, чтобы он САМ сварил из себя бульон, — мрачно пробормотал Финдус.

На следующий день Петсон попросил петуха петь потише и покороче,но почти ничего не изменилось. Каждый час раздавалось непрерывное, пронзительное «ку-ка-ре-ку». Его было слышно во всей деревне, и хотя Юсси пел уже не так долго, как раньше, Финдус все равно был недоволен.

Котенок не мог даже слышать о Юсси. Финдус считал, что все неприятности на свете происходят из-за петухов. За петуха все почему-то постоянно волнуются. Петсон сильно переживает, если Юсси начинает петь меньше, чем обычно. Однажды даже червяка для него выкопал. Как будто без еды петух не сможет кричать во все горло. Вот для Финдуса Петсон никогда не выкапывал червяков…

И обиженный котенок решил сам поговорить с Юсси.

Финдус изобразил на листе бумаги несколько загогулин, чтобы это было похоже на то, как всегда писал Петсон. Когда котенок вошел в курятник, Юсси и куры сидели на жердочке.

-У меня письмо от Петсона, — сурово заявил Финду. – У него от твоего крика разболелась голова, и он написал на этом листке, что я должен тебе сказать.

Котенок развернул бумагу и прочитал:

-С сегодняшнего дня этому бездельнику-петуху разрешается орать только две минуты в день. Одну минуту утром и одну минуту вечером. Иначе бульон.

Куры возмущенно раскудахтались, они ужасно рассердились. Юсси чуть не плакал. Он никогда не слышал, чтобы петух пел всего два раза в день. Это было просто НЕ ПО-ПЕТУШИНОМУ.

Но Финдус не уступал, и Юсси смирился. Он обещал попытаться.

Следующий день стал самым тяжелым испытанием в жизни петухи.

Утреннее пение было прекрасным. Юсси пел громко, звонко и красиво – так, что проснулись все соседи. Но потом петуху стало тяжелей. Через час ему очень хотелось петь, но он решился лишь тихо, жалобно простонать. Целый день Юсси бродил по огороду и думал только о том, что он больше не может молчать.

Курам не нравилось, что петух совсем забыл про них. Петсон удивлялся и не понимал, что случилось. «Он мог бы петь чуть-чуть побольше, — думал Петсон. – Это было бы очень приятно. Но не могу же я все время заставлять делать то, что хочу я». И Петсон ничего не сказал.

Финдус был очень доволен. Но после обеда он увидел, как сильно страдает Юсси, и пожалел петуха. Финдуса начала мучить совесть, оттого что он соврал про письмо Петсона. Он хотел рассказать правду, но не решался признаться в таком отвратительном обмане.

Вечером снова раздалось пение.У Юсси все-таки был очень сильный и красивый голос!!! Куры восхищенно смотрели на петуха, Петсон перестал работать и тоже стал слушать. Даже Финдусу на этот раз показалось, что кукареканье может быть не совсем противным. Последнее, четвертое «ку-ка-ре-ку» котенку почти понравилось. А потом снова наступило молчание.

На следующее утро пения не было.

Когда Петсон принес в курятник завтрак, все куры сидели на насесте и рыдали. Петуха среди них не было.

-Он не выдержал, что ему запрещали петь, — всхлипывали куры.

-Он улетел! Перелетел через забор и…

-Совсем как орел… Наш Юсси так замечательно летает!

-Он такой талантливый…

-Мы будем скучать по нему… Он никогда не вернется к нам…

-Он попрощался с нами навсегда…

Петсон был потрясен.

-Но как же он будет совсем один? Он мог бы поговорить со мной, и мы что-нибудь придумали, — сказал Петсон.

-Он справится, — ответили куры. – Он не хотел жаловаться, он очень гордый.

Петсон выбежал на улицу.

-Но… Что, если его схватит лиса! Или коршун… А если умрет от голода!

Петсон со всех ног бросился в лес.

Через час он вернулся. Он все обыскал, но так и не нашел петуха.

Финдусу было очень-очень стыдно. Собственно говоря, он и добивался чтобы Юсси ушел. Но теперь котенок жалел, что петуха с ними нет и он больше не будет петь.

— Это я во всем виноват! – признался котенок и рассказал о письме.

Петсон серьезно посмотрел на него.

-То, что ты сделал, отвратительно, — сказал хозяин Финдусу. – Надеюсь, ты теперь раскаиваешься.

-Я же не знал, что он и в самом деле улетит. Может быть, он еще вернется?

-Не уверен, — ответил Петсон.

-Но будем надеяться, что вернется.

Кругом было тихо-тихо.

Куры немного успокоились. Они будут вспоминать петуха и ждать его возвращения.

— Когда осенью появятся цыплята, ты должен быть очень осторожен с ними, Финдус, — сказал Петсон.- Тебе придется защищать и охранять их, чтобы их не съел какой-нибудь другой кот.

Финдус чувствовал, что он готов день и ночь сидеть у курятника и караулить кур. Только бы Юсси вернулся и простил его.

В погоне за шляпой

У дедушки была шляпа, которую он никогда не снимал. Разве что вечером, перед тем, как ложиться спать. Засыпая, он вешал шляпу на лампу кровати, а просыпаясь, первым делом натягивал шляпу на голову.

Однажды утром дедушка проснулся и обнаружил, что шляпа исчезла. Сначала он просто немого удивился. Перевернув по три раза все, что можно было перевернуть, и примерно семь раз ощупал свою макушку, он отправился на кухню, злой как собака.

— Где моя шляпа? – взревел дедушка. – Все шутки шутишь с утра пораньше?

Дедушкин пес Ураган спал на кухонном столе. Он вяло приоткрыл один глаз, но тут же снова закрыл его.

— Я никогда не шучу до обеда, мог бы уже запомнить, — ответил пес. – Я лежу здесь со вчерашнего и до сегодняшнего обеда вставать не собираюсь.

— Тоже мне, сторожевая собака называется! – не унимался дедушка. – Здесь ночью были воры! Гангстеры и бандиты похитили мою шляпу! А я без нее – как без рук!

— Я не сторожевая собака, сколько раз повторять, — сказал Ураган. – Я собака – друг человека. Сядь, выпей кофейку и веди себя по-человечески.

— Кофейку! – возмутился дедушка. – Как же я буду пить кофе без шляпы на голове! А это еще что такое?

Дедушка достал из банки с молотым кофе оловянного солдатика. Он его туда точно не клал. Дедушка выпил целых три чашки кофе, размышляя, откуда в банке взялся солдатик.

— Между прочим, — пробормотал Ураган, — мне приснилось, если тебе это, конечно, интересно, что твоя старая шляпа полетела к Курице.

— Так бы сразу с сказал, — пробурчал в ответ дедушка.

Запихнув солдатика в нагрудный карман ночной рубашки, он выбежал на улицу.

Окрыленный надеждой, дедушка помчался к дому Курицы. Курица сидела в саду и вязала.

— Здравствуй, Курица, — сказал дедушка. – Я ищу свою шляпу. Дело в том, что, пока я спал, воры украли мою шляпу. Ты случайно не заметила ничего подозрительного?

— Прошляпили шляпу? – переспросила Курица.- А при чем тут я? Я вяжу. Ничего не вижу, ничего не слышу и знать ничего не знаю. Кофе в холодильнике, вафли в кастрюльке. Угощайся на здоровье, только помалкивай, потому что говорю здесь я.

Пока Курица говорила, дедушка налил себе кофе и взял вафлю. Откусив кусочек, в шоколадной начинке он обнаружил цепочку от часов. Не успел он поинтересоваться, откуда в вафле цепочка, как Курица сказала:

— Кто-то в старом сарае знает про эту твою шляпу. Его спроси. Кто-то знает больше, чем кажется. Кто-то неплохо осведомлен о шляпах.

Дедушка положил цепочку в карман и зашагал к старому сараю.

Местами в сарае было довольно светло. Под огромной дырой в крыше росли высокие черносливовые пальмы, хризантемы, клубничные деревья и сахарный тростник.

Посреди этой буйной зелени никого не было. Но Кто-то был там. Он не желал показываться на глаза – даже дедушке. Кто-то жил в ящике, который стоял в самой чаще.

На ящике висела записка: «Привет, дедушка. К сожалению, я ушел по неотложному делу. Выпей кофе с печеньем. Кофе там, где обычно».

Дедушка фыркнул. Вот вечно так. Он нашел чашку и налил из крана немного кофе, хотя был здорово раздосадован. Когда бы он ни пришел, Кто-то вечно отсутствовал! А тут еще и шляпа пропала!

— Кто-то видел мою шляпу? – громко крикнул дедушка.

И стал ждать ответа.

Вскоре мимо него проехала маленькая заводная машинка. В ней лежала записка: «P.S. Видел я твою шляпу. Ищи ее на Свалке.»

Дедушка направился в угол сарая,где были свалены старые вещи.

— Кто-то должен навести здесь порядок! – крикнул он. – Пропылесосить!

Дедушка перерыл всю Свалку, но шляпы нигде не было. Зато он нашел маленький перочинный ножик. Дедушка долго изучал его. Нож казался ему знакомым, но где он его видел, дедушка не припоминал.

Он все еще думал о ножике, когда мимо него снова проехала заводная машинка. Она пересекла Свалку и исчезла за занавеской в стене. Озадаченный дедушка пошел за ней.

Шагну за занавеску, он очутился в мастерской портного Бреда Апорте. Портной растянулся на большом столе, пытаясь отрезать кусок ткани.

— Привет, Бред. А что, твоя мастерская работает в воскресенье?

— Ээээ, что такое? Работает. – промычал портной, удивленный внезапным появлением дедушки. – Секундочку, сейчас проверю.

Он подбежал к входной двери и подергал за ручку.

— Нет, к сожалению, закрыто. Приходите в пятницу.

— Я ищу свою шляпу, — сказал дедушка. Мне кажется, что она залетела сюда. А ты меня разве не узнаешь?

Портной склонился, чтобы получше рассмотреть дедушку. И, только надев шляпу, понял, кто перед ним стоит.

— Ну как же, как же, теперь узнаю! Дедушка, это ты!

Никогда не видел тебя без шляпы! – Он пощупал дедушкину ночную рубашку. – Что, зашел примерить новое платье? Как мило с твое стороны… сидит хорошо, шестьдесят девять крон, тебе по старой дружбе уступлю за тридцать…

— Ты шляпу мою видел? – спросил дедушка, стараясь не терять самообладания.

— Видел, видел! – радостно воскликнул портной. – Она бесподобна! Такого элегантного головного убора я в жизни не встречал. А где же она?

— Говорю же, она пропала!!! – завопил дедушка.

— Не кричи, дружище, я не слепой. Кофейку не желаешь?

— Да, спасибо, — вздохнул дедушка и, обессиленный опустился на табурет.

Бред Апорте поставил перед дедушкой термос и блюдце.

— Наливай сам. У меня и своих дел хватает! – сказал он и встал у двери.

Когда дедушка наливал кофе, из термоса выпал маленький магнит. Дедушка выловил его из блюдца. Он почти не сомневался, что когда-то, давным-давно, у него был точно такой же.

— У тебя в кофе магнит, — сообщил дедушка.

— Магнит? Смотри не подавись. Лучше выкинь его, — посоветовал портной. – Странно… – задумчиво добавил он. – Твоя шляпа – та, которой на тебе нет, -летает там, на улице. Низко, как сова. Почему? С ней такое часто случается?

Дедушка вскочил на ноги.

— Что ты сказал? Где она?

— Спикировала за забор, — ответил Бред Апорте. – Надо же, ну и шляпы нынче пошли. Вытворяют что хотят.

Добежав до забора, дедушка остановился перевести дух.

— Подходи-покупай! Очень много товаров! Красивые-красивые! Не особенно дорого! Только очень дёшево! – закричали у дедушки прямо над ухом, так, что он даже подпрыгнул от неожиданности.

Рядом стоял кролик Спекулянти, торговавший разной мелочевкой с лотка.

— Господи, как ты меня напугал! – сказал дедушка.

— Не надо бояться, Спекулянти не кусается.

— Ты случайно не видел, моя шляпа тут не пролетала? – спросил дедушка.

— Мне очень жаль, но шляп сегодня нет, — ответил Спекулянти.- Завоз новых шляп будет завтра. Но у нас есть многое другое. Пожалуйста, подходи и смотри, смотри, смотри, как много товаров!

Очень дешево.

Чего здесь только не было: брелоки и непарные носки, измельчители сухарей и стирательные резинки, рыболовные крючки и шляпосниматели, старые лотерейные билеты и резиновые скелеты с трясущимися конечностями.

— Пять крон за штуку. Все за тысячу. Первосортный товар. Натуральный металл и чистая пластмасса.

— Сколько хлама на один квадратный метр, — заметил дедушка. – А мотоциклов у тебя нет?

— Секундочку, я проверю на складе, — ответил Спекулянти и, отодвинув доску в заборе, исчез.

Пока кролика не было, дедушка заглянул в коробку с надписью «Задаром». Там лежал старый свисток, который, конечно, уже не свистел. Однако свисток этот так понравился дедушке, что он не удержался и сунул его в нагрудный карман.

Из отверстия в заборе вынырнула голова Спекулянти:

— Эй, старина, иди-ка сюда!

Там, за забором, стоял старый, сломанный и ржавый мотоцикл с коляской.

— «Бугатти», — гордо сообщил Спекулянти. – В отличном состоянии – как новенький. И стоит недорого – крон шестьдесят-семьдесят. Шикарный мотоцикл. Немного масла, и побежит как миленький.

— Посмотрим-посмотрим, — сказал дедушка и уселся в коляску. – Сделаем сначала кружок – поглядим, сможет ли он догнать мою шляпу.

— Не проблема! – ответил Спекулянти. – Только заправимся, — добавил он и вылил в бак полбанки пива. Потом, повернув все возможные рычажки и ручки, попробовал завести мотор. Но мотоцикл не заводился.

— Предоставь это мне, — сказал дедушка. — Уж в чем в чем, а в мотоциклах я разбираюсь. Дай мне разводной ключ и молоток. Наверное, просто клапаны немного погнулись.

Дедушка разошелся не на шутку. Он крутил, стучал и прыскал масло. Спекулянти был в полном восторге.

— Так, попробуем еще раз. Надень шлем, кролик, не то уши продует.

И мотоцикл завелся! Они вылетели как пробка из бутылки, перепрыгнули через забор и приземлились на узкой проселочной дорожке. «Как в старые добрые времена», — подумал дедушка.

— А ты парень что надо! – прокричал Спекулянти и чмокнул дедушку прямо в губы. – Высший класс! Отдам за восемьдесят пять! Включаю вторую передачу?

— Давай, жми! – прокричал в ответ дедушка. – Включай сразу четвертую!

Мотоцикл вздрогнул и сорвался с места. Разогнавшись – ВРРРУУУМММ! – он со страшной скоростью понесся по огромному полю.

Они мчались по кочкам и коровьим лепешкам, потом перемахнули через луг, потом через пашню, потом через другой луг и другую пашню, а потом – БАБАХ! – наскочили на камень. Мотоцикл взмыл в воздух и дедушка вылетел из коляски. Сделав сальто, он приземлился на траву. А мотоцикл со Спекулянти за рулем исчез вдали.

Дедушка сидел посреди луга один-одинешенек. Рев мотора звучал все слабее и вскоре совсем стих.

Наступила такая тишина, что дедушке показалось, будто он слышит, как от земли поднимается пар. Поля и леса нежились в переливающемся солнечном свете. Все вокруг застыло.

Внезапно на дедушку навалилась усталость. «Похоже, не видеть мне моей шляпы, — подумал он. – Да и ладно, какая разница».

Он подумал о том, чтó нашел, пока гонялся за шляпой. Почему эти вещи показались ему такими знакомыми?

Из нагрудного кармана дедушка достал оловянного солдатика, цепочку от часов, перочинный ножик, магнит и свисток и разложил все это на большом камне.

И тут он вспомнил. Именно теперь, когда все эти вещицы лежали перед ним, он наконец вспомнил! Точно, сомнений тут быть не могло – именно эти предметы когда-то, давным-давно, лежали у него в кармане.

Ему было всего семь лет, когда один приятель по имени оке показал ёжика, которого держал в ящике. Увидев зверька, дедушка готов был отдать за него все свои сокровища. А их у него было не так много…

— Можно я куплю его у тебя? – спросил дедушка.

— А что дашь взамен? – спросил Оке в ответ.

И тогда дедушка выложил перед ним оловянного солдатика, половинку цепочки от часов, перочинный ножик, магнит и свисток. Воцарилась долгая тишина. Как раз это мгновение и вспомнил сейчас дедушка – ясно и отчетливо. Пять предметов. Ящик с ёжиком. Пальцы Оке, на миг отпустившие ящик и прикоснувшиеся к солдатику. Тишина.

Для дедушки это были тяжелые минуты. Он расставался со своими самыми драгоценными вещами. Но взамен он мог получить ёжика. Он бы каждый день давал ему молоко. Только бы Оке согласился!

— Идет! По рукам.

Он взял ящик и со всех ног помчался домой. Он так радовался, что сердце готово было выпрыгнуть из груди.

Что было потом- дедушка помнил уже не так отчетливо. Кажется, мама сказала ему, что ёжика нельзя держать в ящике. Что ёжик должен жить на свободе, а иначе он погибнет. И тогда он выпустил его в старом саду своей бабушки, и, как только ёжик выбрался из ящика, сразу дал ему молока, чтобы зверек знал, что его здесь никто не обидит.

Дедушка помнил, как сидел на корточках и гладил его колючую шубку. Это было не очень-то приятно, но как еще он мог показать ёжику, что любит его.

И вот он сидит тут – маленький старичок на огромном лугу – и думает о той далекой поре, когда ему было всего семь лет и он жил с бабушкой, мамой и папой да еще с пятью братьями и сестрами, и том, как у него появился ёжик. Дедушку и раньше посещали воспоминания о тех временах, но теперь ему удалось вспомнить гораздо больше. И все это благодаря тому, что от него сбежала его старая шляпа. И хотя дедушка многое повидал на своем веку, он никак не мог понять, как такое могло произойти.

Дедушка встал и пошел домой. О шляпе он больше не думал. Солдатика, цепочку, перочинный ножик, магнит и свисток он разложил на секретере в большой комнате. А потом откопал в шкафу другую старую шляпу.

«Может, эта сойдет, — подумал он. – Хотя зачем мне шляпа? Разве обязательно носить шляпу только потому, что ты – старичок? Да и лето еще не кончилось. Успеется».

Лиза ждет автобуса

Как-то раз Лиза и мама собрались в город — на спектакль кукольного театра. Они пришли на остановку и уселись на лавочке, неподалеку стоял Седерквист с маленькой сумочкой и ждал автобуса.

— Прекрасная нынче погода, — сказал он. — А вот в Париже тридцать два градуса тепла.

— Какой кошмар, — ответила мама.

Сёдерквист достал из сумочки бутерброд, вцепился в него зубами, откусил и начал

тщательно пережёвывать.

Лиза смотрела на него ео все глаза.

— Жёсткий попался, — сказал Сёдерквист.- Хочешь бутерброд?

Лиза помотала головой.

— Это хорошо, мне больше достанется. — Он вынул из сумки бутылку с газировкой, сделал глоток и рыгнул.

Потом пришла Агда и тоже уселась на лавочку. Как водится, у нее с собой был ящик с гуслями, разукрашенный цветами и диковинными зверями.

— Угадала, что у меня в ящике? — спросила Агда.

Лиза кивнула.

— Всё-то ты знаешь, — сказала Агда. — Хочешь, я тебе сыграю?

— Ну что вы, не стоит, — ответила Лиза.

— Да ладно, я же вижу, что хочешь, — Агда достала гусли. — Но только одну песенку, ведь скоро придёт автобус.

Она стала бренчать на гуслях и петь дрожащим голосом веселую и грустную песню про жемчужные ворота.

Седерквист, жующий бутерброд, подошёл поближе и уставился на неё.

— А «Тюремный рок» Элвиса Пресли можешь сбацать? — поинтересовался он.

Агда не могла. Вместо этого она исполнила песню о молчаливом томлении сердца.

Лизина мама встала, чтобы размять ноги.

Лиза побежала следом.

Но тут пришли Ханна и Йенни. Они работали в детском саду. У Ханны была клетка с попугаем.

Лиза присела на корточки и посмотрела на птицу.

— Береги пальцы, он клюётся! — сказала Ханна.

Лиза прижала ладошки к груди.

— Береги честь смолоду! — выпалил попугай.

— Где он этого набрался? — сказала Йенни и засмеялась.

Тотчас захохотал попугай.

Жара плотной пеленой укрывала поля.

Тишину нарушало лишь пение жаворонков.

По тропинке попрыгала сорока и улетела.

Седерквист ходил туда-сюда и пинал одуванчики. Ханна и Йенни молча смотрели на дорогу. Лиза попробовала подразнить попугая веточкой, но тот перекусил её клювом.

— Раз автобус задерживается, я могу немного сыграть, — предложила Агда.

— Он может появиться в любой момент, — возразила мама.

И тут прибежал Юхан. Он уже совсем взрослый, поэтому его отпускают в город одного. Запыхавшись, он уселся на лавочку рядом с Лизой и мамой и положил на колени сумку. Лизе стало интересно, что внутри, но заговорить с Юханом она стеснялась. Тогда она спросила у мамы:

— А что у Юхана в сумке?

— Не знаю, — ответила мама. — Спроси у него.

Юхан покосился на Лизу, и тогда она решилась:

— Что у тебя в сумке?

Казалось, Юхан не хочет отвечать. Но потом он вынул из сумки коробку и открыл её. В ней было множество маленьких фигурок. Он достал одну и протянул её Лизе. Лиза взяла посмотреть.

Это был маленький пластмассовый монстр, державший в руке топор. Фигурки Юхан разукрашивал сам, и Лиза сказала, что у него здорово получилось. Только эти монстры были немного липкие. А ещё очень страшные, с огромными клыками, топорами и черепами.

— А что ты с ними делаешь? — спросила Лиза.

— Это солдаты, — ответил Юхан. — Их ставят в шеренги, кидают кубики, а потом они умирают.

Лизе это совсем не понравилось.

— Что ещё у тебя в сумке?

Юхан достал рулетку.

— Этой штукой можно мерить сантиметры.

Юхан измерил коробку с солдатами-монстрами. В ней оказалось двадцать шесть сантиметров. Затем он измерил Лизины туфельку, ухо и нос, ящик старушки Агды, лавочку, а также живот Сёдерквиста, правда, для него рулетки не хватило.

Лиза измерила веточку. В ней было почти четырнадцать сантиметров.

— Надо же, как автобус опаздывает, — сказала Ханна. — Уже почти на пятнадцать минут.

— Возьми пирожок! — сказал попугай.

Юхан убрал рулетку в сумку и подошёл к клетке.

Попугай семенил по жёрдочке и что-то бормотал.

И вдруг раздался резкий свист. Это Седерквист дунул в травинку. Лиза и Юхан бросились к нему.

Седерквист показал им, как делать свистульки.

Вскоре дети тоже научились извлекать звуки из травинок, и воздух наполнился пронзительным свистом и писком. Взрослые быстро устали.

— Лиза! — крикнула мама. — Иди сюда, я тебе кое-что скажу.

Лиза побежала к маме.

— Скоро придёт автобус.

«Конечно, придёт, куда он денется, — подумала Лиза. — Только пока его что-то не видно».

Она поспешила обратно к Юхану, который сидел на корточках в траве. Юхан собирал маленькие сиреневые цветочки и засовывал их в рот!

— Ты что, ешь цветы? — спросила Лиза. — А это не опасно?

— Опасно. Если съешь тысячу килограммов, умрёшь, — ответил Юхан.

Лиза тоже попробовала цветочки. Они были немного кислые, но вкусные.

Лизе на руку сел жук.

Сложив крылышки, он пополз по её пальцу. Жук был зелёного цвета и отливал золотом.

— Смотри, — сказала Лиза.

Юхан посмотрел на жука.

Тот всё полз и полз по пальцу. Когда он собирался взлететь, Лиза переворачивала руку, и жук полз в обратную сторону. Ему всё время хотелось ползти вверх.

Юхан приставил свой палец к Лизиному, и жук перебрался к нему.

Потом Лиза приставила свой палец к пальцу Юхана, и жук вернулся к ней.

Вдруг он взлетел и исчез из виду.

— Лиза! — крикнула мама.

Лиза поскакала к лавочке на одной ножке. Юхан тоже поскакал. У него, конечно, получилось быстрее и лучше. Но он попытался прыгать с подвывертом и упал. Лиза засмеялась.

Юхан стал дурачиться: он подпрыгивал и переворачивался в воздухе так неуклюже, что Лиза хохотала до упаду.

Седерквист стоял рядом, ел банан и заливался так, что у него трясся живот.

Лизе тоже захотелось пошалить. Дети бегали по траве, спотыкались и падали.

Юхан закричал:

— Ой, сейчас опять грохнусь!

А Лиза засмеялась:

— Ты что, ходить разучился?!

И тут же упала.

Взрослые смотрели на них и смеялись, а вместе с ними хохотал попугай.

— Ну и безобразники, — сказала Агда.

И вот появился автобус.

— Ну наконец! — обрадовалась Йенни.

— Заждались уже! — проворчала Ханна.

— На полчаса опоздал! — сказала мама.

— Выключи телик! — гаркнул попугай.

— Куда мы едем? — спросила Лиза.

— Мы ведь собирались в кукольный театр, — ответила мама.

Ах да, конечно.

— Карданный вал сломался, и мне пришлось вызывать новый автобус, — объяснил водитель.

— Бог с тобой! — выпалил попугай.

Лиза с мамой сели на переднее сиденье.

Юхан сел в самом конце. А Седерквист так и стоял на остановке. Он доедал

бутерброд и махал им рукой.

Автобус тронулся.

— Ну вот, теперь опоздаем на спектакль, — сказала мама. — В кои-то веки куда-то выбрались.

— Ну и ладно, — ответила Лиза.

Она посмотрела в окно и вспомнила о жуке, который переползал с её пальца к Юхану и обратно. А потом улетел.

Рождественская каша

Дело было в сочельник. Белый снег неподвижно лежал на дворе. Смеркалось, из окон гостиной и кухни струился теплый свет. В доме накрывали рождественский стол. Скоро вся семья будет в сборе.

Отец семейства гномов и его средняя дочка Полька притаились на сеновале. Через дырки, прорубленные дятлом в стене, они наблюдали за тем, как работник Оскар набирает дрова.-

Ишь как он осторожничает, боится испачкать праздничный костюм. Да, нечасто его увидишь в костюме, — сказал отец.

— Смотри-ка, хозяин возвращается со станции с полными санями родственников, — заметила Полька. – Значит, скоро все дети придут в конюшню кормить лошадей рождественским ужином, городские гости это дело любят.

— Да, а потом, полагаю, захотят и гному поднести рождественской каши, — ухмыльнулся себе в бороду отец.

— У тебя на уме одна каша, — сказала Полька. – И чего в ней особенного? Мама сама такую готовит.

— Может, и так, — ответил отец. – Но дело тут не в самой каше. Люди подносят ее гному в знак уважения. Это значит, они благодарны ему за все, что он для них сделал, и не хотят с ним ссориться. Злой гном приносит людям несчастья и беды. А если меня не уважают, я могу разозлиться. Понимаешь, детка, когда ты весь год изумляешь себя непосильной работой…

Полька захихикала:

— Ты сказал «изумляешь», а надо говорить «изнуряешь».

Отец попытался напустить на себя важность, но ничего не вышло.

— Ни стыда у тебя, ни совести, — вздохнул он. – Хватит над стариком потешиться. Сегодня у нас нет времени на всякие глупости.

Гном схватил дочку за руки, и они закружились в танце.

— Сегодня рождество, мы спустимся вниз и тоже отведаем рождественский ужин…

— Ага! – воскликнула Полька. – А потом пойдем смотреть на рождественского гнома!

— Ага-а-а! – передразнил ее отец. – А потом пойдем а рождественской кашей!

Гномы жили на сеновале, за дверью, которую кроме них никто не замечал.

Посмотришь снаружи – так и не поймешь, что за этой стеной кто-то живет. А войдешь в дверь и увидишь просторную комнату, где вдоволь места для семь гномов.

Мать семейства накрывала на стол, а Пулька помешивал кипящее варево в большом котелке над огнем. Он ведь уже большой, скоро одиннадцать лет. Задание это считалось почетным в семье гномов, потому что рождественский ужин был самой торжественной трапезой в году.

Гномы не едят мяса, поэтому рождественского окорока у них нет. Зато они варят похлебку из разных трав, ягод и грибов, которые им удалось насобирать за год – от первого бутончика мать-и мачехи до последней замерзшей сыроежки. Хлеб они пекут из зерен четырех злаков, и пиво у них необыкновенное: чем моложе тот, кто его пьет, тем оно слабее и слаще, чем старше – тем крепче и горше. Поэтому маленькая Пилька, которой едва исполнилось четыре года, пьет пива не меньше, чем ее старый дед, которому стукнуло уже четыреста двадцать семь лет.

Отец с Полькой рассказывали остальным, чем занимаются люди, но мать слушала их вполуха. Она думала об одном деле, которое ей надо было провернуть нынче вечером. Дело это было очень серьезное.

Так уж устроены гномихи: им завсегда известно все самое важное,даже если они не видят это собственными глазами. Или даже если это еще не случилось. Поэтому от них часто можно услышать нечто подобное: «В гостиной уголек выскочил на пол. Скорее беги гасить!» или «Малышка Анна скоро свалится с кровати. Сбегай, подставь стул!»

Но сейчас мать думала о другом: она знала, что на этот раз хозяин дома забудет выставить гномам тарелку с рождественской кашей. В последние годы люди совсем перестали за этим следить. Знай себе носятся со своим рождественским гномом. А до настоящих гномов им теперь и дела нет. Даже дети, и те забыли. Небось решили, что рождественского гнома достаточно, зачем на других еще кашу переводить. Они же не понимают, что гном гному рознь.

Однажды, давным-давно, было дело – забыли поднести гномам кашу. И гном-отец так разозлился, что весь год в доме случались несчастья. Надо ж, как его пробрало, он ведь на самом деле такой добряк!

Так вот, значит, в этом году они снова забудут о рождественской каше – мать-гномиха знала об этом заранее. Надо что-нибудь делать, невмоготу потом весь год смотреть, как люди мучаются.

— Ну что, мой мальчик, когда за кашей отправишься? – спросил дед у гнома-отца.

— А я не хочу никакой каши, — сказала Пилька.

— Пока еще рановато, — ответил отец. – Сначала отведаем рождественский суп и …

— Может, помочь тебе донести е? А? Хе-хе-хе-хе, — рассмеялся дед.

Отец колебался. Ни о чем кроме каши он все равно думать не мог. Так почему бы и нет?

— Пойду посмотрю, — сказал он. – Кто его знает…

Мать-гномиха улучила момент и отозвала Пульку и Польку в сторону, чтобы гном-отец не услышал их разговор.- Мне нужна ваша помощь. Только ни слова отцу! Люди забудут поднести ему кашу. Нам надо самим раздобыть ее, да так,чтобы отец ни о чем не догадался. К тому мы же мы должны напомнить людям, что мы существуем. Только не забудьте, сделать это надо так, чтобы нас никто не увидел!

Гном, показавшийся людям на глаза, теряет свою волшебную силу, сами знаете. Вот как мы поступим…

Она стала быстро что-то объяснять Пульке и Польке, а те с умным видом закивали.

— О чем это вы там шепчетесь? – спросил дед.

Не успели они ответить, как вернулся отец.

— Н-да, никакой каши нет. Но все еще впереди, не волнуйся дедуля.

— Конечно, чего сейчас думать. Давайте-ка отведаем рождественский ужин. Прошу к столу!

Все уселись за стол и стали есть рождественский суп с хлебом и пивом. Ели они долго и с удовольствием, по очереди рассказывая друг другу самые памятные из приключившихся с ними за год историй. Все гномы были отменными рассказчиками, и историй хватило на долгий ужин. Особенно расстарался дед. Правда, он вспомнил историю, произошедшую сто пятьдесят лет назад, но какая, в конце концов, разница.

И тут мать-гномиха говорит:

-Знаете что?

— Что?

— Нет.

— О чем ты?

— Рождественский гном! Мы тоже хотим посмотреть! – закричали дети и убежали.

— Нас подождите, мы тоже хотим его видеть, — сказал отец.

— Что? Ты спятил? Куда мы пойдем среди ночи? Здесь у нас так уютно, — воспротивился дед.

— Да им лишь бы на рождественского гнома полюбоваться, — ответил гном-отец, беря деда под руку. – помнишь, он уже много лет к людям приходит. Сигурд из Рультабу, в красном наряде и с длинной белой бородой, это его они зовут рождественским гномом. Он приносит и раздает подарки. Помнишь?

— Ась? Что еще там за глупости…- пробормотал дед, но все же поплелся следом.

Они отлично знали, как проникнуть в дом и забраться на высокий шкаф в зале так, чтобы их никто не заметил. В доме было полно тайных дверей и переходов, известных только гномам и мышам. Рассевшись на шкафу, они стали смотреть на людей за праздничным столом.

На стол уже подали кофе, люди сидели и разговаривали. Дети, столпившись возле окна, выглядывали на улицу.Самая младшая девочка, непоседа Анна, бегала от окна к бабушке и спрашивала:

— Зачем к нам придет гном? А зачем он нужен? Почему он еще не пришел?

Ровно о том же думала Пилька, сидевшая на коленях у матери. Вдруг она услышала, как в передней кто-то топает сапогами, отряхивая снег. Потом раздался стук в дверь.- Гном пришел! Заходи!

— Наконец-то, — прошептали маленькие гномики.

В дверях показался человек с длинной белой бородой и с мешком за спиной. На нем был красный кафтан и красный колпак, совсем как у гномов. Только ростом он был с человека.

Гном-отец чуть не подавился от смеха.

— Это еще что за чучело?! – проскрипел дед. – И он вообразил себя гномом? Мать честная, чего только теперь не придумают!

— Тихо, — прошептал гном-отец, еле сдерживая смех.

— Есть тут хорошие дети? – пробасил гном.

— Х-а-ха-а-ха! – гном-отец аж подпрыгнул на месте. – Это что за гном такой – даже не знает, есть ли в доме послушные дети? Дед, ты слышишь? Он спрашивает, есть ли тут послушные дети.

— Чего? Боже праведный… – Дед крякнул с довольным видом – уж он-то знает, как должно быть на самом деле.

Остальные гномы тоже улыбались, ведь гномам о людях известно буквально все.

Тяжело опустившись на стул, рождественский гном устало кивнул:

— Здравствуйте, и развязал мешок.

— Тише! Сейчас он достанет сверток. И там будут рукавички для Анны и бабушки. А ты прочти, что написано на свертке,тогда поймешь, для кого этот подарок,- весело прошептал гном-отец. – Надо же, он еще и читать умеет. Ну-ка посмотрим…

Подарки один за другим находили своих хозяев, зачитывались рождественские стихи, собиралась в кучи подарочная бумага. На лицах загорались счастливые улыбки, а любопытные и довольные взгляды выдавали того, кто приготовил подарок. Люди – одни радостно, другие осторожно – вертели в курах новообретенные вещи.

Гномы следили за происходящим с большим интересом. Всякий раз, когда кому-то доставался новый сверток, они пробовали угадать, понравится подарок или не очень. Они смотрели, слушали и обсуждали каждую мелочь.Вскоре все свертки закончились. Все поблагодарили рождественского гнома.

Праздник продолжался. Люди болтали, кололи орехи, разгадывали загадки и водили в хороводы. Они играли в жмурки и в игру, которая называется «Нарисуй свинье хвост». Дети забавлялись с новыми игрушками,а Оскар победил всех в армрестлинг. Время бежало вперед, а гномы все сидели на шкафу, наслаждаясь царившим в комнате весельем.

Что может быть приятнее, чем смотреть на людей и слушать их разговоры? Особенно в такой день, когда всем весело и хорошо.

Мало-помалу комнату наполняла немного усталая благодушная тишина. Именно в такие моменты затишья хозяйка обычно спрашивает, не хочет ли кто отведать рождественскую кашу. И желающие непременно находятся. Так случилось и в этот раз.На стол были поданы тарелки, Августа принесла огромную миску с кашей.

Мать-гномиха только этого и ждала. Теперь она совершенно явственно ощутила, что никакой каши гному-отцу не поднесут. Она знала, что сейчас бабушка спросит у Анны, не собирается ли та угостить тарелочкой каши рождественского гнома. И Анна ответит, что уже предлагала, а гном отказался. Во имя всей каши мира, только бы гном-отец этого не услышал! Он придет в ярость. Его немедленно надо отвлечь!- Знаешь что, батюшка, — быстро проговорила она. – Одна из наших овец застряла в заборе. Иди-ка ты помоги ей освободиться.

— Но… они же вот-вот подадут нам кашу! Дайте полюбоваться. Я не видел это уже много лет. Вечно в самый важный момент что-нибудь да приключается…

— Ну-ка поторопись! Ей больно! И доску в заборе поправь, давно пора. Вперед!Вздохнув, гном засеменил к двери. Дед и Пилька, сидевшая у него на коленях, уснули. Очень кстати.

— А теперь, дети, нельзя терять ни минуты, — сказала матушка-гномиха. – Действуем, как договорились. И ни слова отцу! Он этого не переживет.

Мать с Пулькой быстро спустились со шкафа и спрятались под скамьей в гостиной. Полька побежала потайным ходом, который заканчивался за циферблатом напольных часов.

Стоило только хозяину дома положить себе каши, как Полька стала изо всех сил вращать шестеренку в часовом механизме. Часы пробили одиннадцать раз.

— В чем дело? Ведь совсем недавно пробило десять.

Хозяин сверил время по карманным часам. Все молча обернулись и уставились на часовую стрелку, которая не спеша, но все же весьма заметно двигалась по циферблату.

— Что бы это значило?- удивился хозяин.

Поднявшись с места,он медленно двинулся к часам. В комнате повисла мертвая тишина. Слышно было лишь жужжание и пощелкивание часового механизма. Когда пробило двенадцать, мать с Пулькой опрометью бросились под скамью. Быстро, словно мыши, они вскарабкались на стол. Мать обозревала окрестности, спрятавшись миской с кашей. Все неотрывно смотрели на часы.

Поднатужившись, мать подняла миску и передала ее Пульке, а затем и сама спустилась сначала на стул, потом на пол и приняла миску у Пульки, который прыгнул вслед за ней.

Никто их не видел. Часы пробили двенадцать раз.

Осталось только уйти незамеченными.

Отец уже направлялся обратно.

— Ну и ну…- произнес хозяин, с растерянной улыбкой глядя на гостей. Казалось он сам не знает, смеяться ему или бояться. – Вы решили надо мной пошутить? Или в доме завелись привидения?

Но остальные были не менее растеряны и напуганы. Хозяин открыл дверцу в часах и потрогал гири.

Гномы были уже на пороге гостиной, когда мать вспомнила, что в каше не хватает кусочка масла! А масло для рождественской каши так же важно, как и сама каша. Придется бежать обратно!

— Не успеем! – прошептал Пулька.

— Успеем! Вперед! Быстро!

Они снова помчались к столу. Стул хозяйки был свободен. Она стояла в нескольких шагах,в ужасе глядя на часы.

Мать-гномиха вскарабкалась на стул, потом на стол. А вот и масленка, слава Богу! Не глядя по сторонам, она взяла изрядный кусок масла и – плюх! – кинула его прямо в миску.

И тут она заметила, что Анна на нее смотрит. Девочка сидела совсем рядом и все видела. Даже маленькому гномику, которому нужен всего лишь кусочек масла, не укрыться от глаз четырёхлетней девочки. На мгновение их взгляды встретились, но гномиха тут же спрыгнула на пол и выбежала из комнаты.

Сначала Анна не разобрала, что это такое движется возле масленки, а когда поняла, то стала смотреть во все глаза. И только немного погодя смогла вымолвить:

— Мама, здесь только что гномиха взяла масло.

В тот же миг часы перестали бить и трещать,и все разом начали говорить, расселись по местам и принялись за кашу.

— Что-что, дружочек? – переспросила хозяйка.

-Это еще что такое? – возмутился хозяин дома. – Кто взял мою кашу? Андреас, это ты спрятал?

— Я не трогал твою кашу.

— Это гномы, — сказала Анна. – Я видела, как гномиха зачерпнула масла и кинула его в миску. С ней был еще один гном, они убежали вместе с миской. Вон туда.

Девочка показала на сени.

Хозяин взглянул на дочку с притворной серьезностью и высоко поднял брови, изобразив таки образом удивление. В усах его притаилась улыбка. Однако улыбка быстро сошла с его лица, а брови так и не опустились. И вид у него теперь был действительно удивленный и озадаченный.

— Ты забыл угостить гнома рождественской кашей, — вспомнила бабушка. – Скажи спасибо, что у гномихи-матери не такой крутой нрав, как у гнома. Иначе пришлось бы тебе раскаяться.

Бросившись в сени,хозяин распахнул дверь на улицу. В снегу на крыльце виднелся круглый отпечаток и множество крошечных следов, ведущих в сторону хлева. Следы исчезали прямо на глазах у людей.

Андреас хотел было сбегать в хлев, чтобы поискать гномов, но отец не разрешил:

— Не надо. Все равно не найдешь.

Люди вернулись в дом. Теперь они никогда больше не забудут поднести гномам рождественской каши.

Сытый и довольный, гном-отец сидел в своем кресле, покуривая трубочку. Рождество удалось, да и прошедший год выдался неплохой. Он был доволен самим собой, потому что люди, жившие в усадьбе, остались довольны им. Это они доказали, поднеся ему добрую порцию рождественской каши.Дети и дед уснули, а гномиха стояла возле окна, глядя на улицу. Одну за другой тушили лампы в окнах напротив. Пора спать. Интересно, вспомнят ли люди про гномов на следующий год? А через два года или, скажем, через десять лет? Еще она думала, не навредит ли ее волшебным силам то, что она попалась на глаза малышке Анне. Впредь надо быть осторожнее. А может, с ребенком это не так опасно?..

— О чем задумалась, матушка? – спросил гном.

— Да так, ни о чем, — ответила гномиха. –Какой все же славный народ живет в нашей усадьбе! Все у них будет путем.

Она положила свои руки гному на плечи.

— А еще я думаю о том, какой чудный у меня муженек. Всегда помогает людям, когда те не справляются.

— М-м-м, — ухмыльнулся гном. – Интересно, положат ли они такой же большой кусок масла в кашу на будущий год?

Умная собачка Соня
Следующая сказка
Щелкунчик и мышиный король
Предыдущая сказка