«Тайна пропавшей кошки» читать
Количество колонок
Размер текста
Скачать
Во весь экран

ПАРЕНЬ ИЗ СОСЕДНЕГО ДОМА

В тот день Бетси была очень взволнована. На длинные летние каникулы возвращался из школы ее старший брат Пип. Она не видела его целых три месяца и очень скучала. Теперь они снова будут вместе.

– Как здорово, что Ларри и Дейзи приедут завтра, – сказала она матери.

Ларри и Дейзи – друзья Пипа – были старше Бетси, но брали ее играть с собой. В прошлые каникулы, на Пасху, у них было такое необыкновенное приключение! Они вчетвером и еще один мальчик со своей собакой нашли того, кто поджег старый домик.

– Мы были настоящей Пятеркой Тайноискателей, – сказала Бетси, вспоминая ту историю. – Мы ведь разгадали всю тайну до конца, правда, мам? Вот бы расследовать еще что-нибудь загадочное!

Мать засмеялась.

– Ну, с этим сгоревшим домиком вам тогда просто повезло, – сказала она. – Вряд ли будет что-нибудь таинственное, так что не жди, Бетси. И давай-ка, поторапливайся. Пора встречать Пипа.

Пип был так рад снова попасть домой! Он носился по саду как угорелый, разглядывая то одно, то другое. Ему казалось, он не был здесь целую вечность.

Его сестренка вертелась вокруг него, болтая без умолку. Она обожала Пипа, но он не больно-то замечал ее. Для него она по-прежнему оставалась маленькой девчонкой, которая все еще любит играть в куклы и хнычет, стоит ей только упасть.

– Ларри и Дейзи приезжают завтра, – запыхавшись, выпалила Бетси. – Пип, ты думаешь, мы сможем опять стать Пятеркой Тайноискателей, а?

– Если будет что расследовать, глупышка, – ответил Пип. – Да! Я не сказал тебе – Фатти приезжает. Его родителям так понравился Питерсвуд, что они купили здесь маленький дом, и Фатти будет с нами все каникулы.

– Вот здорово! – с восторгом воскликнула Бетси. – Я люблю Фатти. Он добрый. Тогда мы уж точно сможем стать Пятеркой Тайноискателей. Пип, и Бастер приедет, да?

– Естественно, – ответил мальчик. Бастером звали маленького черного скотч-терьера. Дети обожали его.

– А ты откуда знаешь, что Фатти приедет? – спросила Бетси, продолжая скакать вокруг брата.

– Он написал мне, – ответил Пип. – Постой! Да вот же письмо. Там и тебе привет.

Мальчик полез в карман и вытащил оттуда скомканный конверт. Бетси с нетерпением взяла письмо. Оно было очень короткое и написано чрезвычайно аккуратным почерком.

Дорогой Пип. Спешу сообщить, что мои родители купили Белый Дом неподалеку от вас, так что на каникулах увидимся. Надеюсь, нам подвернется какая-нибудь новая история для расследования. Было бы здорово снова стать Пятеркой Тайноискателей. Привет малышке Бетси.

Ваш Фредерик Алджернон Троттевилл.

– Почему он не подписался «Фатти»? – спросила Бетси. – Мне кажется, Фредерик Алджернон Троттевилл звучит так по-дурацки.

– Да, Фатти любит повыпендриваться. Надеюсь, он приедет не таким воображалой, как в прошлый раз. Помнишь, как он важничал и хвастался своими синяками, когда свалился со скирды?

– Да, это были первоклассные синяки, – ответила Бетси. – А как они меняли цвета, помнишь? Вот бы мне такие!

Ларри и Дейзи приехали на следующий день. Глотнув чаю, они сразу побежали к Пипу и Бетси. Как хорошо собраться всем вместе опять. Правда, были моменты, когда Бетси чувствовала себя чуточку не у дел. Ведь она одна не посещала школу-интернат и не всегда понимала, о чем говорят остальные.

«Как бы мне хотелось быть старше, – думала она тысячу раз. – Ларри тринадцать, всем по двенадцать – на целую вечность больше, чем мне. Я никогда не догоню их».

Не успели они обменяться новостями, смеясь и весело болтая, как увидели несущегося по улочке маленького черного песика. Добежав до детей, он как юла завертелся между ними, возбужденно повизгивая.

– Бастер! Бастер! Ты приехал! – радостно кричала Дейзи. – Хороший Бастер, хороший! Ух, как ты отъелся!

– Привет, дружище! Рад видеть тебя, старина!

– Бастер, милый, я так скучала без тебя!

Дети настолько увлеклись возней с Бастером, что не заметили его хозяина, который медленно приближался к ним. Бетси увидела его первой. Она вскочила на ноги и с радостным воплем бросилась ему навстречу. Фатти был очень доволен. Ему нравилась маленькая Бетси. Он приобнял ее в ответ.

Все заулыбались, приветствуя его.

– Здорово, Фатти, – сказал Ларри. – Ты, кажется, в хорошей форме.

– Я – в полном порядке, – ответил Фатти без ложной скромности.

– Да, Фатти в своем репертуаре, – не без ехидства отозвался Пип. – Еще скажи – и мозги на высшем уровне, как всегда, ну – просто первый ученик в школе.

– Ладно, помалкивай, – ответил Фатти, дружелюбно хлопнув Пипа по плечу. – Да уж не вам чета. Вы, я смотрю, не очень-то на высоте.

Как же здорово валяться на траве, играть с Бастером, ничего не делать, зная, что впереди восемь, а то и все девять недель летних каникул. Ни тебе уроков, ни правил, ни правописании. Нет, что и говорить, летние каникулы – это вещь!

– Ничего новенького, Бетси? – спросил Фатти. – Чего-нибудь эдакого загадочного не предвидится? Или какого-нибудь запутанного дельца? Мы все-таки еще Пятерка Тайноискателей, не считая собаки, не забывайте!

– Ну да! – обрадовалась Бетси. – Только пока ничего подходящего. Я даже Пошлипроча не видела уже сто лет.

Кличку «Пошлипрочь» ребята дали местному полицейскому мистеру Гуну[1]. Где бы он ни повстречал их, тут же начинал кричать: «А ну, пошли прочь!», за что и получил это прозвище. Он не любил детей, и они отвечали ему тем же.

– Да, с новостями не ахти, – сказал Пип. – Похоже, в Питерсвуде вообще ничего не произошло с тех пор, как мы уехали в школу.

– Ой! Совсем забыла! Какие-то новые соседи приехали, – сообщила Бетси. Дом по соседству пустовал уже не меньше двух лет.

Все посмотрели на нее с интересом.

– Дети есть? – спросил Пип.

– Не-а, – ответила она. – Во всяком случае я так думаю. Правда, я видела там одного большого парня, но он, по-моему, просто работает в саду. Я иногда слышу, как он свистит. У него так здорово получается! Да! Там еще много кошек!

– Кошек? Каких кошек? – спросил Пип с изумлением, а Бастер при упоминании кошек навострил уши и насторожился.

– У них у всех такие темно-коричневые мордочки, темно-коричневые хвосты и лапы, – начала рассказывать Бетси, – а вся шерсть кремового цвета. Еще я видела там девушку, которая ухаживает за ними, она держала одну кошку на руках. Такая необычная!

– Так это, наверное, сиамские кошки, – сказал Ларри. – У них еще глаза голубые, да?

– Не знаю, – ответила Бетси. – Я была далеко и не разглядела. И вообще у кошек зеленые глаза, а не голубые.

– У сиамских – голубые, – подтвердил Фатти. – Я знаю, у моей тети была сиамская кошка – красивая! Ее звали Патабанг. Они очень дорогие.

– Сходить бы как-нибудь посмотреть, а? – сказала Дейзи, подумав, что кошка с темно-коричневой мордочкой, лапами и хвостом и с шерстью кремового цвета – это очень впечатляюще!

– А кто там живет?

– Какая-то леди Кэндлинг, – ответила Бетси. – Я ее никогда не видела. Мне кажется, ее часто не бывает.

Ребята болтали, лежа на спине, а Бастер бегал от одного к другому, норовя лизнуть каждого в лицо. Дети визжали и отпихивались от него.

Неожиданно со стороны стены, разгораживающей участки, послышался приятный свист. Чудесный, чистый и мелодичный.

– Это тот самый парень, я вам говорила, – заволновалась Бетси. – Правда, красиво?

Ларри подошел к стене, вскочил на большой цветочный горшок и заглянул на ту сторону. Он увидел мальчика лет пятнадцати, вернее, здорового парня с круглым румяным лицом и ярко-синими глазами. Малый, должно быть, копал грядку у самой стены. Взглянув на Ларри, он широко и дружелюбно улыбнулся, демонстрируя ослепительно белые зубы. Рот его, казалось, был забит ими до отказа.

– Привет, – сказал Ларри. – Ты здесь садовник?

– Как же! Нет, конечно, – улыбнулся парень еще шире. – Я только помощник. Садовником здесь мистер Таппинг. Ну, знаешь, этот, нос крючком и злющий… – Ларри представил себе мистера Таппинга и решил, что выглядит он, видно, не очень привлекательно. Да и фамилия не ахти…[2] Быстрым взглядом он окинул сад, но мистера Таппинга поблизости не оказалось.

– Слушай, а можно как-нибудь зайти посмотреть на кошек? – спросил Ларри. – Это ведь сиамские кошки у леди Кэндлинг, да?

– Ага. Симпатичные зверушки. Ладно, только приходите, когда мистера Таппинга не будет. Он ведет себя, будто все здесь его – кошки, ну и все такое. Приходите завтра. Он куда-то уходит, а мисс Хармер, ну, которая приставлена к кошкам, вам разрешит.

– Идет, – обрадовался Ларри. – Тогда до завтра! Слушай, а как тебя зовут?

Мальчик не успел ответить. Совсем поблизости послышался злобный окрик:

– Луки! Луки! Ты где? Так и не убрал эту кучу мусора? Чертов парень, никакого проку от бездельника!

Луки поднял на Ларри свои синие глаза. В них был испуг.

– Это он, – прошептал мальчик, – мистер Таппинг. Я пошел. До завтра. – Он перекинул через плечо тряпку и побрел по тропинке. Ларри спрыгнул назад и вернулся к своим.

– Он помощник садовника. Его зовут Луки. Славный малый. Я думаю, он и мухи не обидит, во всяком случае гусей дразнить не станет.

Бетси почувствовала, что и она не стала бы… Они такие большие и шипят…

– Мы пойдем смотреть кошек? – спросила она. – Я слышала, вы что-то говорили про это.

– Да, завтра, после обеда, когда садовник уйдет, – ответил Ларри. – Махнем через стенку, и лучше, пожалуй, не брать Бастера. Сами знаете, какая у него с кошками любовь.

Бастер заворчал, услышав ненавистное слово. Кошки! И чего ради ходить смотреть на них? Глупые, безмозглые животные, с лапами, полными этих отвратительных иголок и булавок! Кошки хороши только для одного – чтобы на них охотиться!

ЖУТКИЙ МИСТЕР ТАППИНГ

На следующий день после обеда Ларри подошел к стене и свистом вызвал Луки. Через некоторое время тот появился, сияя белозубой улыбкой.

– Все в порядке, – сообщил он. – Таппинг ушел.

Вскоре все дети оказались на той стороне. Даже Бетси перелезла через стену с помощью Фатти. Только Бастера не взяли с собой. Он был страшно недоволен и, злобно лая, в отчаянии царапал передними лапами нижние кирпичи.

– Бедняжка, – посочувствовала Бетси. – Ничего, дружок, мы скоро вернемся.

– Собакам сюда нельзя, из-за кошек, – объяснил Луки. – Вы же понимаете. Они ведь не простые, а призеры. Выиграли кучу денег, мисс Хармер говорила.

– Ты живешь здесь? – спросил Ларри, пока они двигались к какому-то большому строению, оказавшемуся теплицей.

– Не-а. Я живу с отчимом. Братьев и сестер у меня нет. Мать умерла. А это – моя первая работа. Меня зовут Луки Браун. Мне пятнадцать.

– А я – Лоренс Дэйкин, мне тринадцать. Это – моя сестра Маргарет. Ей двенадцать. Мы зовем ее Дейзи. А это – Фредерик Алджернон Троттевилл. Ему тоже двенадцать. Для нас он – Фатти.

– Я бы предпочел, чтобы меня называли Фредерик, – недовольно возразил Фатти. – С чего это я должен быть Фатти для всякого Тома, Дика или Гарри.

– Ну ты же не Том, и не Дик, и не Гарри, ты – Луки, правда? – сказала Бетси.

Луки улыбнулся.

– Хотите, я буду звать вас Фредерик, – предложил он Фатти. – По правде я должен обращаться к вам мастер Фредерик, но вряд ли вам это понравится.

– А я – Элизабет Хилтон, мне восемь, а зовут меня Бетси, – произнесла девочка, опасаясь, что Ларри забудет про нее. – А это – мой брат Филипп, или просто Пип. Ему двенадцать.

Ребята рассказали Луки, кто где живет. Он, как выяснилось, жил с отчимом в старой развалюхе у реки.

Теплица тем временем оказалась позади, и взглядам ребят предстал великолепный розарий. За ним возвышалось еще какое-то сооружение зеленого цвета.

– Это – кошкин дом, – сказал Луки, – а это – мисс Хармер, кошкина смотрительница. – Возле дома, где находились кошки, стояла молодая особа, одетая в вельветовый пиджак и бриджи. Это была рослая, крепкая девушка лет двадцати. Она с недоумением посмотрела на ребят, их появление ее весьма удивило.

– Ну, здравствуйте, – сказала она. – Откуда это вы взялись?

– Мы? Оттуда, с той стороны, – ответил Ларри. – Мы хотели посмотреть на кошек. Они ведь необычные, верно?

– Еще бы! – воскликнула мисс Хармер. – Вон они! Нравятся?

Вся компания с любопытством прильнула к домику, напоминавшему большую клетку. Заглянув туда, ребята увидели нескольких кошек необычного цвета и похожих друг на друга как две капли воды – все были кремовые с темно-коричневыми мордочками и с ярко-голубыми глазами. Кошки внимательно разглядывали детей и громко мяукали.

– Какие хорошенькие, – пропела Дейзи.

– А мне кажется, что-то в них странное, – отозвался Пип.

– А это в самом деле кошки? Очень похожи на мартышек, – с некоторым сомнением сказала Бетси. Все засмеялись.

– О! Разок почувствуешь их когтистые лапки и сразу поймешь, что это не обезьянки, – сказала, смеясь, мисс Хармер. – Все эти кошки – победительницы на выставках. Они уже выиграли уйму денег.

– А какая из них выиграла больше всех? – спросила Бетси.

– Во-о-н та, видишь? – мисс Хармер показала на отдельную клетку, смахивавшую на большую собачью конуру на ножках. – Киса, киса, ты – наша Черная Королева. Тут пришли к тебе посмотреть, какая ты красавица.

Крупная сиамская кошка в большой просторной клетке терлась мордочкой о проволочную сетку и громко мяукала. Мисс Хармер нежно почесала ее по голове.

– Черная Королева – кошка особенная из особенных. Она получила приз в сто фунтов. А сама стоит гораздо больше.

Черная Королева поднялась, задрала хвост и стала плавно помахивать им туда-сюда. Бетси что-то заметила.

– Ой! У нее в середине хвоста кремовые волоски, – сказала она мисс Хармер.

– Я знаю. Одна кошка как-то укусила ее, и на месте коричневой шерсти выросла светлая. Потом эти волоски потемнеют. Как она вам?

– Вообще-то она совсем как остальные, – неуверенно произнесла Дейзи. – По-моему, они все очень похожи.

– Похожи-то похожи, – ответила мисс Хармер. – Все одного цвета. Это верно. Однако я всегда отличу одну от другой как бы они ни перемешались.

– Это же надо, столько стоить! Больше сотни фунтов! – произнес Фатти, уставившись на Черную Королеву. Она в свою очередь внимательно разглядывала мальчика голубыми немигающими глазами.

– А можно ее оттуда вытащить? – спросила Дейзи, мечтая подержать кошку. – Она ручная?

– Конечно, – ответила мисс Хармер – Они все очень миролюбивые. Мы держим их в клетках только потому, что они очень ценные. Выпустишь этих красавиц на волю, и их тут же кто-нибудь украдет.

Она сняла ключ с гвоздя и открыла дверцу. Осторожно приподняв Черную Королеву, мисс Хармер вынула ее из клетки. Кошка принялась ласкаться и замурлыкала. Дейзи осторожно погладила ее и, к восторгу девочки, кошка прыгнула ей на руки.

– Ой, какая ласковая, – воскликнула Дейзи радостно.

И тут произошло нечто невероятное. Откуда ни возьмись на дикой скорости и с громким радостным лаем к ним несся Бастер. Черная Королева мгновенно спрыгнула с рук и исчезла в кустах. Бастер в изумлении замер на секунду, затем, неистово визжа, ринулся вслед.

Мисс Хармер пронзительно закричала. У Луки отвалилась челюсть, он казался смертельно напуганным. Кошки орали как ненормальные. Фатти был в ярости. Это была жуткая сцена.

– Бастер! Ко мне! Назад! Кому сказано, ко мне!

Однако никакие грозные команды не могли остановить Бастера, когда он гнал кошку. Мисс Хармер в отчаянии бросилась к кустам. Но там был лишь пес – с расцарапанным носом, языком, свисающим набок, и глазами, горящими бойцовским огнем.

– Где Черная Королева? – вопила мисс Хармер. – Какой ужас! Кис-кис-кис!

Бетси заплакала. Она не могла себе представить, что Черная Королева убежала. Ей казалось, она слышала какой-то звук в кустах справа, и ринулась туда вниз по тропинке. Слезы застилали ей глаза.

Тут пришла еще одна беда. По направлению к кошачьему домику быстрым шагом приближался мистер Таппинг. Луки в ужасе уставился на него.

– Что все это значит? – заорал он. – Кто это? Что вы здесь делаете? В моем саду?

– Это вовсе не ваш сад, – смело выступил вперед Фатти. – Это сад леди Кэндлинг, а она приятельница моей мамы.

Не было ничего хуже, чем сказать Таппингу, что это не его сад. Он-то чувствовал себя здесь хозяином. А тут какие-то дети да еще собака в его владениях. Он терпеть не мог ни детей, ни собак, ни кошек, ни птиц.

– А ну, пошли вон отсюда! – заорал он диким голосом. – Убирайтесь сейчас же. Слышите? Если я еще кого поймаю здесь, уши надеру и, это, скажу родителям. Мисс Хармер, а что с вами?

– Черная Королева убежала, – запричитала мисс Хармер, которая, казалось, была напугана не меньше Луки.

– Ну и уволят вас. Тоже мне, работа! Что проку в этих самых кошках, скажите на милость. Одно баловство и ничего больше. Слава Богу! Одной меньше.

– Может, нам остаться и поискать Черную Королеву? – обратилась Дейзи к кошачьей смотрительнице.

– Ну-ка, убирайтесь! – прогремел мистер Таппинг, вперив в Дейзи свои землисто-серые глаза. У детей этот злобный тип с некрасивым лицом и грязно-желтыми волосами вызывал острую неприязнь.

Было решено уйти. Направляясь к стене, ребята обнаружили, что с ними нет Бетси. Должно быть, она убежала и со страху перелезла через стену. Фатти позвал Бастера.

– Ну, нет! Этого оставь-ка мне. Ему полезно будет посидеть под замком. Я ему это устрою, отобью охоту соваться в мой сад, – сказал Таппинг.

– Не смейте трогать мою собаку, – закричал Фатти. – Она укусит вас.

Таппинг схватил Бастера за холку, оторвал от земли и потащил прочь. Он так крепко зажал бедного пса, что тот не мог даже огрызнуться.

Фатти, вне себя от злости, бросился следом и схватил садовника за руку, но Таппинг с такой силой отпихнул его, что у мальчика перехватило дыхание. А Бастера садовник швырнул в сарай, запер дверь и ключ положил себе в карман. Когда он обернулся, выражение его лица было столь угрожающим, что Фатти кинулся прочь.

Вскоре все четверо были уже на своей стороне. Хотелось скорей повалиться на траву, чтобы прийти в себя от бега и охватившей их злости. Они бросили на поле боя и бедного перепуганного Луки, и несчастную мисс Хармер, и запертого в сарае Бастера. Они не знали еще, что оставили за стеной и Бетси.

– Противный дядька, – сказала Дейзи, чуть не плача.

– Скотина! – процедил сквозь зубы Фатти. – Посмотри, синяк уже какой на руке! Это он так меня ударил.

– Бедняжка Бастер, – промолвил Пип, услышав издалека жалобный вой.

– А где Бетси? – оглядываясь по сторонам, спросил Ларри. – Бетси! Ты где? Бетси!

Никто не ответил. Бетси все еще оставалась на соседнем участке.

– Наверное, она убежала в дом, – решил Пип.

– Фатти, а что делать с Бастером? Мы должны его освободить. Не оставлять же его там. Этот Таппинг наверняка изобьет беднягу.

– Жалко Бастера, жалко Черную Королеву, – сказала Дейзи. – Я так надеюсь, что она найдется. Кстати, а как Бастер перебрался через стену?

– Он и не перебирался. Он просто не мог, – ответил Фатти. – Должно быть, он пошевелил мозгами и понял, что можно выбежать с нашего участка и добраться до соседней калитки по улице. А там уж нетрудно было найти нас в саду. Вы же знаете, мозги у него хорошо варят. Господи! Как же нам помочь бедняге? Ненавижу этого Таппинга. Вот кошмар иметь дело с таким!

– Пойду-ка, посмотрю, где Бетси, – сказал Пип. – Может, она испугалась и спряталась. – Он вошел в дом, но вскоре вернулся весьма озабоченный.

– Ее нигде нет, я звал везде, – промолвил он. – Куда она могла деваться? Надеюсь, она перелезла? Не может же она остаться на той стороне!

Но она-таки осталась. Бедная маленькая Бетси, до смерти напуганная, пряталась в чужом саду. Что ей было делать? Сама она не могла перелезть через стену, а выбежать по дорожке не хватало духу – уж больно страшно, – вдруг мистер Таппинг увидит ее.

ЛУКИ ОКАЗАЛСЯ ХОРОШИМ ДРУГОМ

Когда Бетси побежала в кусты посмотреть, нет ли там Черной Королевы, она нашла там только черного дрозда, с шумом вспорхнувшего при ее появлении.

– Кис-кис-кис, – звала она, обыскивая кусты. Неожиданно девочка увидела два горящих голубых глаза. Они смотрели на нее сверху.

– Ой, это же Черная Королева! Как хорошо, что я тебя нашла!

Бетси стояла и размышляла. Нечего и думать спустить Черную Королеву вниз, пока не уберут Бастера. На дереве, пожалуй, ей будет безопаснее. Бетси снова посмотрела на Черную Королеву, и кошка замурлыкала. Она любила маленьких девочек.

Оценив, что на дерево легко взобраться, Бетси быстро вскарабкалась на ветку, где сидела Черная Королева. Стоило девочке погладить ее и заговорить, как кошка принялась тереться своей коричневой мордочкой о руки Бетси и громко мурлыкать.

В этот момент послышался голос мистера Таппинга, который так напугал ее. О Боже! Садовник, должно быть, вернулся, а может, он вообще не уходил. Услышав злобный крик, Бетси замерла от страха и не решилась выбежать к своим. Она не могла разобрать толком, что же там случилось, но вскоре поняла, – все ушли, оставив ее одну. Девочка почувствовала себя такой несчастной! Она готова была уже слезть с дерева, чтобы найти мисс Хармер и сказать ей, где Черная Королева, как вдруг совсем рядом услышала чьи-то шаги. Затаившись в листве, она разглядела мистера Таппинга, который трепал бедного Луки за уши.

– Я покажу тебе, как приводить детей в мой сад, – выговаривал мистер Таппинг. – Тебе платят за работу. Вот теперь, это, будешь отрабатывать два часа сверх положенного за то, что пустил этих ребят. – Тут он дал Луки такую оплеуху, что мальчик закричал.

Он ударил его еще раз, больно вывернул ему ухо и толкнул с такой силой, что Луки полетел вверх тормашками. Бетси всхлипнула, и по ее щекам потекли слезы. Мерзкий мистер Таппинг!

Садовник свернул на другую дорожку, а Луки поднял тяпку и двинулся было в противоположном направлении, когда Бетси тихо позвала его.

– Луки!

Луки сбросил с плеча тяпку и огляделся. Вокруг никого не было.

– Луки! – позвала Бетси еще раз. – Я здесь, на дереве. И Черная Королева со мной.

Наконец мальчик увидел Бетси и сидящую, поодаль Черную Королеву. Бетси спрыгнула вниз.

– Луки, помоги мне перелезть через стену, а? – попросила она.

– Знаешь, если мистер Таппинг увидит, он меня выгонит, а отчим запорет до смерти, – оправдывался мальчик. При этом его большое красное лицо выражало такой же испуг, что и лицо Бетси.

– Тогда не надо. Я совсем не хочу, чтобы ты потерял работу, – сказала Бетси. – Я попробую сама. – Луки, однако, не мог себе позволить этого. Как бы ему ни было страшно, он чувствовал, что должен помочь малышке. Сняв Черную Королеву с дерева, они с Бетси крадучись двинулись по тропинке, настороженно оглядываясь по сторонам. Дойдя до кошачьего домика, Луки впустил кошку в клетку и запер дверь.

– Вот мисс Хармер обрадуется, – шепнул он Бетси. – Я потом скажу ей. Теперь давай – бегом до стены, а там я помогу тебе.

Они бросились к стене. Луки подсадил Бетси, и она быстро оказалась наверху.

– Ну, быстрей же! – торопил ее Луки. – Таппинг идет!

С перепугу Бетси тотчас спрыгнула вниз, ободрав ладошки и колени. Она кинулась к лужайке, где расположилась вся компания, и рухнула рядом, все еще дрожа от напряжения.

– Бетси! Где ты пропадала? – воскликнул Пип.

– Ты что, осталась там? Господи! Что с твоими коленками? – подхватил Фатти.

– И с руками тоже, – сказала Бетси дрожащим голосом, подняв ободранные ладони.

Фатти вынул носовой платок и обтер их.

– Ты что, сама перебралась через стенку? – спросил он.

– Нет. Мне помог Луки, хотя он очень боялся, что мистер Таппинг вернется и схватит его. Тогда бы он потерял работу, – ответила девочка.

– Вот молодец! – отметил Ларри, и все согласились.

– Он мне нравится, – сказала Бетси. – Он очень славный. Так не хотелось бы подвести его! И все из-за того, что он пустил нас на тот участок.

Издалека вновь послышался собачий скулеж. Бетси с удивлением посмотрела вокруг.

– А где Бастер? – спросила она. Она ведь не слышала, как его утащили и заперли, хотя и вспомнила, что была какая-то потасовка. Ей рассказали, что произошло. Возмущение и отчаяние охватили девочку.

– Нам надо освободить его, мы должны, должны, – плакала Бетси. – Ну пойдем, Фатти, слазь туда и верни его!

Похоже было, однако, что Фатти особо не рвался встретиться со злобным садовником еще раз. Кроме того, он знал, что Таппинг положил ключ от сарая, где сидел Бастер, себе в карман.

– Если леди Кэндлинг дома, я попрошу маму позвонить ей, чтобы она приказала Таппингу выпустить Бастера, – сказал Фатти. Он снова закатал рукав рубашки и взглянул на большой синяк, который начал приобретать пунцовый оттенок.

– Стоит мне только показать его матери, держу пари, она позвонит любой леди.

– Да, это будет отменный синяк, – сказала Бетси, зная, как Фатти гордится своими синяками и ссадинами.

– Бедняжка Бастер. Опять он скулит. Давайте пойдем к стене и посмотрим, что там делается. Может, увидим Луки, может, попросим его хотя бы заглянуть в сарай и сказать Бастеру что-нибудь ласковое.

Тихо, на цыпочках ребята подобрались к стене, и Ларри осторожно высунул голову. Вокруг никого не было. Неожиданно раздался свист. Это был Луки. Ларри свистнул в ответ. Дальний свист смолк, затем зазвучал снова. Ларри повторил мелодию. Послышался звук приближающихся шагов, и в кустах появилось красное и круглое, как луна, лицо Луки.

– Что случилось? – прошептал он. – Мне нельзя стоять здесь. Мистер Таппинг где-то поблизости.

– Да все Бастер, – ответил Ларри тоже шепотом. – Ты мог бы заглянуть в окошко сарая и просто сказать ему: «Хороший парень!», ну или что-нибудь в этом роде?

Луки кивнул и скрылся. Он подошел к сараю, с опаской озираясь по сторонам. Вдалеке он увидел Таппинга, который снял куртку, приготовившись поработать, и повесил ее на гвоздь с наружной стороны теплицы. Садовник перехватил взгляд Луки и закричал:

– Давай, давай, бездельник. Ты что, еще не кончил ту грядку? А ну, иди сюда, подвязывай помидоры.

Луки крикнул что-то в ответ и скрылся в ближайших кустах. Он проследил, как Таппинг направился к огороду, распутывая по дороге ветви африканской пальмы, затем скрылся за зеленой калиткой, ведущей в огород.

И тут Луки проделал весьма рискованный трюк. Быстро и бесшумно подобрался к куртке садовника, вытащил из кармана ключ и стремглав побежал к сараю. Он хотел схватить пса и перевалить его через стенку, но не успел он отпереть дверь, как Бастер увернулся и бросился наутек.

Луки быстро запер замок, добежал до куртки мистера Таппинга и вернул ключ на место. Скоро он присоединился к работающему в огороде садовнику, моля Бога, чтобы у Бастера хватило ума убраться восвояси.

Но не тут-то было. Бастер, похоже, просто заблудился. Он неожиданно появился в огороде, радостно приветствуя мальчика. Мистер Таппинг сразу заметил его.

– Опять эта собака! – с удивлением воскликнул он. – Я буду не я, если это не тот же злосчастный пес! Как он выбрался из сарая? Я что, это, не запер дверь? И ключ вроде у меня в кармане.

– Я точно видел, как вы запирали дверь на ключ, сэр, – уверял его Луки. – Наверное, это другая собака.

Стараясь прогнать пса, мистер Таппинг угрожающе размахивал руками, однако собачка с радостью носилась по всему огороду, особенно резвясь на грядке с морковкой. Луки готов был поклясться, что Бастер проделывал все это сознательно. Таппинг побагровел.

– Пошел вон! – заорал он, пытаясь попасть в собаку здоровенным камнем. Бастер тявкнул и принялся яростно раскапывать землю в самом центре грядки, расшвыривая по сторонам ее содержимое.

Таппинг пришел в ярость. Он бросился напрямик, выкрикивая проклятия, Бастер же, предусмотрительно отступив на другую позицию, с упоением принялся за грядку с луком. Когда большой камень приземлился слишком близко, Бастер счел своевременным убраться. Он выбежал из огорода через зеленую калитку и помчался по садовой тропинке, которая вывела его с участка. Отсюда он сразу узнал дорогу к дому Пипа и ринулся к вскочившим ему навстречу детям.

– Бастер! Бастер, хороший! Как ты выбрался? С тобой все в порядке? – затараторили ребята хором, а Бастер завалился на спину, выписывая всеми четырьмя лапами круги по воздуху и барабаня хвостом о землю.

– Хороший пес, – потрепал его по брюху Фатти. – Надеюсь, ты нам расскажешь, как сумел выбраться.

Ребята валялись на лужайке, поджидая, когда Луки пойдет мимо них домой. Обычно он заканчивал в пять, но сегодня, в качестве наказания, Таппинг заставил его работать до семи. Здоровый и сильный, Луки все же очень устал.

– Луки! Ты не знаешь, как Бастер выбрался? – спросил его Пип. Луки кивнул в ответ.

– Это я его выпустил. Взял ключи из старой куртки Таппинга и открыл сарай. Видели бы вы физиономию Таппинга, когда Бастер появился в огороде. Его так и перекосило!

– Луки, ты что, на самом деле выпустил Бастера? Ну ты – молодец! Я у тебя в долгу, – Фатти дружески хлопнул Луки по спине. – Мы жутко переживали за него. Представляю, как было страшно все это проделывать.

– Еще бы, – ответил Луки, вспоминая свои переживания. – Но собака-то ни в чем не виновата, а потом я знал, как вы будете беспокоиться.

– О, Луки, я знала, какой ты хороший, – произнесла Бетси, пожимая ему руку. – Ты помог мне перелезть через стену, а теперь вот освободил Бастера. Мы все – твои друзья.

– Ребята вашего круга не дружат с такими, как я, – проговорил Луки смущенно, но было видно, что он очень рад.

– И знай, если теперь ты попадешь в беду, можешь рассчитывать на нас!

– Думаю, обойдется. Не хотелось бы навлекать неприятности на таких ребят как вы, но все равно – спасибо, – сказал Луки дружелюбно. – Только не лазьте больше на ту сторону. А то я могу потерять работу.

– Ладно, не беспокойся, – ответил Фатти. – И помни, если что серьезное, мы – с тобой, слышишь!

МИСС ТРИМБЛ СОЗДАЕТ ПРОБЛЕМЫ

С Луки оказалось так интересно дружить! Ой знал множество вещей, о которых не имели понятия дети. Из ивовых веток он делал свистульки и подарил Бетси целую коллекцию. Он научил ее, как в них свистеть, и она была в восторге. Он знал каждую птичку в лесу, знал, где они гнездятся, какие у них яйца и кто как поет. Очень скоро всю компанию, включая Бастера, частенько встречали с Луки, которому дети смотрели в рот.

– Откуда он все это знает, ведь толком ни читать, ни писать не может, – удивлялся Пип. – А какой он умелый – запросто вырезает из дерева животных и птиц. Смотри, какую он мне белку сделал!

– А для меня он делает Черную Королеву, – похвасталась Бетси. – Она будет совсем как настоящая, даже с кремовым колечком на коричневом хвосте. Он ее раскрасит для меня, и глаза голубые сделает, и все такое.

Через пару дней Луки закончил деревянную кошку. Он свистнул, и ребята подошли узнать, в чем дело. Луки протянул игрушку. Это было потрясающе! Даже Фатти, который считал себя знатоком изящных искусств, был поражен.

– Прекрасно, Луки, и раскрашено великолепно, – с восхищением разглядывал он маленькую модель.

– А как там старина Таппинг? – спросил Пип.

– Жуть! – ответил Луки – Не хотел бы я работать на него. Он такой вспыльчивый. Я все время боюсь, что он нажалуется на меня отчиму. Ну и взбучку я тогда получу! Отчим меня не любит.

Ребята очень сочувствовали Луки. Так мало хорошего достается ему от жизни. А ведь он добрый, благородный малый, всегда готовый что-нибудь сделать для других. Он любил малышку Бетси и всегда защищал ее, когда ее дразнил Пип, что случалось нередко. Обожал Луки и Бастер.

– Это он благодарен тебе за свое спасение, – сказал как-то Фатти, наблюдая, как пес с восторгом прыгает у ног Луки.

– Симпатичная псина, – ответил Луки. – Я люблю собак. Всегда их любил. И кошек люблю. Они красивые, правда?

– Мы сегодня видели кого-то у вас, – сказал Ларри. – Такая леди, не старая еще. Худющая, с красным носом, и очки все время падают. А на голове смешной крендель из волос. Это кто? Не леди Кэндлинг? Нет?

– Не-а, – ответил Луки. – Это ее компаньонка. Мисс Тримбл. Я зову ее мисс Трембл[3], все из-за Таппинга. Понимаете, она делает букеты для дома, и, если Таппинг в саду, он ходит за ней как собака, которая так и норовит укусить. Ходит и ворчит: «Вот, еще одна роза, и вы испортите весь куст», «А если вы будете рвать мои маки, они, это, все осыпятся. Их нельзя трогать днем». Ну или что-нибудь еще в этом роде. Бедняжка от этого вся трясется, а мне ее жаль.

– Похоже, все побаиваются мистера Таппинга, – сказала Дейзи. – Жуткий тип. Рано или поздно он должен получить по заслугам, хотя… нет, держу пари, – не получит.

– Луки, пойдем посмотрим мой садик, – сказала Бетси, увлекая мальчика за собой. – У меня там расцвел львиный зев.

Луки последовал за ней. Она привела его на чудный крохотный участок, где все посадила и за всем ухаживала сама. Там был и старый розовый куст, и молодой крыжовник, и несколько кустиков красного львиного зева и садового мака.

– Замечательно, – сказал Луки. – А крыжовник у тебя уже был на этом кусте?

– Ни штучки, – огорченно ответила Бетси. – И еще я посадила в прошлом году две ягодки клубники – такие спелые и красные были, но они даже не взошли. Так жалко. Мне очень хотелось в этом году собирать свою клубнику.

Луки рассмеялся заливистым смехом.

– Ха-ха-ха! Клубника не растет из ягод, чудачка. Она растет из усов, – ну, знаешь, такие длинные побеги, которые тянутся от основного куста, они-то и пускают новые корни. Вот что, я дам тебе несколько усов с нашего участка. Я сейчас как раз чищу грядку, и их там полно, целая куча. Выберешь, какие понравятся.

– А можно? – засомневалась Бетси. – Их действительно выбросили в мусор?

– Ну да, вся куча приготовлена для костра, – заверил девочку Луки. – Завтра у Таппинга выходной. Ты перелезай через стену, а я покажу, как растут усы, и дам несколько штук.

На следующий день Пип помог Бетси забраться на стену, а Луки принял ее с той стороны. Он привел ее на клубничную грядку и показал новые кустики, выросшие из усов.

– Здорово это у нее получается, – сказала Бетси о клубнике. – А это те, которые ты собираешься выбросить? – спросила она, показывая на кучу вырванных кустов. – Сколько можно взять?

– Возьми штук шесть, – сказал Луки, отобрал лучшие и протянул Бетси.

– Кто это? – спросила девочка, увидев приближавшуюся к ним фигуру.

– Это – мисс Трембл. Не бойся ее. Она тебя не обидит.

Мисс Тримбл подошла к ним улыбаясь, но Бетси она не очень понравилась. Какая-то худая и костлявая. На носу мисс Тримбл сидело нечто, напоминающее очки без оправы, которые беспрерывно падали с ее носа и висели на маленькой цепочке. «Это, наверное, пенсне, – решила Бетси, – интересно, сколько раз оно упадет».

– Ну-с, кто же эта маленькая девочка? – весело прощебетала мисс Тримбл, кивая на Бетси. Пенсне тут же слетело с носа, и мисс Тримбл водрузила его на место.

– Я – Бетси, с соседнего участка.

– А что это там у тебя? – спросила мисс Тримбл, показывая на клубничные кустики, которые Бетси держала в руках. – Какие-нибудь драгоценности?

– Нет, – ответила Бетси. – Это просто клубничные усы, или… побеги, что ли.

Пенсне мисс Тримбл вновь упало с носа, и ей пришлось надевать его снова.

– Ну, смотри, чтобы они от тебя не убежали, – засмеялась она своей собственной шутке. Бетси это не показалось таким уж смешным, но она улыбнулась из вежливости. Пенсне явно не хотело держаться на месте.

– Почему оно не держится? – поинтересовалась девочка. – Может быть, у вас нос слишком тонкий?

– Какой забавный ребенок, – вновь рассмеялась мисс Тримбл. – Ну, ладно, детка, я пошла дальше, мне надо сделать кое-какие дела.

Леди удалилась, и Бетси, признаться, была этому рада.

– У нее пенсне упало шесть раз, – объявила Бетси.

– Ну, ты и чудачка! – сказал Луки. – Надеюсь, она не скажет мистеру Таппингу, что видела тебя здесь.

Однако именно это мисс Тримбл и сделала. Ничего плохого она не имела в виду. Она даже не знала, что Таппинг накануне прогнал детей из сада…

Это случилось на следующий день. Мисс Тримбл срезала розы, когда появился Таппинг, встал рядом и стал поедать ее глазами. Бедная женщина почувствовала дрожь, которую испытывала всегда при приближении свирепого садовника. Он был такой грубиян.

Мисс Тримбл повернулась и попыталась улыбнуться, но улыбка получилась натянутой.

– Прелестное утро, мистер Таппинг, не правда ли? – сказала она. – И розы такие великолепные!

– Они были бы еще лучше, если бы вы поменьше топтались здесь, вокруг них, – огрызнулся мистер Таппинг.

– О! Я же не порчу их. Я знаю, как срезать розы, – робко защищалась мисс Тримбл.

– Вы знаете не больше ребенка, – продолжал ворчливый садовник, наслаждаясь выражением страха на лице бедной женщины. Упоминание о ребенке помогло мисс Тримбл увести Таппинга от разговора о розах.

– Да! Вчера с Луки здесь была прелестная маленькая девочка, – проговорила она.

Лицо Таппинга стало чернее тучи.

– Девочка? Здесь? – заорал он. – Где этот Луки? Я спущу с него шкуру, если он еще раз пустит этих детей в сад, когда меня нет.

Он ушел искать Луки. Мисс Тримбл была потрясена реакцией мистера Таппинга, ее пенсне в очередной раз слетело с носа и запуталось в кружевном воротничке. Ей понадобилось целых двадцать минут, чтобы извлечь его оттуда.

– Господи! Надеюсь, я не подвела бедного Луки. Он такой славный и почти еще ребенок. Ах, как бы он не попал в беду!

Но Луки попал-таки в беду. Таппинг подскочил к мальчишке и впился в него своими землисто-серыми глазами, почти спрятанными за большими нависающими бровями.

– Кто это у тебя был вчера? – требовал ответа Таппинг. – Одна из тех, что оттуда? Что ей было здесь нужно?

– Ничего недозволенного, мистер Таппинг, – ответил Луки. – Она – хорошая малышка.

– Я спрашиваю, что она здесь делала? – орал Таппинг. – Таскала персики или, может, сливы?!

– Эта маленькая девочка из соседнего дома, – горячо заговорил Луки. – Она ничего подобного не сделает. Я сам дал ей несколько клубничных усов для огорода, вот и все. Их все равно должны были сжечь.

Мистер Таппинг выглядел так, будто его сейчас хватит удар. Подумать только! Луки может дать кому-то что-то из его сада! Он искренне считал этот сад своим, а не садом леди Кэндлинг. Он и не сомневался, что леди Кэндлинг охотно отдала бы девочке несколько клубничных кустов. Она очень любила маленьких девочек.

Таппинг дал Луки оплеуху и прямиком направился к стене. Луки не решился следовать за ним. Он знал наверняка, что ребят там нет – недавно слышал их голоса и звонки велосипедов на дороге. Он принялся за работу, уши его горели. «Зачем она выдала Бетси?» – злился он на мисс Тримбл.

Все, кроме Бетси, действительно уехали кататься на велосипедах. Для нее это была слишком далекая поездка, и она, к своему огромному огорчению, вынуждена была остаться с Бастером. Какая же несправедливость быть на целых пять лет младше других. Все-то они норовят оставить ее!

– Бастер! Иди ко мне, собачка, садись рядом, я тебе почитаю сказку про кроликов, – сказала Бетси. При слове «кролики» Бастер прибежал к ней, решив, что она приглашает его погулять. Но сама уселась под деревом, вытащила книгу и принялась читать:

– Жил-был большой, толстый кролик по имени Уофли. Он…

Бастеру сразу же стало скучно. Он вскочил и побежал вниз по дороге, откуда должна была появиться вся компания. Бетси осталась одна. Неожиданно она услышала какой-то звук и подняла глаза. О ужас! С перекошенным от злобы лицом на стену карабкался этот жуткий мистер Таппинг.

ТАППИНГ, БАСТЕР И МИСТЕР ГУН

Бетси была в панике. У нее не хватило духу ни подняться, ни убежать. Она оглянулась в поисках Бастера, но его поблизости не оказалось. Девочка в оцепенении уставилась на мистера Таппинга, который грозно надвигался на нее. Лицо его было красным и зловещим.

– Это ты вчера приходила в мой сад? – зарычал он.

Бетси кивнула. Слова застряли в горле.

– Это ты взяла мои клубничные усы? – настаивал мистер Таппинг, и голос его становился все более грозным.

Бетси по-прежнему не могла произнести ни звука. Она кивнула. Лицо ее стало белым, как полотно. Ну, конечно, конечно же, не было ничего дурного в том, что она взяла эти клубничные усы. Она так аккуратно посадила их у себя в саду и так тщательно полила их. Теперь они принадлежали ей. Все равно их бы выбросили и сожгли.

Резким движением мистер Таппинг дернул бедную напуганную девочку за руку и с силой поднял на ноги.

– Покажи мне, куда ты их дела? – приказал он.

– Пустите меня, – наконец приобрела голос Бетси, – я расскажу маме про вас!

– Пожалуйста, можешь говорить, – ответил садовник. – А я – скажу мистеру Гуну, полицейскому, поняла? Я скажу ему, как ты взяла мою клубнику, и он посадит тебя вместе с Луки в тюрьму.

– Маленьких девочек не сажают в тюрьму, – всхлипывала Бетси, однако сердце ее похолодело при мысли, что туда может попасть Луки.

– Где та клубника? – приставал Таппинг. Бетси повела его в огород. Увидев аккуратно посаженные и политые кустики, мистер Таппинг нагнулся и вырвал все до одного. Он изорвал их в мелкие кусочки и швырнул в тлеющий неподалеку костер. Бетси горько плакала. Бедные маленькие кустики!

– Ты – плохая девчонка, – произнес мистер Таппинг. – И вот что я тебе скажу – попробуй еще раз сунуться в мой сад, я сразу пойду к полицейскому. Мистер Гун – мой хороший приятель, и он уж постарается объясниться с твоим отцом, так, что ты и не вякнешь. А этот Луки – уж он-то, как пить дать, кончит в тюрьме.

С этими словами мистер Таппинг направился к стене, однако не успел он до нее добраться, как на участок влетел Бастер. Он увидел плачущую Бетси, учуял запах Таппинга и быстро связал одно с другим. Да, Бастер несомненно сопоставил оба события. Мозги у него действительно работали исправно!

Он стремительно прыгнул на Таппинга и со злобным рычанием схватил его зубами за брючину.

– Убери собаку! – вопил садовник. Бетси позвала Бастера:

– Нельзя, Бастер! Ко мне!

Но это был звездный час Бастера. Перед ним был враг, обижающий его любимую Бетси.

– Р-р-р-р-р!

Таппинг не на шутку испугался. Он яростно – отбрыкивался от собаки, пытаясь схватить палку. Бастер вырвал из его брючины здоровый кусок и ретировался. Улегшись под кустом, пес с наслаждением принялся терзать свою добычу. Таппинг хотел было воспользоваться моментом, чтобы перемахнуть через стену, но тут Бастер вылетел из кустов, схватил Таппинга за лодыжку и выдрал еще кусок штанины, а заодно и приличный клок замечательного шерстяного носка. Таппинг издал истошный вопль и упал по ту сторону стены.

Бетси и смеялась, и плакала.

– Бастер, миленький, ты – чудо! – произнесла она.

– Р-р-р-р! – ответил с радостью Бастер, все еще продолжая жевать кусок штанины.

Бетси села и призадумалась. Ей так хотелось броситься в дом, рассказать все маме и утешиться в ее объятиях. Малышка была в шоке. Но она боялась, что, если обо всем расскажет матери, она пойдет и расскажет все леди Кэндлинг, а та отругает мистера Таппинга, а мистер Таппинг пойдет в полицию и скажет, что Луки что-то украл, чтобы отдать это ей, Бетси.

«Мистер Гун не любит нас еще с тех пор, как мы раньше него разгадали тайну сгоревшего домика, – сказала Бетси сама себе. – И он с радостью поверит всему, что скажет Таппинг, и устроит такой скандал вокруг этого! А Луки взаправду может попасть в тюрьму. Господи! Ну, когда же они вернутся!»

Наконец-то компания показалась на дороге. Фатти сразу же заметил, что у Бетси заплаканное лицо.

– Что случилось? С кем-то поссорилась, Бетси, малышка? – спросил он участливо.

– Ой, произошло ужасное, – выпалила Бетси и рассказала обо всем. Мальчишки раскраснелись, представив, что Бетси пережила от этого Таппинга, а Дейзи обняла ее и крепко прижала к себе в порыве жалости.

– Бедняжка, – сказала она. – А потом?

Бетси рассказала о Бастере, о том, как он выдрал у Таппинга кусок штанины, и это привело всех в восторг.

– Молодец, Бастер, умный пес! – сказал Пип, тиская и гладя собаку. – Это хорошая пилюля для Таппинга.

Фатти обнял Бетси.

– Правильно сделала, что не рассказала маме, – сказал он. – Думаю, это принесло бы Луки массу неприятностей. Представляешь, как бы он испугался, увидев полицейского, который идет его допрашивать. Ты же знаешь, бедняга вообще побаивается взрослых. Многие ведь так жестоки к нему.

– Это ж надо, разорвать такие кустики! – возмущался Пип. – Жаль, я не взрослый, накостылял бы я этому Таппингу, он долго бы меня помнил.

Все засмеялись. Каждый чувствовал то же самое, думая о несчастной Бетси и ее клубнике. Бастер погавкивал и вилял хвостом.

– Он говорит, что очень старался проучить зловредного Таппинга, – перевела с собачьего Дейзи.

Дети старались, как могли, утешить Бетси и проявляли к ней всяческое внимание. Ларри сразу отправился домой спросить у матери, не даст ли она несколько усов для Бетси, и, довольный, принес их девочке. Она сама посадила их и была счастлива.

Фатти подарил ей книгу. Он истратил на нее все свои карманные деньги и никогда не обмолвился об этом, что для него было большим испытанием.

Дейзи отдала ей свою старую куклу, которой Бетси обрадовалась больше всего. Даже Пип, кому обычно не хватало времени на своего «сестреныша», как он ее называл, посадил ее к себе на велосипед и прокатил вокруг всего поселка. В общем, для Бетси это были хорошие деньки.

Но их беспокоил Луки. Заслышав знакомый посвист, они бросились к калитке, чтобы встретить его, когда он пойдет домой.

– Луки! Ты не знаешь, откуда Таппинг разузнал о Бетси и ее клубнике? У тебя самого все в порядке? Ну и досталось же Бетси от него!

– Бедняга, – сочувственно произнес Луки. – Я тогда не знал, что она осталась, а то пошел бы с этим Таппингом вместе. Я думал, вы все уехали. Слышал ваши велосипеды, понимаешь. Когда Таппинг вернулся и сказал, что он сделал с клубникой, я готов был убить его. Но он бы только нажаловался на меня мистеру Гуну, и что хорошего из этого вышло бы?

– Он тебе опять устроил взбучку? – спросила Бетси. – А как он вообще узнал про меня?

– Мисс Трембл, должно быть, сказала, глупая овца, – ответил Луки. – Да, мне опять досталось. Оттаскал меня за уши и работенку подкинул, не приведи Господь – за неделю не переделаешь. Как бы я хотел уйти от него.

– Да, уж хуже не было бы, – сказал Ларри. – А что тебя держит?

– Ну, знаешь, это у меня первая работа, а на первом месте надо подержаться как можно дольше, – пояснил Луки. – Потом еще – верняк, что Таппинг даст мне плохую рекомендацию, если я скажу, что собираюсь уйти. А тогда меня нигде больше не возьмут. И с отчимом придется объясняться. Я ведь отдаю ему половину денег.

– Да, у тебя куча проблем, – сочувственно произнесла Дейзи. – Если бы мы могли тебе помочь!

– Вы и так помогаете, – сказал Луки. – Я могу поделиться с вами своими бедами, а не копить все внутри, как раньше. Здорово, когда есть кому излить душу. Смотри-ка, кажется, наш местный бобби, старина Гун.

Толстый мистер Гун с красным лицом и выпученными, как у лягушки, глазами, медленно двигался по улице в сторону детей.

– Не идет ли он к мистеру Таппингу, – заволновалась Бетси.

– Кто его знает, – ответил Луки с тревогой в голосе. Он боялся полицейских, а мистер Гун был не лучшим из них.

– Интересно, скажет ли он нам «пошли прочь», – прошептала Дейзи. – Помните, он только и кричал «пошли прочь», когда мы здесь были на Пасху. Противный Гун.

Мистер Гун медленно приближался. Дети наблюдали за ним, Бастер глухо порыкивал. Мистер Гун сделал вид, что не заметил ни ребят, ни собаки. После того, как они разгадали тайну сгоревшего домика, которую он сам так и не мог раскрыть, он не испытывал ни малейшего желания общаться с этими детьми.

Бастер неожиданно рванулся к мистеру Гуну и дико залаял у его ног. Он не набрасывался и не пытался укусить толстого Гуна, но, видно, сильно напугал его.

– Прочь! – угрожающе гаркнул мистер Гун. – Ты что, не понял? Пошел отсюда!

– Бастер, ко мне! – позвал Фатти, однако требовательности и металла в голосе не прозвучало. Бастер и ухом не повел. Это было его время. Сначала напугать того зловредного Таппинга, теперь – этого грубого Гуна. Что за наслаждение для маленького черного скотча!

– Пошел прочь! – заорал мистер Гун. Бастер виртуозно уклонился от предназначенного ему пинка, отчего Луки пришел в восторг и не мог сдержать своего характерного звонкого смеха.

– Ну-ну! – сказал мистер Гун. – Вы плохо кончите, если будете смеяться над законом. Что вы здесь делаете? А ну, пошли прочь!

– Это наш друг, – сказал Фатти. – Бастер! Ко мне!

Услышав шум, лай и крики, у соседней калитки показался мистер Таппинг. Он сразу узнал Бастера.

– Составить бы протокол на эту собаку, – обратился он к полицейскому. – Она вон, это, порвала мне брюки сегодня, посмотрите, посмотрите. Паршивая собака, вот это что. Точно говорю, настоящая дрянь. А ты чего здесь болтаешься? Нет чтобы идти домой, – переключился он на Луки.

Парня как ветром сдуло. Ему вовсе не улыбалось влезать в новые конфликты ни с мистером Таппингом, ни с мистером Гуном.

Бастер покинул поле боя и вернулся к Фатти, который взял его на руки.

– Дрянь собака, – повторил мистер Таппинг. – Если нужны подробности, мистер Гун, я – пожалуйста.

Мистер Гун вовсе не рвался составлять на Бастера протокол. Он прекрасно знал, что любая жалоба попадет на стол инспектору Дженксу, а тот очень дружен с ребятами. И все же неплохо бы сделать вид, что такой протокол будет составлен. О том, что Бастер – злобное и неуправляемое животное. Полицейский вынул большой черный блокнот, взял короткий карандаш и принялся молча что-то писать.

Дети не на шутку встревожились и быстренько ретировались на участок Пипа. Бетси смотрела на Бастера полными ужаса глазами.

– Они что, правда могут посадить Бастера в тюрьму? – спросила она и с облегчением вздохнула, когда все покатились со смеху.

– Да нет же, глупышка, – сказал Фатти. – Пока еще никто не сажал собак в тюрьму и не слышал о собачьих тюрьмах. Не беспокойся о старине Бастере.

ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ЧЕРНОЙ КОРОЛЕВЫ

С того дня стали происходить невероятные события, и Пятерка Тайноискателей, наконец, получила первоклассное дело для расследования.

Итак, на следующий день после скандала мать Пипа, миссис Хилтон, отправилась на чай к леди Кэндлинг, которая вернулась домой после короткого отсутствия.

– Можешь устроить чай в саду для своих приятелей, – сказала она Пипу. – А ты, Дейзи, последи, пожалуйста, чтобы все было в порядке. А если не хватит еды, сходишь на кухню и вежливо, – вежливо, не забудь, попросишь еще хлеба с маслом.

– Хорошо, миссис Хилтон, спасибо большое, – ответила Дейзи.

В половине четвертого очень нарядная миссис Хилтон проследовала по дорожке к выходу. Ребята же были довольны тем, что им не надо было ни переодеваться, ни куда-то идти. То ли дело пить чай в саду, в старых шортиках и майках.

Это было великолепно. Пришлось дважды бегать на кухню за бутербродами. Бегала, конечно, Дейзи, исполненная важности от порученного ей дела. Помимо бутербродов, были спелые сливы и венгерка, так что чаепитие удалось на славу.

Вскоре вернулась миссис Хилтон. Она выглядела очень взволнованной и прямиком направилась к детям.

– Как вы думаете, что произошло? Пропала Черная Королева, уникальная кошка-медалистка. Леди Кэндлинг просто подавлена, кошка-то самая ценная. И ужас еще в том, что ее, вероятнее всего, украл Луки.

– Мама! – возмущенно воскликнул Пип. – Луки наш друг. Он никогда, слышишь, никогда не сделает ничего подобного.

– Это не он, не он, – кричала Бетси.

– Миссис Хилтон, – начал серьезно Фатти. – Я уверен, что вы ошибаетесь, подозревая Луки.

– Я не говорила, что он сделал это. Я сказала, что Луки мог это сделать. Он был практически единственным, у кого была такая возможность.

– Но он не мог, просто не мог, – вторила друзьям Дейзи. – Он чист как стекло. Скорее, это тот противный Таппинг.

–. Мистера Таппинга не было все утро. Он встречался с мистером Гуном. Тот, похоже, его приятель, – ответила миссис Хилтон. – Поэтому совершенно невозможно, чтобы он украл Черную Королеву.

Дети уставились на миссис Хилтон озадаченные и расстроенные. Фатти взял руководство делом на себя и вежливо обратился к миссис Хилтон:

– Луки – наш приятель, я бы сказал, наш хороший друг. И если он попал в беду, мы должны помочь ему. Я совершенно уверен, что он не имеет никакого отношения к пропаже Черной Королевы. Никакого. Не будете ли вы любезны рассказать нам все по порядку? Похоже, Пятерке Тайноискателей будет чем заняться вновь.

– Дорогой мой Фредерик, не говори так помпезно, – произнесла миссис Хилтон с заметным раздражением. – И не встревайте, ради Бога, в это дело, Оно вас совершенно не касается. То, что вы однажды что-то там раскрыли, не дает вам основания лезть в чужие дела.

Фатти залился румянцем. Он не любил, когда его публично отчитывают подобным образом.

– Мама, пожалуйста; расскажи, как все случилось, – попросил Пип.

– Ну, хорошо, – смягчилась миссис Хилтон. – Утром, накормив кошек и убрав клетки, мисс Хармер уехала. Она торопилась на десятичасовой автобус. Черная Королева находилась в большой клетке вместе с остальными кошками. Около часа дня леди Кэндлинг и мисс Тримбл отправились в кошачий дом посмотреть, все ли в порядке, и мистер Таппинг еще показал им на Черную Королеву. Вы же знаете, какая она чудная.

Дети закивали.

– А дальше? – нетерпеливо спросил Пип. – Это был последний раз, когда кто-либо видел Черную Королеву?

– Нет, – ответила мать. – В четыре часа мисс Тримбл повела меня взглянуть на кошек. Как раз перед чаем. Черная Королева была на месте, в клетке, как и все остальные.

– А как ты узнала? Как ты могла определить, где Черная Королева, а где нет? Они ведь все, как одна.

– Я знала, что Черную Королеву укусили, и несколько волосков на хвосте выросли кремового цвета, а не темно-коричневого. Мисс Тримбл показала мне на нее, и я запомнила светлый кружок на хвосте – очень приметный. Так что в четыре часа Черная Королева сидела в клетке жива и невредима.

– А что случилось потом? – не унимался Пил.

– Мистер Таппинг вернулся в пять, ведя с собой мистера Гуна, – продолжала миссис Хилтон. – Он показал Гуну свои селекционные помидоры, а затем повел смотреть кошек. И тут-то мистер Таппинг вдруг и обнаружил, что Черной Королевы нет.

– О, Господи! – воскликнул Фатти. – Значит, кошка пропала между четырьмя и пятью, так, миссис Хилтон?

– Да, – ответила мать Пипа. – И так как Луки был единственным, кто находился в это время в саду, боюсь, именно его заподозрят в краже. Он знал, что кошки очень дорогие. А Таппинг сказал, что на днях мальчишка уже украл что-то – клубничные усы или еще какую-то ерунду.

Бетси вспыхнула. Из глаз брызнули слезы. Эти ужасные усы. Надо было рассказать маме, как все было. Но Фатти взглядом приказал ей молчать.

– Ну, вот и все, – сказала миссис Хилтон, снимая перчатки. – Боюсь, у этого вашего приятеля, Луки, будут неприятности. Интересно, куда он дел эту кошку? Кажется, как раз между четырьмя и пятью его никто не видел. Я думаю, он мог сунуть ее в корзину и куда-нибудь вынести.

– Мама, Луки хороший, – разревелась Бетси. – Ты не знаешь, какой он добрый и честный. Он сделал мне столько свистулек и эту чудную деревянную Черную Королеву. Посмотри!

– Я бы предпочла, чтобы вы обошлись без таких выдающихся друзей, – произнесла мать, даже не взглянув на игрушку. – Вы все еще слишком малы, чтобы судить, кто истинно честен, а кто нет. Пожалуйста, не говорите мне больше о Луки.

Миссис Хилтон направилась к дому и скрылась внутри. Дети в смятении посмотрели друг на друга.

– Ничего хорошего это не предвещает: «Не говорите мне больше о Луки», – прервал молчание Фатти. – Но мы просто должны ему помочь. Он наш друг и столько раз выручал нас. И Бастера тоже.

Все согласились. Надо было все тщательно обдумать и обговорить.

– Кто-то несомненно украл Черную Королеву, – начал Фатти, – и создается впечатление, что это Луки, но мы-то абсолютно точно знаем, что это не он, тогда кто?

– Давайте поищем улики, – сказала с нетерпением Бетси, вспоминая, как это было увлекательно в прошлый раз, когда они занимались сгоревшим домиком.

– Давайте составим список подозреваемых, – предложила со своей стороны Дейзи. – Мы так делали раньше.

– Теперь, – с важностью произнес Фатти, – Пятерка Тайноискателей займется-таки делом. Я предлагаю…

– Слушай, – перебил его Ларри, – ты, кажется, забыл, что я главный в Пятерке Тайноискателей, а не ты.

– Ну и пожалуйста, – надулся Фатти. – Давай тогда, действуй. Только у меня мозгов больше твоего. Я был лучшим в полугодии и…

– Ой, не утомляй, пожалуйста. Помалкивай. Знаем мы про твои мозги, – заговорили хором каждый свое. Только Бетси не проронила ни слова. Фатти готов был встать и уйти: но все было так интересно и предвещало столько увлекательного, что он не мог долго дуться, и вскоре вся компания возбужденно обсуждала свои планы.

– Надо все обдумать, – твердила Дейзи. – Черная Королева была со всеми вместе вплоть до четырех часов. Как раз тогда ее видели мисс Тримбл и мама Пипа. В пять, когда Пошлипрочь и Таппинг пришли смотреть кошек, ее уже не было. Значит, после четырех кто-то зашел в кошачий домик, открыл клетку, вытащил кошку, закрыл клетку и унес Черную Королеву. Ее либо передали кому-то, либо спрятали.

– Правильно, Дейзи, очень разумно изложено, – сказал Ларри.

– А дальше вопрос: кто мог стащить кошку? Кого мы должны подозревать? – подхватил Пип.

– Так, возьмем мисс Тримбл. Она могла незаметно проскользнуть туда и вытащить кошку. Маловероятно, конечно. Она из той породы людей, которых бьет дрожь при одной мысли, что они отправили письмо без марки. И все же мы должны учесть каждого, у кого был хоть один шанс украсть кошку.

– Я запишу все имена, – сказал Ларри, доставая блокнот. – Мисс Тримбл – номер один. Как насчет леди Кэндлинг?

– А с какой стати ей воровать собственную кошку, это глупо, – отозвалась Дейзи.

– А с такой, – возразил Ларри. – Черная Королева могла быть застрахована от воровства, и леди Кэндлинг могла получить по страховке кучу денег. Надо учитывать все эти вещи. – Имя леди Кэндлинг последовало за мисс Тримбл.

– Таппинг? – с надеждой выпалила Бетси. Ларри категорически покачал головой.

– Нет, Бетси. Я бы с радостью занес его имя, но если он был с Гуном все утро, нет смысла подозревать его. А что мисс Хармер? Могла она незаметно вернуться и взять Черную Королеву? Она-то уж знала ей цену.

Это был совершенно новый поворот. Все подумали об этой улыбчивой толстушке. Она совсем не подходила на роль похитительницы бесценного животного у своей собственной хозяйки. Однако и ее имя было занесено в список подозреваемых лиц.

– Нам бы узнать, где мисс Хармер была сегодня между четырьмя и пятью часами, – сказал Пип.

– Кто еще? – спросила Дейзи. – У нас уже мисс Тримбл, леди Кэндлинг и мисс Хармер. А повар и горничная в доме леди Кэндлинг? У них тоже была возможность добраться до кошачьего домика и взять кошку, так ведь?

– Я никогда не видел ни кухарки, ни горничной в том доме, – ответил Пип. – И никто из нас не видел. Надо бы выяснить насчет них тоже. Хорошо, что у нас и без того уже приличный список. Есть над чем поработать.

– Самый противный из всех – этот мистер Таппинг, а мы даже не можем его подозревать, – с возмущением сказала Бетси. – Ну, ладно. А больше никого?

– Мы обязаны вписать Луки, – произнес Ларри. – Я знаю, мы не подозреваем его, но Таппинг обвинил Луки в преступлении, и нам лучше занести его в список. Мы не можем вычеркнуть его из дела только потому, что нам так хочется.

Итак, имя Луки тоже оказалось в блокноте. Бедный парень. Вечно он попадает в переплет.

– Пошли-ка свистнем ему, – предложил Ларри. – Он еще не ушел, а то давно бы рассказал нам, как все случилось.

Все направились к стене, однако, сколько они ни свистели, никто так и не откликнулся. Что там с ним?

У ЛУКИ НАЧИНАЮТСЯ НЕПРИЯТНОСТИ

Ребята взгромоздились на стену. Бастеру же ничего не оставалось, как поскуливать внизу. Явно что-то случилось, беспокоились дети.

– Уже четверть шестого, – взглянул Пип на свои часы. Не мог же Луки уйти домой! Нет. Он сначала обязательно переговорил бы с ними.

– Может быть, его допрашивает 'Гун? – предположил Фатти. Это выглядело весьма правдоподобно. Как бы хотелось узнать точно.

Фатти вдруг пришла замечательная идея.

– Слушай, Пип. А ведь ты можешь узнать, в чем там дело.

– Как это? – спросил Пип.

– Да проще простого. Твоя мать только что была у леди Кэндлинг в гостях, так? – начал Фатти. – Ты можешь перелезть через стену и посмотреть, какие там происходят события, а если кто увидит тебя и спросит, что ты там делаешь, ты скажешь, что вот моя мама здесь была, чай пила, платочек обронила…

– Но она же ничего не роняла, – удивился Пип. – Ты и сам видел, как она доставала его из сумки, когда разговаривала с нами. У него еще такой приятный запах.

– Ну, естественно, видел, кретин, – раздраженно отреагировал Фатти. – Это только предлог, понимаешь? Вовсе не обязательно говорить, что она его потеряла, раз мы знаем, что это не так, но можно же просто сказать: «Мама как будто обронила»… и все такое.

– Здорово придумано, – произнес Ларри. – Это, пожалуй, единственный способ попасть в сад, чтобы Гун и Таппинг не могли выгнать нас. Давай, Пип, прыгай. Выясни, наконец, что там делается. Ну, поживей! Нам здорово повезло, что твоя мать ходила туда пить чай.

А Пип невольно медлил. С одной стороны, он рвался поскорее узнать, что происходит на соседнем участке, а с другой – очень боялся встретиться с мистером Таппингом или Гуном. Наконец, он все-таки спрыгнул вниз, помахал остальным и нырнул в кусты.

Однако Луки он нигде не нашел. Тот как сквозь землю провалился. Пип добрался до кошачьего домика, но и там никого не было. Он заглянул вовнутрь клетки, где вместе со всеми должна была сидеть Черная Королева. Кошки уставились на него и замяукали. Пип пошел дальше по тропинке, обогнул теплицы и притаился в кустах. Поблизости послышались голоса.

Он выглянул из листвы и увидел на лужайке группу людей, большинство из которых он знал.

«Это, должно быть, леди Кэндлинг, – подумал Пип. – Там – мисс Тримбл. Она, кажется, очень расстроена. Ну и, конечно, мистер Таппинг – этот выглядит довольным и важным. Тут и Пошлипрочь, наш местный бобби. А вот и Луки. Бедняга».

Несчастный Луки стоял в центре, абсолютно сбитый с толку и смертельно испуганный. Напротив него с черным блокнотом в руках стоял полицейский, и Луки, запинаясь и заикаясь, отвечал на вопросы, которые мистер Гун выкрикивал ему прямо в лицо.

На заднем плане находилась прислуга: очевидно, повар и горничная, оба выглядели взволнованными. Они перешептывались и подталкивали друг друга локтями.

Пип подкрался ближе. Теперь ему были слышны вопросы, которыми Гун будто стрелял в мальчика.

– Что ты делал весь день?

– Я-я был… я выкапывал старый горох на главной грядке, – бормотал Луки.

– Это та грядка, что рядом с домом для кошек? – продолжал мистер Гун.

– Д-д-да, сэр, – с трудом выдавливал звуки мальчик.

– Значит, ты был возле кошек весь день, – заявил полицейский. – Кто-нибудь подходил к ним близко?

– М-м-мисс Трембл подходила около ч-ч-четырех часов с какой-то другой леди, – проговорил Луки, нервно приглаживая свои непослушные волосы. – Они постояли несколько минут и ушли.

– А что ты делал с четырех до пяти? – спросил мистер Гун угрожающе.

Казалось, Луки сейчас упадет.

– Н-н-ничего, сэр, только к-к-к-опал, к-к-опал рядом с кошками. И никого не было там, ни души, пока вы и мистер Таппинг не пришли к кошачьему домику.

– И не обнаружили, что Черной Королевы нет! – вступил садовник. – Ну что ж, мистер Гун, все яснее ясного, кто как не он взял кошку и передал ее кому-нибудь из своих дружков, да еще за какую-нибудь мелочовку. Паршивый парень, и всегда был таким, как я взял его.

– И вовсе я не паршивый, мистер Таппинг, – набрался вдруг смелости Луки. – Я никогда не возьму, чего не положено. Я работаю на вас изо всех сил! И терплю от вас всякое, чего вовсе не обязан терпеть. Вы знаете, я никогда бы не взял никакой кошки просто из-за страха, если бы даже хотел.

– Ну, хватит, хватит, – сказал мистер Гун сердито. – Разве можно так разговаривать с мистером Таппингом. Выпороть бы тебя как следует.

– Хм, я думаю, он получит-таки порку, – зловеще произнес Таппинг. – Я все скажу его отчиму. Он-то знает, чего, стоит этот паршивец.

– А я думаю, – произнесла леди Кэндлинг тихим, но твердым голосом, – нет никакой необходимости говорить с отчимом мальчика, пока не выяснятся все обстоятельства этого странного происшествия.

Слова леди Кэндлинг явно охладили пыл Таппинга. Он так увлекся и так распалился, что почти забыл о ее присутствии. Луки повернулся к своей хозяйке.

– Пож-жалуйста, мэм, – начал он умолять ее, – пожалуйста, прошу вас, не верьте всему, что говорят обо мне. Я не брал Черной Королевы. Я не знаю, где она. Я никогда ничего не брал из вашего сада, чего не положено.

– Это вранье, – торжествующе воскликнул Таппинг. – А как же эти, как их, клубничные кусты?

К ужасу Пипа, испуганный и загнанный в угол Луки не выдержал и разразился громкими рыданиями, которые проста сотрясали его большое тело. Он закрыл лицо руками, стараясь спрятать слезы.

– Отпустите его, – сказала леди Кэндлинг тихим голосом. – Вы достаточно его допрашивали. В конце концов он всего лишь пятнадцатилетний мальчик. Теперь я прошу вас уйти, мистер Гун, а ты, Луки, возвращайся домой.

Все это не очень понравилось мистеру Гуну. Он был недоволен тем, что с Луки нельзя спросить как со взрослого и придется отпустить малого домой. Ему не нравилось и то, как леди Кэндлинг выпроводила его. Он громко прочистил горло, с пренебрежением взглянул на нее и с вызовом захлопнул блокнот.

– Мне придется поговорить с твоим отчимом, – важным тоном сказал он Луки, который при этих словах побелел, как мел. Он очень боялся отчима.

– Я пойду с вами, – засуетился мистер Таппинг, – может статься, мы узнаем что-нибудь о дружках этого мальчишки. Он наверняка отдал Черную Королеву одному из них.

И вот в сопровождении мистера Гуна и мистера Таппинга бедный Луки побрел домой, время от времени громко всхлипывая. Как Пип ненавидел эту парочку! Как жалел Луки! Ну что он может против таких типов! У него практически нет никакого шанса.

Пип не подозревал, что Луки поведут как раз мимо того места, где он прятался, и не успел укрыться. Таппинг заметил лицо мальчика из-за куста рододендрона, остановился и ловко юркнул в заросли. Ему не составило труда сграбастать Пипа и извлечь его на свет Божий.

– Что ты здесь делаешь? – зарычал он. – Это один из тех, ну, соседских, мистер Гун, – сказал Таппинг удивленному полицейскому. – Вечно шарят здесь повсюду. Отправлю его к ее светлости, пусть разберется с ним как положено.

Луки разинул рот, увидев, как садовник вытаскивает из кустов Пипа, а леди Кэндлинг, услышав шум, вернулась на лужайку посмотреть, что случилось на этот раз.

– Отпустите же меня, – со злостью сказал Пип. – Вы, отвратительный тип, пустите, я сказал. Мне больно.

Таппинг вывернул руку мальчика специально, и Пип знал это. Но он никак не мог освободиться. Вскоре перед ними появилась леди Кэндлинг, чрезвычайно удивленная.

– Вот, поймал этого, в кустах, – сказал Таппинг. – Все время вылавливаю этих детей. Они как бы вроде дружки Луки. До добра это не доведет.

– Что ты делаешь в моем саду? – спросила леди Кэндлинг довольно сурово.

– Моя мама недавно была у вас, леди Кэндлинг, в гостях, – начал Пип самым вежливым тоном, на какой только был способен, – Не попадался ли вам случайно ее платок, который она неосторожно обронила?

– Боже мой! Ты – сын миссис Хилтон? Филипп? – воскликнула леди Кэндлинг, улыбаясь, – Она мне рассказывала о тебе и о твоей сестренке, кажется, Бетси ее зовут?

– Да, леди Кэндлинг, – отвечал Пип, стараясь в ответ сладко улыбаться, – она славная девчушка, я могу как-нибудь привести ее, если можно.

– Ну, конечно, – сказала леди Кэндлинг. – Таппинг, это недоразумение. Сей мальчик пришел поискать носовой платок своей матери, миссис Хилтон, она была у меня сегодня на чае.

Пип принялся усердно растирать руку, изображая на лице глубочайшее страдание.

Таппинг сделал тебе больно? – спросила леди Кэндлинг. – Я очень сожалею. Таппинг, вы, кажется, были слишком грубы с ребенком.

Таппинг помрачнел. События развивались совсем не так, как он предполагал.

– Если платок миссис Хилтон найдется, мы непременно сообщим об этом, – сказала Пипу леди Кэндлинг. – И не забудь привести ко мне сестричку. Я очень люблю маленьких девочек.

– Таппинг нас выгонит, если мы придем, – сказал Пип.

– Он не сделает этого, – твердо ответила леди Кэндлинг. – Таппинг, дети вольны приходить сюда, когда захотят. Это мой приказ.

Лицо Таппинга вспыхнуло краской, казалось, он сейчас взорвется, однако перечить своей госпоже садовник не посмел. Резко повернувшись, он направился к мистеру Гуну и Луки, которые ждали поодаль.

Пип попрощался с леди Кэндлинг за руку, поблагодарил ее и последовал за Таппингом.

– Луки! – позвал он. – Луки! Не вешай носа! Друзья не оставят тебя в беде. Мы знаем, что это не ты сделал!

– А ну, убирайся подальше отсюда! – заорал мистер Гун, разозлясь на сей раз не на шутку. – Что за нахальство! Лезут тут повсюду и суют свой нос куда не просят. Прочь отсюда, я сказал.

Но Пип не последовал совету мистера Гуна убраться подальше. Держась на безопасном расстоянии, он скакал вприпрыжку вдоль тропинки, выкрикивая Луки слова поддержки, что страшно раздражало обоих провожатых. Он слышал, как мистер Гун сказал мистеру Таппингу, что попозже вечером вернется к кошачьему домику исследовать место преступления.

«Ого! – подумал Пип, – он собирается искать улики, чтобы обвинить Луки. Надо опередить его. Пойду расскажу ребятам».

Послав Луки победный клич, Пип бросился в сторону стены и вмиг перемахнул через нее – он торопился пересказать остальным все, что произошло, и все, что он слышал. События становились поистине захватывающими.

ВСЕ ОБ УЛИКАХ

– Ну что случилось, Пип? Тебя не было целую вечность! – набросился с вопросами Ларри, когда Пип рухнул на траву, где расположилась вся компания с Бастером посередине.

– Пошлипрочь с Таппингом вбили себе в головы, что это все проделки Луки, – сказал Пип.

– Просто глупо, – произнесла Бетси растерянно. – Мы же знаем абсолютно точно, что Луки не делал этого, а все выглядит так, как будто это он. Загадка какая-то. И где, интересно, Черная Королева?

– Эх, знать бы, где она, легче было бы выяснить, кто ее украл, – глубокомысленно заключил Ларри. – Я хочу сказать, что тот, у кого она сейчас, – явно дружок или приятель похитителя. Да-а, настоящая загадка.

– А что, если нам поискать улики? – сказала Бетси в надежде, что это как-то поможет оправдать Луки.

– О! Кстати, – сразу вспомнил Пип. – Пошлипрочь сказал, что вечером вернется обследовать место возле кошачьего домика. Думаю, он хочет найти какие-то улики против Луки.

– Отлично, предлагаю опередить его, – сказал Фатти и встал.

– Ну вот, опять лезть через стену, – недовольно произнес Ларри. – Опять будут неприятности.

– Не будут, – ответил Фатти. – Мы успеем, пока Таппинг и Пошлипрочь не вернутся. Они заняты сейчас ответственным и очень приятным для них делом – рассказывают несчастному отчиму о его нерадивом пасынке.

– О'кей. Тогда пошли, – сказал Ларри. – Надеюсь, мы найдем что-нибудь, знать бы только что. Ну, двинули?

Бастера, как всегда, не взяли, правда, на этот раз его заперли в сарае у Пипа, чтобы он не смог выбежать с участка и появиться у леди Кэндлинг.

Все, включая Бетси, перелезли через стену. В саду, казалось, никого не было. Дети осторожно пробрались к кошачьему домику, где на полках возлежали великолепные животные и зыркали на ребят своими голубыми глазами.

– Ну теперь ищите улики, – скомандовал Ларри.

– Какие? – прошептала Бетси.

– Откуда я знаю, что-нибудь да найдем, – ответил Ларри. – Ищи на земле, ну и везде, конечно. Смотрите! Здесь, наверное, Луки работал после обеда. – Ларри показал на тачку, наполовину заполненную сорняками, лопату, воткнутую в землю, и куртку Луки, висевшую на дереве неподалеку.

– Он копал ту грядку, – глубокомысленно произнес Фатти. – Ближе к кошачьему дому просто нет другой. Он заметил бы любого, кто приближался к кошкам, так? Иначе и быть не могло. – Дети подошли и встали там, где работал мальчик. Отсюда просматривались все клетки, и было совершенно очевидно, что вытащить кошку и запереть дом незаметно от Луки не было никакой возможности.

И все же кошку стащили, и Луки клянется, что это не он. Так кто же и как это проделал?

– Давайте обойдем вокруг кошачьего домика и посмотрим, может быть, Черная Королева смогла сама удрать, – вдруг предположил Ларри.

– Хорошая мысль, – сказал Фатти. Они обошли и тщательно обследовали прочный, хорошо сколоченный деревянный дом, стоящий на высоких толстых деревянных ногах и напоминающий современный птичник.

– Ни малейшей возможности выскользнуть, – отметил Пип. – Ни единой дырочки, в которую пролезла бы даже мышь. Черную Королеву могли только украсть. Кто-то вытащил ее, это – факт.

– Эй, посмотрите, что это там? – Пип показал рукой на какой-то предмет, лежащий на полу клетки, в которой жили все кошки. Дети стали пристально вглядываться вовнутрь через проволочную сетку.

Наступило короткое молчание. Фатти поджал губы, поднял брови, потом почесал затылок.

– Вот это да! – промолвил он. – Я, пожалуй, знаю, что это такое. Это одна из свистулек, которые Луки вечно для кого-нибудь мастерил.

Да. Это была именно она. Свистулька лежала на полу клетки – самая прозаическая и самая убийственная улика! Как она могла туда попасть? Только одним путем – Луки, должно быть, входил к кошкам и обронил ее. Все почувствовали себя очень неуютно.

– Это не Луки, не он, не он, – запротестовала Бетси со слезами на глазах. – Мы все знаем, что это не он.

– Знать-то мы знаем, однако в клетке свистулька, которую мог выронить только Луки, – сказал Фатти. – Какая-то сверхзагадочная история, скажу я вам.

– Фатти, если мистер Гун найдет эту свистульку, он обязательно ухватится за нее, чтобы обвинить Луки в воровстве, – проговорила Бетси взволнованно. Фатти кивнул.

– Уж конечно. Это важнейшая и неопровержимая улика для такого типа, как он, который ничего не видит дальше своего носа.

– Но для тебя же она не такая невержи…, то есть непро… не-о-про-вержимая, – не успокаивалась Бетси. – Ты же не думаешь, что это Луки ее потерял.

– Знаете, что я вам скажу, – начал Фатти. – Я думаю, кто-то подбросил эту свистульку специально, чтобы навести подозрение на Луки, вот что я думаю.

– Ничего себе! Слушай, а, похоже, ты прав, – сказал Ларри. – Все становится еще более загадочным. Тогда чего это ради мы должны оставлять эту улику для Гуна. В конце концов мы абсолютно уверены, что это ложная улика, правда ведь?

– Верно, – подхватил Пип. – Голосую, мы забираем эту улику и сматываемся.

Вся пятерка уставилась на свистульку, лежавшую на полу клетки. Кошачий дом был, разумеется, заперт. Ключей, разумеется, не было. Как же извлечь свистульку наружу? Да и времени мало!

– Надо торопиться, – сказал Фатти в отчаянии. – Пошлипрочь может заявиться в любую минуту. Господи! Как же нам достать ее?

Никто не знал. Хоть бы она лежала поближе к сетке, можно было бы попробовать палкой или еще чем-нибудь. Но свистулька валялась у самой стенки.

Тут Фатти напряг одну из своих мозговых извилин. Он поднял маленький камешек и забросил его в клетку так, чтобы он подкатился к свистульке как можно ближе. Одна из кошек увидала нечто движущееся и спрыгнула поиграть.

Она протянула лапку и потрогала голыш, потом задела и сдвинула свистульку.

Дети следили за всем происходящим, затаив дыхание. Кошка вновь подтолкнула камешек и погналась за ним. Затем вернулась к свистульке и уставилась на нее, рассчитывая, наверно, что та зашевелится. Разочаровавшись, однако, в своих ожиданиях, она опять протянула лапку, потом ловко подхватила свистульку и стала как бы жонглировать ею. Наскочив на свистульку в очередной раз, кошка подбросила ее в воздух так, что игрушка приземлилась совсем близко от сетки.

– Отлично! Молодец! – воскликнул Фатти радостно. Он вытащил из кармана маленький моток проволоки – как полезно бывает носить с собой подобную всячину, – отмотал немного и сделал на конце небольшую петлю. Затем просунул проволоку через дырку в сетке.

Все с нетерпением наблюдали за его действиями. Когда проволока коснулась свистульки, Фатти начал терпеливо насаживать на нее петлю. Кошка, которая играла со свистулькой, следила за всем происходящим с неменьшим интересом. Она неожиданно протянула свою игривую лапку, ухватилась за проволоку и нацепила петлю точно на свистульку.

– Спасибо, киска, – с благодарностью и облегчением произнес Фатти, потянул свистульку к сетке и резко дернул проволоку. Свистулька проскочила через дырку в сетке и упала у ног Бетси. Девочка быстро схватила ее.

– Ну-ка, – сказал Фатти, – давай посмотрим. Да, это одна из его поделок. Как хорошо, что мы ее достали. Теперь Пошлипрочь остался без улики. Во всяком случае она не навредит Луки.

– Какой же ты умный, Фатти, – произнесла Бетси с восхищением.

– Хорошо сработано, – добавил Пип. Фатти весь надулся от важности и гордости.

– Ничего особенного, – начал было он. – У меня имелись идеи и получше. Так что…

– Ладно, не выступай, – заткнули его хором Ларри, Дейзи и Пип. Фатти замолк, но свистульку запихнул себе в карман.

– Посмотрим, может быть, еще что-то попадется, – предложил Пип. – Там в клетке ничего больше нет?

Все прилипли к сетке, пытаясь углядеть что-либо внутри. Бетси потянула носом.

– Какой-то неприятный запах, – проговорила она.

– Животные всегда воняют, когда содержатся в клетках, – ответил Ларри.

– Да нет же, это другой запах, – протестовала Бетси, – похоже на бензин или что-то в этом роде. – Все стали принюхиваться.

– Она хочет сказать скипидар, – объяснил Фатти. – Я теперь тоже чувствую, и очень отчетливо. Боюсь только, Бетси, это не улика. Но хорошо и это – учуять запах. Вероятно, мисс Хармер использует скипидар для чистки клеток. Ну, у кого еще какие улики?

Однако больше ничего обнаружить не удалось, хотя дети рыскали глазами и вокруг, и внутри клеток.

– Вот гадство! – отчаивался Фатти. – Ну хоть что-нибудь помогло бы нам! Хорошо еще, что мы нашли эту свистульку до того, как ее обнаружили Таппинг или Пошли-прочь. Я убежден, кто-то специально ее подбросил, чтобы обвинить Луки в воровстве. Какая грязная игра!

– А мне кажется, что и мы можем подкинуть в клетку какие-нибудь улики, чтобы сбить с толку нашего Пошлипроча, – сказал Пип.

Идея вызвала общий восторг;

– Великолепно! – воскликнул Фатти, сожалея, что такая мысль не пришла в голову ему самому.

– Ну, конечно, давайте-ка набросаем туда всяческой ерунды, которая никак не была бы связана с Луки, – подхватил Ларри. – Пусть Пошлипрочь попотеет, сортируя все эти штучки!

Все довольно захихикали. Что бы туда сунуть?

– У меня есть несколько мятных леденцов, – прыснул Пип. – Пусть один посидит за решеткой.

– А я брошу кусок ленты для волос, – сказала Дейзи. – У меня как раз утром оторвалась половина, и, по-моему, она где-то здесь, в кармане. Просунуть бы ее через сетку.

– Кажется, у меня с собой новая пара шнурков для ботинок, – роясь в карманах, сказал Ларри. – Ага, вот они. Отправляйтесь-ка туда же, – весело сказал он, пропихивая коричневый шнурок.

– А что у тебя? – спросила Бетси у Фатти. Фатти извлек из кармана целую коллекцию недокуренных сигар. Все вытаращили глаза.

– Зачем ты их собираешь? – спросил, наконец, Ларри.

– Я курю их, – ответил Фатти. – Мой отец оставляет их в пепельнице недокуренными.

– И вовсе ты не куришь их! – не поверив Фатти, твердо сказал Пип. – Ты это говоришь, чтобы повыпендриваться, как всегда. Просто таскаешь их с собой, чтобы от тебя пахло, как от взрослого курильщика, вот и все. Я часто удивлялся, почему от тебя так пахнет.

Это было слишком похоже на правду, чтобы Фатти понравилось. Он сделал вид, что не расслышал слов Пипа.

– Я брошу одну сигару под клетку на землю, – сказал он, – а другую – вовнутрь, только бы какая-нибудь кошка не сжевала ее, а то заболеет. От этих двух недокуренных сигар у Пошлипроча точно крыша поедет.

В торжественном молчании все пятеро отправили свои улики за решетку. Пип – большой круглый мятный леденец, запах которого явно пришелся кошкам не по душе. Дейзи – кусок довольно грязной голубой ленты для волос. Бетси – маленькую голубую пуговицу от куклиной одежки, Ларри пропихнул свой новый коричневый шнурок, а Фатти – недокуренные сигары.

– Ну вот, теперь у Пошлипроча широкое поле деятельности, – сказал Фатти. – Думаю, он скоро появится.

МИСТЕР ГУН ЗА РАБОТОЙ

– Слушайте, – сказала вдруг Дейзи, наблюдая, как от легкого сквозняка шевелится ее ленточка. – А что будет… Никто, надеюсь, не подумает, что это я украла Черную Королеву. Мама ведь узнает мою ленту, если ей покажут.

– А я даже не подумал об этом. Вот балда! – сокрушенно произнес Пип.

– Все о'кей, – утешил его Фатти. – У меня с собой большой конверт, видишь? Теперь берем и все кладем в него те же вещи, какие отправили в клетку в виде улик. Я кладу две сигары в пару тем, что я подбросил. Дейзи положит вторую половину ленты. – Она тут же проделала это. Бетси положила еще одну голубую пуговицу от куклиного платья, Ларри – второй шнурок, а Пип – мятный леденец. Фатти сложил аккуратно конверт и засунул его в карман.

– Если кого-нибудь из нас обвинят в краже на основании обнаруженных вещественных доказательств – тех, что мы подложили в клетку, мы просто продемонстрируем содержимое нашего конверта и скажем, что сделали все это ради шутки, – произнес он.

Из дома Пипа послышался звук колокольчика.

– Ну вот, мне пора идти спать, – грустно вздохнула Бетси. – А я совсем не хочу.

– Давай, давай, Бетси, отправляйся поскорей. Вчера уже был скандал из-за того, что ты опоздала, – строго сказал брат. – А нам охота дождаться Таппинга и Пошлипроча и посмотреть, как будут «обнаруживать» наши «улики».

– Правда, давайте останемся, – отозвался Ларри.

– И я, и я, – заныла Бетси, не без причины опасаясь, что ее сейчас отправят домой. Пип подтолкнул ее.

– Бетси, ты должна идти. Вон, второй колокольчик звонит.

– А вот и нет, этот звонок для тебя, ты сам уже должен быть дома, чтобы успеть умыться и переодеться к ужину, – парировала Бетси. – Ты прекрасно это знаешь.

Пип, конечно, знал. Ларри взглянул на него. Он тоже понимал, что и ему с Дейзи пора домой, да еще идти намного дальше, чем Пипу и Бетси.

– Мы, пожалуй, тоже пойдем, – сказал Ларри. – А ты, Фатти? Остаешься? Интересно ведь посмотреть! Твои предки, кажется, не так пасут тебя, верно? Ты можешь приходить домой, когда захочешь.

– А что! Я остаюсь, – ответил Фатти. – Влезу на дерево, тут нетрудно взобраться, и листва подходящая. Я сверху отлично все увижу, а меня не заметят.

– Ладно, пошли, Бетси, – сказал Пип тоскливо. Ему так не хотелось уходить. Фатти достанется все удовольствие.

В это время на садовой дорожке послышались мужские голоса. Ребята взглянули друг на друга.

– Это Таппинг и Пошлипрочь возвращаются, – прошептал Ларри. – Быстрей! На ту сторону!

– Пока, Фатти, увидимся завтра, – тихо проговорил Пип. Все четверо осторожно добрались до стены. Пип подсадил Бетси и аккуратно переправил на ту сторону. Остальные тоже благополучно перебрались. Фатти остался один. Несмотря на свою упитанность, он быстро и ловко вскарабкался на дерево, устроился на толстой ветке и раздвинул листву. Отсюда было прекрасно видно, как Таппинг и Гун направлялись к кошачьему домику.

– Ну вот, – начал Гун, – сейчас мы тут все обследуем, мистер Таппинг. Никогда не знаешь, где найдешь эти улики. Бывало – и не раз – находил такую улику, которая прямо вела меня к преступнику.

– Ну, это само собой, – глубокомысленно произнес Таппинг. – Верю вам во всем, мистер Гун. Этот Луки, как пить дать, что-нибудь да оставил после себя. Он, может, того, и додумался стянуть ценную кошечку, а вот чтоб следы замести, – этого не сообразит.

Полицейский с садовником принялись рыскать вокруг кошачьего домика, откуда за ними пристально следило несколько пар горящих голубых глаз. Кошки явно недоумевали, почему сегодня вокруг их жилья крутится так много народа. Фатти тоже с интересом наблюдал за двумя следопытами, стараясь оставаться незамеченным.

Сначала мистер Гун нашел его, Фатти, сигару, брошенную у домика, на землю. Он устремился к ней и быстро поднял.

– Что это? – спросил мистер Таппинг удивленно.

– Недокуренная сигара, – торжественно ответил мистер Гун, хотя лицо его выражало, скорее, недоумение. Он сдвинул на затылок свой черный шлем и почесал лоб.

– Разве этот парень курит сигары? – спросил он.

– Что за чушь, – раздраженно ответил мистер Таппинг. – Нет, конечно. И вообще это никакая не улика. Кто-то из гостей леди Кэндлинг бросил на землю, и все дела.

– Хм, над этим еще стоит подумать, – произнес мистер Гун, вовсе не желая отбрасывать сигару как вещественное доказательство.

Фатти прыснул. Внизу продолжались напряженные поиски. Наконец мистер Таппинг разогнулся.

– Похоже, здесь больше нечего искать, – сказал он. – Вряд ли мы и внутри найдем что-нибудь, или как?

Мистер Гун посмотрел на него в нерешительности.

– Скорее всего, – произнес он. – Но надо бы взглянуть. Ключи у вас есть, мистер Таппинг?

Мистер Таппинг снял ключи, висевшие на задней стене кошачьего домика. И не успел он отпереть дверь, как мистер Гун удивленно воскликнул. Через проволочную сетку он увидел на полу клетки кучу различных вещей, вызвавших у него величайшее недоумение. К чему бы это, чтобы место происшествия кишело вещественными доказательствами!

– В чем дело? – спросил Таппинг.

– Посмотрите-ка! Видите там шнурок? – спросил мистер Гун. – Это – кричащая улика, вот что это. Кто-то здесь был и потерял этот шнурок.

Мистер Таппинг уставился на злосчастный шнурок с неподдельным удивлением. Неожиданно он увидел еще и голубую пуговицу, а рядом – ленту для волос. От изумления он не мог вымолвить ни слова, машинально вставил ключ в замок и отпер дверцу. Вскоре все «улики» из кошачьего домика были собраны. Мистер Гун и мистер Таппинг вынесли их на улицу для внимательного изучения.

– Кто бы это ни был, он носил ботинки с коричневыми шнурками, это точно, – важно произнес мистер Гун, очень довольный собой. – И взгляните на эту пуговицу Она оторвалась от чьего-то костюма.

– А это что? – спросил мистер Таппинг, показывая полицейскому на мятный леденец. Мистер Гун принюхался.

– Ментол! – ответил тот. – Значит, этот Луки сосет леденцы?

– Может, и так, – сказал Таппинг. – Мальчишки всегда лопают конфеты. Но… Но Луки не носит ленточек в волосах, мистер Гун. И взгляните-ка, вон еще одна недокуренная сигара, как та, что валялась снаружи.

Энтузиазм мистера Гуна по поводу своих находок как-то сник и сменился недоумением. Он в задумчивости глазел на улики.

– Судя по всем этим вещам, вор должен курить сигары, носить на голове голубую ленту, голубые пуговицы на костюме, ботинки, с коричневыми шнурками и сосать мятные леденцы, – сделал вывод мистер Гун. – Но это чушь какая-то!

Фатти изо всех сил старался не разразиться громким смехом. Было истинным удовольствием смотреть, как мистер Гун и мистер Таппинг напрягают мозги, стараясь связать все эти улики, которые ребята так заботливо накидали для них в клетку. Мистер Гун осторожно лизнул леденец.

– Ну да, как есть – мятный леденец, – сказал он. – Загадка какая-то. Столько улик, и совершенно неясно, кому все это может принадлежать. Вы нашли что-нибудь еще, мистер Таппинг?

Мистер Таппинг вернулся в кошачий дом и снова и снова тщательно обыскал все вокруг.

– Да так, хотел взглянуть на всякий случай не пропустили ли мы чего, – ответил он. Но как он ни старался, ему так и не удалось ничего больше обнаружить. Он вышел весь взъерошенный и злой.

– Все. Пусто, – сказал он разочарованно. – Уверен, мистер Гун, вы докажете, что воришка – этот Луки. А вещицы – вовсе не улики, так – случайно попали в клетку.

– Ну-ну. Мятный леденец что-то не очень похож на случайную вещь, – сказал мистер Гун раздраженно. – Я должен взять все это с собой и обдумать как следует.

Фатти посмеивался про себя, наблюдая, как мистер Гун аккуратно складывает свои «улики» в чистый белый конверт. Послюнявив треугольник, полицейский заклеил конверт, что-то написал на нем и бережно положил в карман.

– До свидания, мистер Таппинг, – повернулся он к садовнику. – Спасибо за помощь. Это, конечно, Луки, нет сомнения. Я сказал ему, что не буду бездействовать и устрою ему завтра настоящий допрос, и я – не Теофил Гун, если не вытяну из него признания.

С этим заклинанием старина Гун величественно зашагал вниз по тропинке с полным конвертом «улик» и головной болью от их загадочности.

Фатти мечтал скорее слезть с дерева, побыстрее добраться до дома и что-нибудь пожевать. Он вдруг почувствовал дикий голод. Раздвинув ветки, мальчик, однако, увидел, что Таппинг все еще здесь. Садовник опять зашел в кошачий дом и опять долго обыскивал там каждый сантиметр. Спустя некоторое время он вышел – вид у него был обескураженный, – запер дверь и побрел по тропинке, вверх. Фатти подождал, пока не затихнут его шаги и спрыгнул с дерева.

«Очень хорошо. Завтра увидим Луки, все расскажем, все расспросим, – думал Фатти, направляясь домой. – Ну и денек завтра будет!»

Назавтра действительно выдался славный денек, полный событий, даже более захватывающих, чем можно было предположить.

ПИП И БЕТСИ НАНОСЯТ ВИЗИТ

Утром Фатти прибежал к дому Пипа ни свет ни заря, изнывая от нетерпения рассказать всем, как мистер Гун и садовник ломали головы над фальшивыми уликами. Почти сразу за ним подошли Ларри с Дейзи, и скоро вся компания весело гоготала над рассказом Фатти.

– Пошлипрочь спрашивает Таппинга: «А что, Луки разве курит сигары?» – передразнил полицейского Фатти. – Я чуть с дерева не рухнул.

– Мы сегодня уже несколько раз свистели Луки, – сказал Пип, – но он не отвечает. Наверно, боится.

– Может быть, – произнес Фатти. – Мы обязательно должны поговорить с ним и сказать о свистульке, которую нашли в клетке. И про наши собственные улики неплохо бы рассказать. Пойду посвищу погромче.

Но даже громкий и напористый свист Фатти не достиг цели. Тогда дети решили подождать на улице, когда Луки пойдет обедать.

Но Луки не появился и в урочный час. Дети подождали еще десять минут и сами разошлись по домам на обед.

– Может быть, его уже уволили? – высказал Фатти первое, что пришло в голову, – и он больше не придет на тот участок.

– Бедный Луки! – проговорила Бетси сочувственно. – Думаешь, леди Кэндлинг отказала ему и не позволила больше сюда приходить?

– Как бы нам это узнать? – сказал Ларри.

– Можно спросить Таппинга, – с сомнением произнесла Дейзи. Все посмотрели на нее с пренебрежением.

– Как будто можно запросто пойти и спросить у него хоть что-то, – проговорил Ларри. Все задумались.

– Я знаю, что делать, – сказал Пип. – Леди Кэндлинг приглашала нас с Бетси в гости, так мы сегодня и отправимся к ней. А там уж я смогу выяснить у самой леди Кэндлинг, что с Луки, верно?

– Хорошая мысль, – сказал Фатти. – Я только что сам об этом подумал. И кстати, как бы между прочим выясни, где сама леди Кэндлинг была между четырьмя и пятью в тот день. То есть выясни, был ли у нее самой хоть малейший шанс прошмыгнуть к кошкам и стащить свою собственную Черную Королеву?

– Я уверен, что она ни при чем, – сразу запротестовал Пип. – Стоит только взглянуть на нее, как становится ясно, что она не способна даже подумать о таком. Потом, мы же уже решили, что Луки, находясь там все время, не мог не увидеть, если бы кто-нибудь подходил.

– Ну, ладно, действительно нереально было стащить кошку под самым носом у Луки, – сказал Фатти. – Он ведь клялся, что не отлучался ни на миг.

– Ну вот! Нам опять звонят к столу, – сказала Бетси. – Пошли, Пип, а то будет грандиозный скандал. Вы потом приходите, мы расскажем, как у нас пройдет визит к леди Кэндлинг.

В половине четвертого Пип и Бетси решили, что пора идти в гости. Ясно было, что к леди Кэндлинг следует одеться поприличнее. Пришлось беднягам мыться и надевать чистую одежду.

Наконец, они чинно вышли из своей калитки и прошествовали к участку леди Кэндлинг, встретив по дороге мистера Таппинга. Он подстригал кусты живой изгороди и сердито зыркнул на проходящих ребят.

– Здравствуйте, мистер Таппинг. Какой великолепный день сегодня, не правда ли? – проворковал Пип, имитируя манеру своей матери. – Похоже, наконец пройдет долгожданный дождик, как вы думаете? Растения в огороде так нуждаются во влаге!

Таппинг что-то проворчал в ответ и стал с остервенением кромсать кусты. Пип явственно ощутил, с каким удовольствием садовник чикнул бы по нему и Бетси.

Дети подошли к передней двери и позвонили в звонок. Маленькая опрятная горничная открыла дверь и улыбнулась им.

– Скажите, пожалуйста, леди Кэндлинг у себя? – спросил Пип.

– Она, кажется, в саду, – ответила горничная. – Я провожу вас на веранду, а там вы посмотрите сами. Она, наверное, срезает розы.

– Кошка еще не нашлась? – спросил Пип, пока горничная вела их через весь дом к веранде.

– Нет, – ответила девушка. – Мисс Хармер просто в отчаянии. Нечистое дело, не правда ли? Боюсь, это, скорее всего, Луки. По крайней мере он был один возле кошек между четырьмя и пятью.

– А что, вы не видели никого незнакомого вчера в саду после обеда? – спросил Пип, решив, что должен по крайней мере задать пару вопросов.

– Никого, – ответила горничная. – Понимаете, леди Кэндлинг вчера устраивала чай, – всего девять или десять человек – так повар и я были все время крайне заняты. Мы вообще не выходили в сад между четырьмя и пятью, у нас было столько дел. Если кто-нибудь из нас оказался бы там, мы застали бы вора на месте преступления. О! Это был чрезвычайно удобный день для кражи: мисс Хармер – в отлучке, Таппинга – нет, повар и я заняты по хозяйству, а леди Кэндлинг – в доме, со своими гостями.

– Да, – согласился Пип. – Выглядит так, как будто вор все это тоже знал и поэтому организовал операцию так ловко.

– То-то и оно, из-за этого мы и думаем, что это Луки, – сказала девушка, – хотя я и любила его. Немного простоват, но всегда такой добрый. А этот Таппинг просто жесток с ним.

– Вы тоже не любите Таппинга, – сказала с пониманием Бетси.

– Он очень грубый, невоспитанный человек! – ответила горничная. – Не говорите никому, что я вам так сказала, но мы с поваром предпочли бы узнать, что это он украл кошку. Ну ладно, больше я не скажу ни слова. Теперь идите в сад и ищите ее светлость.

Пип и Бетси вышли в залитый солнцем сад.

– Из того, что сказала горничная, совершенно ясно, что ее самое, повара и леди Кэндлинг можно спокойно вычеркнуть из списка, – заключил Пип. – А вот и мисс Тримбл. – Мисс Тримбл двигалась им навстречу.

– Пип, давай считать, сколько раз у нее слетит пенсне. Оно без конца сваливается с носа, – предложила Бетси шепотом.

– А, дети, – защебетала мисс Тримбл, одарив их широкой улыбкой. – Вы, наверно, ищете леди Кэндлинг? А эту маленькую девочку я, кажется, уже видела. Это не та малышка, от которой убежали клубничные побеги? Как смешно! Ха-ха-ха!

Она засмеялась, и ее пенсне не замедлило покинуть надлежащее ему место и запрыгало на маленькой цепочке. Мисс Тримбл привычно усадила его на нос.

– Да, это я, – ответила Бетси. – Мы пришли в гости к леди Кэндлинг.

– О! Как жаль! Она только что ушла, – произнесла мисс Тримбл. – Боюсь, вам придется довольствоваться моей скромной персоной.

Она вновь засмеялась, и пенсне вновь свалилось.

– Два, – пробормотала Бетси.

– Вы не знаете, где Луки, мисс Тримбл? – спросил Пип, решив, что было бы неплохо найти его, если он где-то здесь.

– Нет, он не приходил сегодня. Таппинг очень недоволен этим, – ответила мисс Тримбл.

– Мисс Трембл, а леди Кэндлинг не уволила его? – спросила Бетси.

– Меня зовут Тримбл, а не Трембл, – заметила компаньонка. – Нет, леди Кэндлинг не увольняла его. Во всяком случае я не думаю. Как жаль эту прелестную кошечку! Еще в четыре часа я видела ее, вы же знаете.

– Да, вы приходили вместе с моей мамой, – сказал Пип. – Полагаю, вы никого не видели около кошачьего дома, кроме Луки?

– Нет, никого, – ответила мисс Тримбл. – Луки действительно был там и усердно что-то копал. Мы с твоей мамой пробыли у кошек минуту-другую, затем я должна была срочно вернуться к столу, у меня там было много дел. Свободной минуты не было, пока гости не разошлись.

– Значит, вы не могли украсть Черную Королеву! – сказал Пип не без иронии. Мисс Тримбл подскочила, пенсне подскочило вместе с ней, а нос стал красней обычного.

– Какая нелепая шутка! – возмутилась она и принялась выпутывать свое пенсне из кружевного воротничка. – От одной мысли, что кто-то так подумает, меня бросает то в жар, то в холод.

– Можно пойти посмотреть кошек, мисс Трембл? – спросила Бетси.

– Думаю, да, там сейчас мисс Хармер. Однако зовут меня Тримбл, а не Трембл. Потрудись, пожалуйста, запомнить, – сказала она. – Ну, идемте.

Легкой походкой она зашагала впереди, пенсне гордо восседало на носу. Через несколько шагов оно слетело, и Бетси громко произнесла: «Четыре».

– Что четыре, дорогая? – спросила мисс Тримбл, поворачиваясь к девочке и ласково улыбаясь. Тут же пришлось ухватиться за пенсне, чтобы удержать его на месте.

– Не ловите его, пожалуйста, – сказала Бетси. – Я считаю, сколько раз оно упадет.

– О! Какая забавная девочка, – проговорила мисс Тримбл с некоторым раздражением. Теперь она держала пенсне в руках, что весьма огорчило Бетси. Она сочла это несправедливым.

Втроем они подошли к кошачьему домику, где мисс Хармер готовила кошкам какую-то еду. Она подняла глаза, и ее пухленькое, обычно добродушное лицо, выражало беспокойство.

– Привет! Пришли посмотреть моих кошечек? – спросила она.

– Да, если можно, – сказала Бетси. – Мисс Хармер, как ужасно, что Черную Королеву украли, когда вас не было!

– Ужасно, – ответила кошачья смотрительница, размешивая еду. – Мне не надо было уезжать, взяла бы полдня. Мистер Таппинг предложил присмотреть за кошками, чтоб мне можно было уехать на целый день. Я поблагодарила его и уехала. Теперь я так сожалею об этом.

– Вы сказали, мистер Таппинг предложил присмотреть за кошками? – удивился Пип одной только мысли, что садовник способен оказать кому-то услугу. – Это так не похоже на него.

– Да уж, совсем не в его духе, – засмеялась мисс Хармер, – но я так хотела домой, а обернуться за полдня никак не получалось – я ведь живу очень далеко. Кстати, вы не собираете железнодорожные билеты? Контролер не оторвал у меня обратный билет вчера вечером. Можешь взять, если хочешь.

Пип собирал железнодорожные билеты и с удовольствием взял протянутый ему билет.

– Спасибо, – сказал он и положил билет в карман, представляя, как будет завидовать Ларри, который тоже коллекционировал их.

– Мисс Хармер, вы думаете Луки украл кошку? – неожиданно спросил Пип.

– Нет, не думаю, – ответила мисс Хармер. – Он довольно простой, но честный малый. Я, пожалуй, скажу вам, кто это мог сделать – приятель Луки из цирка. Его зовут, кажется, Джек.

Это была поразительная новость. Луки никогда не говорил ребятам ни о каком Джеке. Друг из цирка! Как это, наверное, интересно! Почему Луки никогда не упоминал об этом?

– Джек живет где-то поблизости? – спросил Пип.

– Нет-нет. Но цирк, где он служит, выступает сейчас в соседнем городке, в Фарринге, – объяснила мисс Хармер. – Так что, я думаю, Джек сейчас недалеко. Вы знаете, как Черная Королева могла бы блистать в цирке! Я уже научила ее нескольким трюкам.

Мисс Тримбл начала проявлять заметное нетерпение, так как приближалось время чая. Несколько раз она вежливо кашлянула, причем пенсне незамедлительно свалилось.

– Мы лучше пойдем, – сказал Пип. – Спасибо за кошек. Не беспокойтесь, мисс Трембл, нас провожать не надо. Мы переберемся через стену.

– Моя фамилия Тримбл, а не Трембл, – проговорила она, и на минуту улыбка сошла с ее лица. – Буду очень признательна, если вы это запомните. И конечно, вам не следует лазать через стену. Лучше я провожу вас до выхода.

– А там Таппинг, – сказала Бетси. При упоминании сердитого садовника пенсне Тримбл тут же ретировалось, спрятавшись в воротник.

– Да! Ну тогда, если вы в самом деле хотите лезть через стену, я, пожалуй, не буду останавливать вас, – сказала она. – До свидания, милые детки. Я скажу леди Кэндлинг, что вы приходили.

– Они упали восемь раз, – сообщила Бетси радостно, пока они с Пипом карабкались на стену. – Слушай, Пип, а не странно ли, что Луки никогда не говорил нам о Джеке?

ПОХОД В ЦИРК

В тот день Пип с Бетси должны были идти в гости на чай к Ларри и Дейзи. Все встретились на улице у калитки Пипа. Фатти с Бастером уже ждали их. Пипа распирало от новостей.

– Луки сегодня не приходил, – объявил он. – Все это довольно странно, ведь леди Кэндлинг не увольняла его. И знаете, меня еще удивляет, что он нам ничего не говорил о Джеке. – Пип рассказал все, что услышал от мисс Хармер.

– Ну разве мог он вчера вызвать какого-то Джека и передать ему кошку? – с сомнением сказал Ларри. – То есть… я хочу… ну, мы ведь решили, что Луки вообще ни при чем. Или что-то не так?

Впервые легкое сомнение закралось в головы ребят. Луки не сказал им о Джеке, а им было бы так интересно узнать о человеке из цирка. И потом, как ни крути, Луки был единственным, кто находился возле кошачьего дома все время.

– Нет, я все-таки не верю, что это мог быть Луки или даже его приятель Джек, – сказала Бетси упрямо. – Вот так!

– И я не верю, – поддержала ее Дейзи. – Но все так запутано.

Да, в прошлый раз мы были более удачливыми сыщиками, – сказал Ларри удрученно. – Надо еще раз серьезно помозговать над всеми уликами, над тем, что мы обнаружили и над нашим списком подозреваемых.

– Да! Насчет подозреваемых, – начал Пип. – Вот что я вам скажу: всех из нашего списка можно благополучно вычеркнуть. Я полчаса как с соседнего участка и многое выяснил. Получается, что никто из них не мог украсть Черную Королеву.

– Интересно, и как же ты это выяснил? – спросил Фатти.

– А так. У леди Кэндлинг была вечеринка, и получается, что она одновременно зазвала гостей и затеяла кражу собственной кошки среди всего этого застолья… Ну, никак не вяжется. Повар и горничная были все время очень заняты, обслуживая это мероприятие, что тоже исключает их участие в краже. Мисс Тримбл должна была помогать и постоянно находилась с гостями, и леди Кэндлинг уж наверняка заметила бы ее отсутствие, отлучись та хоть на десять минут, чтобы утащить кошку.

– Ну, а дальше, – сказал Фатти. – Ларри, где там наш список? Давай вычеркивать всех по очереди.

– Вычеркни еще мисс Хармер, – сказал Пип, – она ездила вчера домой, а дом ее в Лэнгстоне, в нескольких милях отсюда. Она мне даже свой обратный билет подарила. Так что и ее вычеркивай.

– Остался один Луки, – произнес Ларри. – Ей-Богу, все выходит так, будто это и в самом деле приятель Луки, правда? Проскользнул незаметно, дал Луки сигнал, взял кошку и скрылся, зная, что Луки не выдаст его. Так вот. Я считаю, мы должны найти Луки и расспросить о Джеке.

– Я знаю, где Луки, – сказал Пип. – Держу пари, он убежал к своему приятелю, а уж там – уйдет с цирком, когда тот тронется дальше.

Все почувствовали, что Пип, пожалуй, прав. Не было сомнений, что Луки скрывается у Джека.

– Слушайте, после чая берем велики и едем в Фарринг, – предложил Фатти. – Мы наверняка найдем, где цирк, увидим шатры и все такое, они же заметные, а там отыщем и Луки, если он вообще удрал туда.

– Здорово! – подхватили все, предвкушая необычайные приключения.

– Пошли скорей, пьем чай и вперед!

Мать Ларри и Дейзи – миссис Дэйкин – в изумлении наблюдала, с какой скоростью дети заглатывали чай с приготовленными ею угощениями.

– Вы или ужасно голодны, или очень спешите, – сказала она. – Может быть, кто-нибудь из вас не обедал?

– Да нет, мы просто очень торопимся, миссис Дэйкин, – сказал Фатти вежливо, насколько это было возможно с полным ртом. – Мы собираемся после чая покататься на велосипедах.

– Прямо до Фарринга, – ляпнула Бетси и получила сразу два пинка – от Пипа и от Ларри. Они оба испугались, что она наговорит лишнего.

– А почему до Фарринга? – удивилась миссис Дэйкин. Она не знала, что там расположился цирк. – Это не очень приятное место.

– Да просто так, прогуляться туда и обратно, – ответил Ларри. – Мы поехали, мы не поздно, мам.

Фатти еще пришлось идти домой за велосипедом. Пии и Бетси пошли за своими. К счастью Бетси, ее тоже взяли, так как Фарринг был недалеко. Дети тронулись в путь, подогреваемые ожиданием волнующих событий.

Спустя некоторое время ребята увидели на дороге еще одного велосипедиста – большую тучную фигуру в темно-синем мундире.

– Провалиться мне на этом месте, если это не Пошли-прочь, – сказал Пип. – Притормозим-ка, может, он свернет куда и мы проскочим в Фарринг незаметно.

Но Пошлипрочь ехал туда же!

– Слушайте, уж не едет ли он повидаться с Джеком? – сказал Фатти с тревогой. – Похоже, он выпытал у Луки об этом его приятеле из цирка! Вот досада! Нельзя допустить, чтобы он опередил нас. В конце концов Джек может оказаться самой главной уликой.

Пока Фатти разглагольствовал, произошла смешная история. Мистер Гун наехал на что-то острое, и у него спустила задняя шина. Некоторое время он еще пытался трястись по дороге, потом выругался и, наконец, слез с велосипеда. Ему ничего не оставалось, как сойти на обочину и заняться починкой. Ребята, ехидно хихикая, проследовали мимо, а Фатти не без злорадства сделал полицейскому ручкой.

– Добрый вечер, мистер Гун! Как жаль, у вас, кажется, проблемы?

Полицейский вскинул голову, и первоначальное удивление на его лице быстро сменилось нескрываемым раздражением, когда он узнал знакомую пятерку, пронесшуюся в направлении Фарринга. Он принялся клеить камеру, и дети теперь знали, что у них по меньшей мере пятнадцать минут форы, чтобы добраться до города первыми.

– Ой, смотрите, шатер, – сказала Бетси, когда они въехали на гору. – А вон – клетки и фургоны. Как интересно!

Это было действительно захватывающее зрелище. У толстого дерева стоял огромный слон, привязанный за заднюю ногу. В больших клетках с толстыми прутьями нервно расхаживали пять тигров, рыча в ожидании обеда. Семь великолепных вороных лошадей скакали в загоне неподалеку от лагеря.

– Как будем действовать? – спросил Ларри, соскакивая с велосипеда. – Искать Луки или спросим, где Джек? Думаю, никто здесь не обратит на нас особого внимания, если к тому же мы разделимся – я уже видел ребят, разгуливающих вокруг цирка. А Бетси лучше остаться и приглядеть за велосипедами.

Ребята перелезли через изгородь и двинулись по полю. Каждый искал случая, чтобы спросить насчет Джека. Нашел его Пип. Он спросил у бойкой маленькой циркачки, не знает ли она, где может быть Джек. Сначала она показала ему язык, потом стала обзываться и передразнивать его имя, а потом показала в сторону крупного мужчины, который поил лошадь. Пип направился к нему. Мужчина поднял глаза.

– Вам что? – спросил он.

– Послушайте, – начал Пип. – Я ищу приятеля, его зовут Луки. У меня для него записка. Он здесь?

– Нет, – отрезал мужчина. – Не видал его тысячу лет.

Пип был разочарован.

– Вы знаете, мне очень надо переговорить с ним. У вас нет его адреса?

– Нет, – резко ответил мужчина. – Я не даю адресов маленьким прощелыгам. Идите-ка своей дорогой и не суйте нос куда не надо.

В это время подошел Фатти.

– Это Джек? – спросил он Пипа. Тот кивнул.

– Но он уверяет, что давно не видел Луки.

– Мы – его друзья, – сказал Фатти доверительно. – Пожалуйста, поверьте. Нам надо только поговорить с ним.

– Я ведь сказал уже, не знаю, где он, – отрезал мужчина. – А теперь, отправляйтесь-ка с поля и запомните хорошенько: я забыл, когда в последний раз видел вашего парня.

Все это время Бетси стояла у велосипедов, издали наблюдая, как ребята бродят по лагерю. Кроме того, она караулила Пошлипроча, надеясь, что он проедет мимо и не привяжется к ней со своими вопросами, если вообще появится здесь. На всякий случай она решила спрятаться от ненужных глаз с той стороны изгороди. Перебравшись через нее и удобно устроившись на травке, девочка оказалась неподалеку от ярко-красного фургона. Взглянув на него, Бетси почувствовала, что кто-то наблюдает за ней из-за легкой занавески в окне. Этот кто-то был Луки!

СНОВА ЛУКИ

Бетси сидела, затаив дыхание. Занавеска тем временем потихоньку отодвинулась, а за ней приоткрылось окно. Из него высунулась голова Луки.

– Привет, малышка! – сказал он шепотом. – Ты чего здесь? Пришла в цирк?

– Нет, конечно, – ответила Бетси так же тихо. – Мы узнали, что у тебя здесь друг, хотели найти тебя и поговорить. Тебя не было у леди Кэндлинг, вот мы и подумали, что, может, ты ушел к нему.

– Это мой дядя, – сказал Луки. – Я его не очень-то люблю, но некуда было больше деться, кроме как прийти сюда. Понимаешь, я так испугался, что они посадят меня в тюрьму. Придумали тоже, будто я украл Черную Королеву! Вот я и удрал.

– Но ты же вовсе не крал Черную Королеву! – горячо произнесла Бетси.

– Конечно, нет. Я вообще ничего не собирался красть. У меня не хватило бы духу, не говоря уж о том, что это плохо. Ты одна?

– Нет, все здесь, – ответила Бетси, – они отправились искать Джека, чтобы разузнать про тебя.

– Ну вот! Я ведь ничего не сказал ему о своих неприятностях, ну, в смысле о Черной Королеве. Думал, если все выложу, он откажется спрятать меня. Так, рассказал про нелады с отчимом, и все. И знаешь, хотел уйти вместе с цирком. Я когда показал ему синяки, которыми меня наградил отчим, Джек обещал спрятать меня, а потом взять с собой. Ему нужен в помощники такой крепкий парень, как я.

– А тебя отчим бил, да? – спросила Бетси с участием. – Что же это все на тебя валится, одно к одному! Знаешь, ребята наверняка ничего про кошку не скажут, они пошли просто узнать, где ты, и передать записку.

– Хорошо бы, а то он меня точно не возьмет, – сказал Луки. – Народ в цирке не любит иметь дело с полицией. Ты ведь никому не скажешь, что видела меня?

– Ну что ты! Только мальчишкам и Дейзи, – ответила Бетси. – Можешь положиться на нас. Да! Луки! Хотела рассказать тебе кое-что… – начала было Бетси, вспомнив о найденной ими свистульке. Но продолжить ей не удалось. Рядом раздались голоса. Луки спешно захлопнул окно и задернул занавеску.

Это были всего лишь ребята. Они выглядели уныло и разочарованно.

– Ничего не вышло, Бетси, – сказал Фатти. – Джека мы нашли, но чтобы он хоть слово сказал о Луки! Якобы сто лет не видел его.

– И все-таки я не могу отделаться от ощущения, что он видел Луки и знает, где тот прячется, – сказал Пип. – Надо было тащиться сюда за просто так!

– А что это с нашей Бетси? – неожиданно воскликнул Фатти, пристально взглянув на подружку. – Вся горит и явно что-то хочет нам рассказать. В чем дело, а?

– Ничего особенного, – с кокетливой важностью произнесла Бетси. – За исключением того, что я знаю, где Луки, только и всего.

Все уставились на Бетси, как будто она вдруг спятила. Девочка понизила голос.

– Видите тот красный фургон? Он там, я вам говорю. Он выглянул, и мы разговаривали. Вы, кстати, ничего не ляпнули Джеку о Черной Королеве? Дело в том, что Луки не сказал Джеку о краже. Боится, что тот откажется спрятать и взять его с собой. Сказал ему, что удрал от отчима, и показал свои синяки.

– Ты что! О кошке никто и слова не вымолвил, мы же не дураки, – возмутился Пип. – Интересно, а поговорить с ним можно? В каком окне, ты говоришь, он появился?

Бетси показала, где прячется Луки, и Пип легонько свистнул. Это был условный свист, после которого занавеска слегка дернулась, и ребята увидели голову Луки. Он тихо открыл окно.

– Привет, Луки, – сказал Фатти полушепотом. – Мы ничего не сказали Джеку о кошке. Слушай, ты что, серьезно собираешься уйти с цирком?

– Собираюсь, – сказал Луки.

– Вот тогда все как раз и подумают, что это ты украл Черную Королеву, – назидательно произнес Ларри. – Знаешь, бегать от проблем – не лучшее дело.

В этот момент все услышали, как по ту сторону изгороди кто-то спрыгнул с велосипеда, кто-то, видно, очень тучный, запыхавшийся. Дети посмотрели друг на друга, потом за изгородь.

Ну конечно, это был мистер Гун. То, чего они так боялись, произошло. Он починил-таки шину и нагнал их.

– Это ваши велосипеды? – спросил мистер Гун. – Что вы здесь делаете?

– Да так, гуляем тут, вокруг цирка, – ответил Фатти. – Симпатичные здесь тигры, правда, мистер Гун? Будьте осторожны, как бы они вас не съели. Они любят, когда много хорошей еды.

Мистер Гун презрительно фыркнул.

– Лучше-ка убирайтесь отсюда, – прикрикнул он. – Ничего хорошего от вас тут не жди. Уже повидали своего дружка Луки?

– Луки? – Фатти вытаращил на полицейского глаза. – Почему Луки? Где Луки? Он разве не у леди Кэндлинг? Мы бы не прочь поговорить с ним, если вы скажете, где он.

– А ну, пошли прочь! – снова зарычал мистер Гун, берясь за велосипед. – Лезете всюду, куда вас не просят. В закон вмешиваетесь! – Полицейский направился к воротам, ведущим в лагерь. Дети не осмелились вызвать Луки снова. Они пролезли через изгородь и взяли велосипеды.

Мистер Гун тем временем с кем-то поговорил и направился в сторону Джека, который все еще поил лошадь.

– Ну вот, все как мы и думали, – сказал Фатти. – Он тоже узнал о Джеке. Одна надежда, что Джек не выдаст Луки, когда узнает, что тот подозревается в краже Черной Королевы.

– Наверно, нам лучше побыстрей убраться от этого фургона, – сказал Пип. – Может показаться странным, что мы здесь крутимся. Пошлипрочь патологически туп, но и он может скумекать, что это неспроста.

Компания спешно отъехала, оставив бедного Луки в красном фургоне одного. Как им хотелось что-нибудь сделать для него. Но увы! Ребятам оставалось только надеяться на то, что он благополучно уйдет с Джеком и никто его не найдет.

– Ну, не знаю, мне кажется, он попал из огня да в полымя, – произнес Ларри. – Вряд ли ему будет лучше с этим суровым Джеком, чем с отчимом.

Было довольно поздно, когда они подъехали к Питерсвуду.

– Пожалуй, пора по домам, – сказал Ларри, притормозив у своего дома. – До завтра.

– Спокойной ночи, – отозвались остальные и двинулись дальше.

– Теперь, Фатти, и ты дома, – сказал Пип.

– Спокойной ночи, – попрощалась Бетси. Они с Пипом остались последними, и когда подъехали к дому, раздался звонок ко сну.

– Как раз вовремя, – сказал Пип, – и без скандала. Хороших сновидений, Бетси.

Пип сразу же бухнулся в постель. Ему снилась всякая всячина. Как Пошлипрочь гонится за ним верхом на Бастере. Потом к полицейскому присоединяется Джек. А Луки бежит впереди и весь трясется от страха. И вот он слышит мелодичный свист, которым Луки всегда вызывал их.

Пип повернулся на другой бок, но сон продолжался. Его главным героем теперь стал Луки. Продолжал звучать и свист. Он становился все настойчивей и громче.

Кто-то вдруг затряс Пипа за плечо. Вскрикнув спросонья, он вскочил и сел на кровати, с трудом приходя в себя.

– Т-с-с! Это я, Пип, – послышался тихий голос Бетси. – Не шуми.

– Бетси! – возмутился Пип. – Какого лешего! Ты меня так напугала, аж сердце заколотилось.

– Слушай, Пип, в саду кто-то свистит, – прошептала Бетси. – Это похоже на свист Луки, как мы обычно вызываем друг друга. Может, это он, посмотри. Он, наверно, хочет с нами поговорить.

Только теперь Пип проснулся окончательно. Он хотел было что-то ответить, но тут снова послышался тот же свист, что звучал во сне. Теперь Пип понял, что это было наяву, а не во сне.

– Молодец, Бетси, – сказал он, спрыгивая с постели. – Это, должно быть, Луки. Он почему-то ушел из цирка и вернулся сюда. Надо узнать, что с ним и что он хочет. Я во всяком случае пойду к нему, а ты оставайся здесь.

– Я тоже пойду, – сказала Бетси упрямо. – Я услышала свист, а не ты. И я тоже пойду.

– Ты сейчас свалишься в темноте со ступенек или заденешь за что-нибудь, наделаешь шума, и кончится все грандиозным скандалом, – сказал Пип.

– Не свалюсь, – сердилась Бетси.

– Тихо ты, – Пип ткнул ее локтем. – Перебудишь всех. Ладно, пошли, если очень охота, только ради всех святых, потише!

Дети даже не удосужились надеть халаты. Ночь была теплой. Благополучно прокравшись по коридору до лестницы, Пип неожиданно наткнулся на что-то и с шумом покатился вниз по ступенькам. Он с трудом ухватился за перила, чтобы не полететь донизу.

– Что ты, Пип? – с тревогой спросила Бетси.

– Да на этого кота дурацкого напоролся, – прошептал мальчик. – Лишь бы никто не проснулся.

Брат с сестрой уселись внизу на ступеньке, чтобы перевести дыхание и послушать, не проснулись ли родители. Однако все было тихо, только кошачьи глаза сияли в темноте зелеными огнями.

– Держу пари, он бросился мне под ноги специально, – сказал Пип. – С тех пор как Бастеру разрешили входить в дом, он все время устраивает засады. Иди, иди, кисюка.

Кот мяукнул и скрылся. Дети на ощупь пошли дальше по темному холлу к входной двери. Пип отпер ее и вышел в темный сад. Бетси схватила его за руку. Она не была любительницей темноты.

В это время опять послышался знакомый свист.

– Это где-то там, в верхней части сада, – сказал Пип. – Пошли. Ступай по траве, а то гравий очень шумит. – Дети прокрались по лужайке до огорода и обогнули большую мусорную кучу. Чья-то тень промелькнула у старой беседки.

ЛУКИ НАХОДИТ ХОРОШИХ ДРУЗЕЙ

– Луки! Это ты? – прошептал Пип. – Что случилось? Ты что, ушел из цирка?

Он потащил Луки к беседке. Вместе с Бетси они уселись по обе стороны от мальчика, а Бетси положила в его большую руку свою маленькую ручку.

– Да, пришлось уйти, – сказал Луки. – Этот полицейский наговорил дяде и про кошку, и про то, что в краже подозревают меня. Спросил, не знает ли он чего.

– И после этого, я так понял, Джек отправил тебя, – сказал Пип.

– Получается, так, – ответил Луки. – Вообще-то он не выдал меня, сказал, что ничего не слышал ни о кошке, ни обо мне, да и слышать не желает. Но я понял, что они устроили бы обыск по всему цирку. Ведь Гун уверен, что Черная Королева спрятана где-то там.

– Думаю, они искали бы и тебя, – проговорила Бетси.

– Наверно, – ответил Луки. – Ну, дядя подождал, когда Гун отошел на безопасное расстояние и выгнал меня. Сказал, что взял бы меня, если дело было в отчиме, а раз так – он не собирается укрывать меня от полиции.

– Но ты ведь и к отчиму вернуться не можешь, – сказал Пип.

– Конечно, не могу, – произнес Луки. – Охота быть полуживым-полумертвым! И делать что, не знаю. Вот, пришел сюда ночью, думал, ну… может, вы дадите мне поесть? Я с утра не ел и умираю от голода.

– Бедняга! – воскликнула Бетси. – Сейчас же принесу тебе что-нибудь. Там пирог с мясом и сливовый торт в кладовке. Я видела.

– Ну, Бетси, не будь идиоткой, – сказал Пип, успев удержать ее. – Как ты себе это представляешь? Что, интересно, скажет мама утром, обнаружив, что и пирог, и торт – тю-тю?! Врать ты не умеешь и, конечно, скажешь, что понятия не имеешь. А потом, когда придется признаться, начнутся вопросы, кому да для чего. И тут уж все догадаются, что это для Луки.

– А что же тогда мы дадим ему? – спросила Бетси.

– Хлеба с маслом, – ответил Пип. – Это будет незаметно. Потом в саду полно слив.

– Да, спасибо, этого хватит, – с благодарностью произнес Луки. Бетси сразу побежала на кухню. Она быстро собрала все, что нужно, и вернулась к мальчишкам. Луки принялся жадно жевать.

– Теперь – совсем другое дело, – сказал он. – Я всегда говорю: нет ничего хуже, когда есть охота.

– А где ты собираешься спать? – спросил Пип.

– Не знаю. Где-нибудь под забором, – грустно ответил Луки. – Мне впору идти бродяжничать.

– Не смей так говорить, – запротестовала Бетси. – На какое-то время останешься у нас. Поспишь в этой старой беседке. Мы сейчас принесем матрасы с качалки, и получится вполне сносно.

– И есть будем приносить, пока что-нибудь не придумаем, – сказал Пип взволнованно. – Это будет нашей тайной.

– Я не хочу втягивать вас в неприятности, – запротестовал было Луки.

– А ты и не втягиваешь, – сказал Пип. – Останешься здесь пока, в саду, а мы, глядишь, разгадаем тайну Черной Королевы. И ты сможешь вернуться на работу, и все уладится.

– Я принесу матрасы, – сказала Бетси и нырнула в темноту. Глаза уже немного привыкли, и девочка без труда нашла качалку. Пип пошел помочь ей. Вместе они притащили сиденья с качалки и устроили на скамейке постель. Пип принес из гаража старый половик.

– Ночь вроде теплая, не замерзнешь, – сказал Пип. – А утром мы принесем что-нибудь на завтрак.

– А как с вашим садовником? – спросил с тревогой Луки. – Когда он приходит? Он вообще завтра будет?

– Он заболел, – ответил Пип. – Мама так расстраивается, что овощи сохнут. Говорит, им нужна вода, и все пытается пристроить нас поливать их. А я терпеть этого не могу.

– Замечательно, – обрадовался Луки. – Значит, я здесь в полной безопасности. Тогда – спокойной ночи! И спасибо за все.

С утра начались волнения. Как там Луки в беседке? Пип сел на кровати и стал прикидывать, что можно придумать на завтрак. Если сосиски, можно незаметно спрятать одну и отнести Луки. А вот с яйцами хуже. На крайний случай – опять хлеб с маслом, это уж наверняка.

Бетси думала о том же. Она быстро оделась и спустилась вниз, соображая, успеет ли спрятать хлеб с маслом, пока в столовой никого нет. Однако в этот самый момент в столовой появилась мать. Она с удивлением уставилась на Бетси.

– Что бы это значило? – спросила она. – Так хочется есть, что и завтрака не дождаться. И что это за чудовищный кусок, Бетси?

Бедняжке пришлось положить толстенный кусок хлеба себе на тарелку и мучительно жевать его ползавтрака. Принесли кашу, Бетси уныло принялась за нее. Пип же, наоборот, торопился покончить с кашей и узнать, что же принесут еще. Наконец, ура! – появились сосиски. Глаза ребят загорелись. Теперь можно будет парочку утащить для Луки.

– Можно мне сегодня две? – невинно спросил Пип.

– И мне, – выпалила Бетси.

– Ну и аппетит у тебя сегодня, – сказала миссис Хилтон, дав им обоим по две сосиски. Отец сидел, укрывшись газетой и, конечно, ничего не видел, а вот на глазах у матери спрятать что-либо было невозможно. И как же быть?

Неожиданно в комнату вошла Энни, их горничная.

– Мадам, вы не хотите купить флаг для нашей больницы в качестве пожертвования, – спросила она. – Там мисс Лэси пришла.

– О! Конечно, – сказала миссис Хилтон и поднялась со стула, чтобы сходить за сумкой наверх. Дети подмигнули друг другу. Пип достал чистый носовой платок и быстро завернул в него сосиску. Платок Бетси не отличался особой чистотой, но за неимением другого подошел и он. К возвращению миссис Хилтон и сосиски, и хлеб с маслом благополучно покоились в карманах брата и сестры.

Луки с жадностью лопал принесенную еду, запивая простой водой. Он ел, а Пип с Бетси говорили тихим голосом.

– На обед мы тоже что-нибудь принесем, – обещал Пип. – А ты можешь подкормиться здесь сливами и ренклодом прямо с дерева.

Луки кивнул и выпил воды. В это время поблизости раздался чей-то голос.

– Это Фатти с Бастером! – вскочила Бетси. – Эй, мы здесь, в беседке. – Бастер, увидев ребят, залился радостным лаем. Луки потрепал его по холке.

Вскоре показался Фатти. Увидев Луки, он замер у входа с открытым ртом. Бетси, взглянув на него, громко расхохоталась.

– Какое-то время он будет прятаться здесь у нас, – объяснила она Фатти. – Мы и еду ему приносим. Это как настоящее приключение. Фатти, слушай, как бы нам все-таки разгадать это дело, чтобы Луки больше не боялся. Надо раскрыть эту тайну в конце концов.

Фатти пришлось выслушать все о ночных приключениях Хилтонов. Потом пришли Ларри и Дейзи, и все началось сначала: охи, ахи, удивления, восторги, рассказы, пересказы. В общем, утро было восхитительным.

– А где та свистулька, которую мы вытащили из клетки? – спросил Пип.

Игрушку извлекли на свет божий и протянули Луки.

– Мы обнаружили это в клетке, – сказал Фатти. – Ясно было, что мистер Гун найдет ее, а мистер Таппинг скажет, что она твоя, вот мы и решили вытащить ее и спрятать. А вместо нее накидали туда всяких фальшивок. Слушай, обхохочешься, увидев, что это. Я бросил две недокуренные сигары. Одну под клетку, другую – внутрь.

Луки присвистнул.

– Ого! Теперь ясно, почему мистер Гун аж весь затрясся, узнав, что Джек курит сигары. А я не понял, в чем дело. Дядя рассказывал, что полицейский в лице изменился, когда Джек достал сигару и закурил. Как-то ему подарили коробку сигар, и теперь, если надо быть начеку, он всегда зажигает сигару и курит. Говорит, это помогает ему думать.

Дети прыснули, представив, как «сработали» сигары Фатти в голове мистера Гуна при виде курящего Джека. Луки тем временем рассматривал свистульку, которую ему протянул Фатти.

– Да, это моя, – сказал он. – Потерял где-то в саду. Как она могла попасть в клетку к кошкам? Я делал эту свистульку уже месяц тому назад.

Все стали опять обсуждать эту загадку, но как ни старались, зацепиться было не за что.

Распределив обязанности, ребята завалили Луки едой. Принесли ему и ведро с водой, и мыло, и полотенце. Каждую ночь устраивали ему постель в беседке. А в благодарность за это Луки работал в огороде, когда не было миссис Хилтон. Тщательно поливал овощи и всячески ухаживал за ними. Огород был далеко от дома, и Луки оказался скрытым от ненужных глаз.

– Надо же чем-то отплатить за вашу доброту, – сказал он детям. Это было так мило, что ребята прониклись к нему еще большей симпатией. Целых три дня Луки оставался в саду у Пипа, однако развитие событий резко изменило планы детей.

МИСТЕР ГУН СТАНОВИТСЯ ОЧЕНЬ ПОДОЗРИТЕЛЬНЫМ

Как-то мистер Гун встретил Фатти с Бастером и остановил их.

– Мне бы поговорить с вами, мастер Фредерик, – обратился он к мальчику с подчеркнутой важностью.

– Боюсь, это не самое удачное время, – ответил Фатти с подчеркнутой вежливостью. – Я иду с Бастером гулять.

– А ну, стой где стоишь, – сменил тон мистер Гун. – Я сказал, мне надо поговорить.

– То, что вы обычно говорите, так это «пошли прочь!», – сделал ответный ход Фатти. – Вы уверены, что хотите сказать что-нибудь другое?

– Так вот, слушай, – подошел, наконец, к сути дела мистер Гун. – Сдается мне, что ты и дружки твои знаете, где этот Луки. Улавливаешь? И я вас предупреждаю, если вы прячете его или знаете, где он прячется и не сообщаете полиции, вы рискуете столкнуться с серьезными неприятностями. Очень серьезными неприятностями.

Фатти встревожился. Почему мистер Гун заподозрил их? Откуда он знает, что они прячут его?

– А откуда вы взяли, что мы пытаемся укрыть его? – спросил он. – Как будто от вас можно что-либо скрыть, мистер Гун. Такой проницательный полицейский, как вы, знает все!

– Хм, – буркнул мистер Гун. – Уж это точно, я знаю больше, чем вы думаете.

Было ясно, что разговор закончен. Мистер Гун с шумом захлопнул блокнот и пошел прочь. Фатти двинулся своей дорогой, обдумывая слова Гуна. «Должно быть, Таппинг высмотрел Луки через стену или просто решил, что он у Пипа, – размышлял Фатти. – Вот досада! Не хотелось бы новых проблем. И что же нам делать с беднягой Луки? Может, дать ему немного денег и отправить куда-нибудь».

Вся компания с вниманием и тревогой выслушала рассказ Фатти. Бетси сникла.

– Не надо его никуда отправлять, – сказала она. – Мы ведь рано или поздно расследуем это дело, и тогда он сможет вернуться к леди Кэндлинг.

– Нам не разгадать эту тайну, – мрачно сказал Фатти. – Мы оказались не так умны, как воображали о себе. Держу пари, даже инспектор Дженкс не справился бы с этим делом.

– О-о-о! – воскликнула Дейзи, сразу вспомнив, каким симпатичным и приветливым был инспектор Дженкс, когда в прошлом году на Пасху они распутывали здесь одну историю. – Инспектор Дженкс! Я совсем забыла о нем. А что, если мы свяжемся с ним и расскажем все про Луки? Уверена, он не захочет сажать его в тюрьму или еще куда-нибудь и секрет наш не выдаст.

– Ты так думаешь? – спросил Ларри. – Да-а. И как же быть… Если Пошлипрочь начнет рыскать в саду у Пипа, он найдет Луки, и будет еще хуже и для нас, и для него. Давайте действительно расскажем все инспектору. Он, я помню, говорил, что всегда готов помочь нам, если сможет.

– Я позвоню ему, – сказал Фатти. Все посмотрели на него с уважением. Это грандиозно! Вызваться позвонить такому «большому-большому начальнику», как говорила Бетси.

Фатти сдержал слово. Он вернулся домой, дождался момента, когда никто не мог его слышать, и набрал номер полицейского участка в крупном городке неподалеку от Питерсвуда, где жил инспектор.

На его счастье, инспектор был на месте. Он сам подошел к телефону и был очень приветлив.

– А, мастер Фредерик Троттевилл! Надеюсь, у вас все в порядке? Да. Конечно, помню, помню. Славные были деньки тогда, на Пасху; вы с ребятами так ловко разгадали ту историю со сгоревшим домиком. Это было хорошо сработано, если можно так сказать. А что, раскрыли новое дело?

– Да вот, сэр, есть тут одна история, а мы не можем в ней разобраться, – сказал Фатти, ободренный дружеским участием инспектора. – Мы просто бессильны. Не знаю, может, вы слышали об этом. Пропала очень ценная кошка.

Инспектор, похоже, на минуту задумался, потом его голос появился в трубке вновь.

– Да. Заявление уже у меня. Я вспомнил. Уверен, наш друг – мистер Гун – уже занят этим необычным делом.

– Понимаете, честно говоря, мы с ним не в ладах, – признался Фатти. – А тот, кого подозревают в краже, как раз наш друг. Я, собственно, и звоню из-за этого. У нас тут такая путаница в голове. Мы хотели узнать, не сможете ли вы что-нибудь посоветовать нам?

– Ну что ж, хорошо, что вы обратились ко мне, – сказал инспектор. – Я, кстати, завтра буду проезжать мимо вас и очень рассчитываю, что вы пригласите меня на чай, ну – скажем, чай-пикник на берегу реки, а?

– О, конечно же, – обрадовался Фатти. – Это будет просто великолепно. Мы тогда сможем все рассказать вам.

– Ну, договорились, – сказал инспектор. – Ждите меня около четырех. Идет? Рад буду вновь встретиться с вами.

– Да-да, будем ждать вас, – ответил Фатти. – До свидания, сэр, большое спасибо.

Фатти положил трубку и помчался к дому Пипа, возбужденный и полный приятных новостей.

Не успел он подойти к калитке, как увидел всю компанию в саду.

– Все в порядке, – выпалил он. – Инспектор приезжает к нам завтра на чай, чай-пикник на берегу реки. Прекрасная возможность рассказать ему все в подробностях.

– Фатти, это правда, он приедет? Ты пригласил его на чай? Грандиозно! – заговорили все хором. Фатти сиял от гордости и чувства собственной значимости.

– Да. Кто-то ведь должен уметь устраивать такие дела. Без меня просто не обойтись, мне ведь это – так, пустяк, – с важностью завел Фатти знакомую песню. – Если бы я руководил и всем остальным…

– Заткни фонтан, – остановили его мальчишки. Однако дуться на него долго никто не мог. Все были слишком поглощены предстоящей встречей с большим и добрым инспектором. Бетси была взволнована сильнее всех. Он так нравился ей, он так все верно рассудил в прошлый раз. Может, он и сейчас все сразу поймет.

– Надо обдумать программу пикника, – сказала Дейзи. – Расскажем родителям, пусть дадут нам все, что нужно. Инспекторы даже для взрослых уважаемая публика.

Дейзи оказалась права. Когда мамы ребят узнали, что знаменитый инспектор Дженкс удостоил их детей чести приехать к ним на чай, они расстарались и приготовили великолепное угощение.

Не успели дети выйти за калитку встречать инспектора, как к ним на велосипеде подкатил мистер Гун.

– Мне надо поговорить с вами, – начал он важным тоном.

– Извините, но мы собираемся на пикник, – ответил Ларри. – Я думаю, вы с удовольствием присоединитесь к нам. Это будет превосходное мероприятие.

Мистер Гун с удивлением посмотрел на количество еды, приготовленной для пикника.

– Вы что, собираетесь все это съесть сами? – с подозрением спросил он. Фатти догадался, что Гун, видимо, считает, что еда предназначена для Луки.

– Ну что вы, тут хватит кое-кому еще, – поддразнил он полицейского. – А кому, мы вам не скажем, а то не будет никакой тайны.

– Хм, – промычал Гун. Чувствовалось, что подозрения его заметно усиливаются. – А куда вы собираетесь на пикник? – спросил он.

– На речку, – ответила Бетси.

Мистер Гун взгромоздился на велосипед и укатил. Ему было над чем поломать голову. Фатти загоготал.

– Он наверняка решил, что мы несем еду Луки в какое-то укромное местечко, где тот прячется, – сказал он. – Ему и в голову не придет, что мы устраиваем пикник для инспектора Дженкса. Слушайте, это будет классно, если он решил нас выследить и накрыть с Луки, а это будет инспектор!

– Вот потеха! – согласилась Дейзи. – Ой, смотрите, инспектор!

Он подъехал в очень элегантной черной полицейской машине, поставил ее к Пипу в гараж, затем подошел к ним и торжественно поздоровался с каждым за руку.

– Очень, очень рад встретиться снова, – произнес инспектор, широко улыбаясь.

Вскоре вся компания двинулась в сторону реки. Бетси повисла на руке инспектора. Это был высокий, крупный мужчина с умным лицом, сияющими глазами и ослепительной улыбкой. В форме он выглядел особенно великолепно. Бетси не закрывала рта, рассказывая о всяких вкусностях, которые они приготовили для пикника.

– Ну что, сразу и начнем, а? – спросил инспектор. – У меня уже слюнки текут. Так, а где бы нам устроиться?

ПЛОХИЕ ВРЕМЕНА ДЛЯ МИСТЕРА ГУНА

Они нашли укромное местечко недалеко от воды, над которым нависал крутой берег, поросший деревьями. Никто не мог их там увидеть, и можно было спокойно поговорить.

– Ну-с, – произнес инспектор, когда почти все было съедено, – теперь о нашем маленьком деле? Я просмотрел рапорт о случае с кошкой и знаю все в деталях. Но мне очень важно услышать, что скажете вы. Говорите, этот мальчик Луки – да? – ваш друг?

Дети стали наперебой рассказывать все, что знали, хотя о ложных уликах, которые были подброшены для Таппинга и Гуна, желающих поведать не нашлось. Рассказ дошел до того места, как ребята нашли Луки в цирке и как он пришел к ним в ту ночь.

– С тех пор мы прячем его у нас в саду: он спит в беседке, а мы носим ему еду, – сказал Пип. – Но сейчас Пошлипрочь, ой, то есть, я хотел сказать, мистер Гун, похоже, догадался, где Луки, и мы боимся, что сделаем только хуже и ему, и себе.

– Какие же вы молодцы, что пришли ко мне, – сказал инспектор. – Безусловно, вам не следует прятать Луки. Прежде всего это говорит против него, если он сбежал и прячется. При всех обстоятельствах так поступать негоже. Но в тюрьму он не попадет, об этом не беспокойтесь. Ему только пятнадцать, к тому же мы не сажаем детей за решетку, пока полностью не доказана их вина. А пока совершенно не доказано, что Луки украл кошку, хотя, я согласен, все складывается не очень благоприятно для него. Вы согласны со мной?

– Да. Мы тоже так думаем, – сказал Фатти. – Это всегда нас очень озадачивало. Знаете, инспектор, мы знаем и любим Луки, и мы не представляем, как парень вроде Луки может совершить такое.

– Ну, хорошо. Я уговорю Луки выйти из укрытия и вернуться на работу, – сказал инспектор. – Э-э-э, думаю, ему незачем рассказывать, где он находился, и о том, кто его прятал. Совсем не обязательно.

– Но Луки должен вернуться к своему отчиму, – заговорила Бетси, – а он, как вам сказать, он такой жестокий, он бьет Луки.

– Нет-нет, он не посмеет, – сказал инспектор. – Я переговорю с ним. Посмотрите, он оставит Луки в покое. Кроме того, я займусь этим делом и, возможно, смогу пролить на него немного света. Сейчас, после того, что вы мне рассказали, оно выглядит более любопытно.

– Слушайте, а что там с Бастером? – вдруг проговорил Фатти. Пес, как выяснилось, уже давно покинул обществе и сейчас злобно лаял где-то наверху. Наконец до всех донесся и человеческий голос.

– Уберите собаку! Да возьмите же своего пса, или я пожалуюсь на него!

– Это старина Пошлипрочь, – весело прошептала Дейзи. – Он все-таки выследил нас! Держу пари, он решил, что мы здесь прячем Луки. Бастер, наверно, услышал, как тот крадется, а теперь с наслаждением облаивает его.

Фатти вскарабкался на крутой берег, продравшись через нависающие кусты, и остановился перед сердитым мистером Гуном.

– Ну! Я знаю, что вы все там, внизу. И я знаю, кто там с вами еще.

– В таком случае вам бы следовало быть повежливее, – произнес Фатти вкрадчивым голосом.

– Повежливее?! В таком случае?! Да с какой это стати! – выпалил мистер Гун. – Я, по сути дела, поймал вас, я – выследил преступника! На этот раз вы зашли слишком далеко, да-да, слишком далеко. Уберите-ка своего пса и дайте мне пройти. Я спущусь вниз и арестую этого… сами знаете, кого.

Фатти захихикал. Он позвал Бастера, взял его за ошейник, отошел в сторону и подчеркнуто вежливо пропустил мистера Гуна вперед продираться через кусты. Полицейский, наконец, спрыгнул вниз, предвкушая удовольствие накрыть четырех очень испуганных ребят и смертельно испуганного Луки.

Однако вместо всего этого, к своему ужасу и удивлению, он увидел инспектора Дженкса. Мистер Гун просто не мог поверить своим глазам. Они и без того всегда были навыкате, а тут, казалось, готовы были вылезти из орбит. Он стоял, уставившись на инспектора, и не мог вымолвить ни слова.

– Здравствуйте, Гун, – сказал инспектор.

– З-з-з-з-д-д-д, – попытался было Гун, но от безуспешности попытки нервно сглотнул и начал второй заход.

– З-з-з-з-д-д-дравст-вуйте, сэр, я н-н-не ожидал встретить вас здесь.

– Мне послышалось или вы действительно собирались арестовать меня? – сказал инспектор.

Гун вновь проглотил слюну, освободил воротник рубашки, ставший вдруг слишком тесным, и даже попытался улыбнуться.

– Ну, это была всего лишь шутка, сэр, – проговорил он все еще дрожащим голосом. – Я, э-э-э, рассчитывал увидеть здесь кое-кого еще. Это большая неожиданность встретить тут вас, сэр.

Он вынул из кармана белый конверт и раскрыл его. Из него были извлечены две недокуренные сигары, голубая пуговица, лента для волос, мятный леденец и коричневый шнурок от ботинок. Теперь пришла пора удивляться инспектору. Он в изумлении уставился на все это богатство.

– Это что, все улики? – наконец спросил он.

– Да, сэр, – ответил Гун. – Найдено на месте преступления, сэр. В самом кошачьем доме.

– Вы действительно обнаружили все это в доме для кошек? – спросил инспектор, разглядывая находки с явным недоверием. – И этот леденец тоже оттуда?

– Да, сэр, все, как я сказал, найдено там. Никогда раньше не обнаруживал столько улик, сэр, – произнес мистер Гун, довольный произведенным эффектом.

– Признаться, я тоже, – сказал инспектор. Он обвел взглядом всю пятерку. Дети, конечно, были в ужасе, наблюдая, как Гун демонстрирует инспектору свои улики. Лукавые искорки сверкнули в глазах Дженкса.

– Хорошо, Гун, – сказал он, – вас можно поздравить со столькими уликами. Э-э-э, а вы, ребята, наверно, тоже что-нибудь нашли, а?

Фатти извлек из кармана конверт, куда они сложили дубликаты всех предметов, которые обнаружил Гун, и молча и торжественно распечатал его. Бетси чуть не прыснула, но с трудом удержалась.

– Не думаю, чтобы вы признали все это уликами, сэр, – важно сказал Фатти. – Вероятнее всего, нет. Мы тоже не склонны принимать их за вещественные доказательства, сэр.

При виде того, как Фатти извлек из своего конверта полный набор тех же предметов, которые он только что вытащил из своего, Гун окончательно остолбенел и долгое время стоял с отвисшей челюстью.

– Что это? Тьфу ты. Ерунда какая-то, – проговорил он еле слышно.

– Да, чрезвычайно странно, если не сказать больше, – произнес инспектор. – Вы, думаю, все согласны со мной, – обратился он к детям. Ребята промолчали. Они действительно не знали, что сказать. Даже Фатти не нашелся, хотя в душе аплодировал инспектору Дженксу за то, что тот обо всем догадался и ничем не выдал их!

– Ну что ж, – нарушил молчание инспектор, – это вам надо все разложить по вашим конвертам; я, честно сказать, плохо себе представляю, как эти штучки могут помочь нам в расследовании. Или вы думаете иначе, Гун?

– Нет, сэр, – отозвался мистер Гун. Его пунцовое лицо выражало одновременно и гнев, и удивление, и даже потрясение. Только представить себе – его замечательные улики абсолютно те же, что и у мальчишек! Как могло случиться такое? Бедняга Гун! Смысл всего происшедшего дошел до него лишь ночью, когда он лежал без сна, мучительно стараясь свести концы с концами. Но что он мог сделать? Он знал, что никогда не осмелился бы открыть инспектору свою догадку, зная, что тот на стороне ребят.

– А теперь, Гун, предлагаю сходить к этому мальчику, к Луки, и сказать ему, чтобы он больше не прятался, —, произнес инспектор деловым тоном. – Нельзя же ему по неделям где-то скрываться.

От удивления мистер Гун уже в четвертый раз за день разинул рот. Найти Луки? Сходить туда, где он прячется! Откуда в конце концов инспектор знает обо всем? Он взглянул на детей. Паршивые прощелыги! Конечно, на глазах у инспектора нечего и думать о том, чтобы вытрясти душу из этого Луки. А как бы хотелось!

– Как прикажете, сэр, – сказал он, с трудом поднимаясь с земли.

– Ну, пошли! – обратился инспектор к ребятам. – Поговорим с этим несчастным бедолагой, по-хорошему поговорим.

БОЛЬШАЯ НЕОЖИДАННОСТЬ

Инспектор шел впереди в сторону улицы. Фатти старался поддерживать с мистером Гуном непринужденную беседу, но за спиной инспектора полицейский бросал на мальчика злобные взгляды.

– Вот сюда, – сказал Пип, когда они подошли к его калитке. Вся компания направилась в сад, но тут Пип остановил инспектора.

– Может, я пойду вперед и передам Луки все, что вы сказали, ну, что он может выходить и вернуться на работу. Вы не представляете, как он напуган.

– Хорошая идея, – сказал инспектор Дженкс, – но сходить к нему и поговорить должен я. Да ты не волнуйся, я умею обращаться с такими ребятами, как Луки.

Инспектор прошел с Пипом в глубь сада к беседке. Однако Луки там не оказалось.

– Да вон он, взгляните, – Пип указал в сторону огорода, где Луки копался на грядках. – Знаете, он говорит, что просто не может сидеть сложа руки. Потом, он думает, что если польет за нас огород или еще чего сделает, то вроде хоть чем-то отплатит нам за доброту.

– И правильно думает, позволю заметить, – тихо проговорил инспектор, наблюдая Луки за работой и пытаясь понять, что он из себя представляет.

– Теперь позови его, скажи, что я друг, и, пожалуйста, оставь нас, – попросил инспектор.

– Эй, Луки, – крикнул Пип, – я привел к тебе нашего очень хорошего друга. Выходи, он хочет поговорить с тобой.

Луки обернулся и увидел огромного инспектора в синей форме. Он так побледнел, что казалось, сейчас рухнет на землю.

– Я не крал никакой кошки, – выдавил он, уставившись на инспектора.

– Ну и отлично. Надеюсь, ты мне все расскажешь, – спокойно произнес инспектор. – Пойдем-ка, сядем в беседке.

Он твердо взял Луки под локоть и повел к беседке, где ребята столько раз обсуждали тайну исчезновения Черной Королевы. Луки весь дрожал. Пип подбадривающе кивнул ему и убежал к ребятам. Все страшно волновались, как Луки воспримет появление инспектора, выйдут ли они вместе. Их не было, казалось, целую вечность. Наконец послышались приближающиеся шаги, и на аллее появились инспектор и Луки. Мальчик выглядел очень веселым, а инспектор улыбался своей сияющей улыбкой. Бетси бросилась к нему.

– Луки может больше не прятаться? Что ему теперь делать?

– Луки согласился, что ему будет лучше вернуться на работу, а не прятаться здесь, – произнес инспектор.

– А как быть с его зловредным отчимом? – спросила Дейзи, которой было больно даже подумать, что Луки могут опять избить.

– Да! – воскликнул инспектор. – Я же обещал уладить это. Хотел сам с ним поговорить, да вот время… Гун, отправляйтесь-ка сейчас к отчиму мальчика и передайте ему, чтобы не трогал парня. И еще, сходите к мистеру Таппингу, он, как я понял, садовник, и сообщите ему, что леди Кэндлинг разрешила Луки вернуться на работу, так что пусть найдет мальчику дело в саду.

Мистер Гун выглядел опрокинутым. После того, как он и отчима, и Таппинга науськивал быть с парнем пожестче, ему едва ли было по душе полученное задание.

Фатти внимательно посмотрел на инспектора. «Держу пари, он специально посылает Гуна к этим двум типам в наказание за то, что они втроем совсем затравили мальчишку», – подумал Фатти. Инспектор не сводил глаз с мистера Гуна.

– Вы поняли, что я сказал, Гун? – проговорил инспектор внешне очень спокойно, но в голосе его слышались металлические нотки. Мистер Гун слегка кивнул головой.

– Так точно, сэр, – сказал он. – Сейчас я иду к отчиму мальчика, сэр. По фамилии Браун. Я также должен посетить мистера Таппинга, сэр.

– Надеюсь, вы понимаете, что если будут хоть какие-нибудь жалобы на плохое обращение, я возложу всю ответственность на вас, Гун, – проговорил инспектор. – И полагаю, вы доведете до сознания обоих джентльменов, что это мои распоряжения, а в ваши обязанности входит проследить, чтобы эти распоряжения выполнялись неукоснительно. Уверен, вы согласны со мной.

– О, да, сэр, конечно, сэр, – ответил мистер Гун. – А, э-э-э, насчет пропавшей кошки? Я хочу сказать, мы что, закрываем дело? Больше никаких дознаний?

– Хм, можно, конечно, и дальше изучать эти улики и посмотреть, не прольют ли они свет на дело, – произнес инспектор серьезным тоном, а в глазах сверкали озорные огоньки.

Мистер Гун ничего не ответил. Инспектор повернулся к детям и уважительно пожал каждому руку.

– Было замечательно встретить вновь Пятерку Тайноискателей, не считая собаки, – сказал он на прощание. – До свидания и спасибо за прекрасный чай, лучший чай, который я пил на этой неделе, позволю заметить.

Инспектор сел в свою блестящую черную машину, завел мотор и медленно тронулся, махая ребятам из окошка.

– Я иду к мистеру Таппингу, – сказал полицейский, сердито глядя на Луки и на ребят. – Но не надейтесь, что это дело закрыто и забыто. Вовсе нет. Я собираюсь продолжить расследование, даже если инспектор не принимает его всерьез. И я найду вора! Еще увидите! – Он взглянул на Луки угрожающе, и мальчик понял, что он все еще подозреваемый. Мистер Гун двинулся по дороге к дому леди Кэндлинг, а ребята окружили Луки.

– Как тебе наш инспектор? Что он тебе сказал? Слушай, расскажи нам все по порядку.

– Он был такой добрый, – начал Луки, – и ни капельки не похож на мистера Гуна – этот только угрожает и орет. Но как это я согласился вернуться на работу! А что мне будет стоить вернуться к отчиму! Лучше бы мне ничего не обещать. Я очень дрейфлю.

Это было новое словечко, которого ребята еще не слышали. Бетси уставилась на Луки.

– Что такое дрефю-фу-флю-йфлю?

– Он хочет сказать, что дрейфит, ну то есть боится, – объяснил Фатти. – Хорошее словечко – дрейфить. Надо взять на вооружение.

– Я часто дрейфлю, – сказала Бетси. – Вчера, например, очень сдрейфила, когда приснился страшный сон. И сегодня сдрейфила, когда Пошлипрочь остановил нас.

– Бедный Луки тоже дрейфит, – сказала Дейзи, глядя на большого парня, на его непослушные волосы, падающие на загорелый лоб. – Что же нам делать?

– Мне бы только найти эту кошку, – сказал Пип.

В это время в кустах неподалеку послышались какие-то звуки. Бастер навострил уши, громко гавкнул и бросился в кусты. Похоже, там произошла жестокая схватка, потом кто-то вспрыгнул на дерево. Дети пошли взглянуть, что произошло.

Их удивлению не было предела. Высоко на дереве, уставившись на них голубыми глазами, сидела великолепная сиамская кошка. Однако Луки удивил их еще больше, когда закричал:

– Да ведь это Черная Королева! Посмотрите, вон светлое колечко на хвосте. Я вам точно говорю, Черная Королева вернулась!

Все сразу увидели отличительную метку на хвосте кошки, которым она нервно помахивала из стороны в сторону, пристально следя за скачущим внизу Бастером.

– Фатти, убери Бастера, – сказал возбужденный Ларри. – Он напугает Черную Королеву, и она снова удерет.

Бастера закрыли в сарае, и от негодования он чуть не разодрал дверь, пытаясь вырваться наружу. Когда пса убрали, Черная Королева успокоилась, уселась на ветке и замурлыкала.

– Как она отощала, – сказала Дейзи.

– А шерсть – тусклая, вся в грязи и колтунах, – добавил Ларри. – Давайте отнесем ее к мисс Хармер. Вот для нее сюрприз будет!

ХОРОШИЕ ВРЕМЕНА ДЛЯ ЛУКИ

Черная Королева позволила снять себя с дерева, и вся пятерка вместе с Луки отправилась к выходу с участка Пипа, чтобы обогнуть стену и попасть на участок леди Кэндлинг.

По дороге к кошачьему домику они столкнулись с самой хозяйкой, которая, увидев кошку на руках у Дейзи, вскрикнула от удивления.

– Вы не смеете вытаскивать моих кошек из клеток! Разве мисс Хармер разрешила вам?

– Леди Кэндлинг, это же Черная Королева, – радостно промолвил Ларри. – Она только что появилась в саду у Пипа.

– Боже правый! – воскликнула леди Кэндлинг, пораженная пуще прежнего. Она внимательно посмотрела на хвост, где должна была быть светлая метка. – Да, это моя прекрасная Черная Королева. Где же она пропадала?! А на что похожа! Как будто сейчас умрет с голоду.

– Жаль, она не может говорить, а то рассказала бы нам, где была, – сказала Бетси, поглаживая кошку. – Леди Кэндлинг, тут с нами и Луки. Мы его прятали все это время, потому что жалели. Вы ведь возьмете его обратно, правда?

– Конечно, – ответила леди Кэндлинг. – Инспектор Дженкс только что звонил мне. Луки, ты можешь спокойно приступать к работе. Черная Королева вернулась жива и невредима!

– Мы хотим отнести ее мисс Хармер, – сказал Ларри, – вот она обрадуется!

– Я пойду с вами, – произнесла леди Кэндлинг. – О! А вот и мисс Тримбл. Мисс Тримбл, как вы думаете, что произошло? Вернулась Черная Королева!

– Боже мой! – закудахтала мисс Тримбл, и пенсне тут же покинуло свое положенное место. – Откуда она взялась? Кто ее принес?

Дети рассказали ей обо всем. Мисс Тримбл водрузила пенсне на нос и слушала с нескрываемым интересом.

Вскоре вся компания направилась к кошачьему домику, где мисс Хармер обихаживала своих любимиц. Когда она увидела Черную Королеву на руках у Дейзи, изумлению ее не было предела. Она раскрыла объятия, и Черная Королева со свойственной ей грацией перешла к ней на руки. Кошка прижалась к мисс Хармер, начала тыкаться и как бы ввинчиваться мордочкой в ее руки, а потом завела свою громкую мурлыкальную песню.

– Вот радость-то! – восклицала мисс Хармер. – Откуда же ты пришла? Какое счастье, что ты опять с нами!

Ребята наперебой стали рассказывать мисс Хармер, как появилась Черная Королева, а девушка с умилением поглядывала на свою красавицу.

– Наверно, она убежала от того, кто украл ее и отыскала дорогу домой – может, шла целые километры, через поля и леса.

В это время на дорожке показались садовник и мистер Гун. Было очевидно, что полицейский передал своему приятелю распоряжение инспектора, отчего вид у Таппинга был весьма кислый. Он сердито зыркнул на Луки, а потом увидел Черную Королеву.

Он не мог поверить своим глазам. Разглядывал и вертел кошку так и сяк, стараясь убедиться, есть ли на хвосте кольцо. У Гуна опять отвалилась челюсть, а глаза выкатились больше обычного.

Он извлек блокнот и стал что-то медленно записывать.

– Надо составить рапорт об этом внезапном появлении, – объявил он важно. – Я бы хотел выяснить некоторые детали. Леди Кэндлинг, вы были здесь, когда кошка вернулась?

Уже в четвертый раз детям пришлось рассказывать, как все случилось, а Гун с важным видом протоколировал их рассказ. Тапплинг, казалось, был единственным, кто не проявлял ни малейшей радости. Он смотрел на кошку так, будто она вызывала у него отвращение.

– Да, мистер Таппинг, пока вы не ушли… мы с инспектором Дженксом говорили о Луки, – произнесла леди Кэндлинг своим тихим, но властным голосом, – и завтра он выйдет на работу. Это мое решение, и мистер Гун, я уверена, уже сообщил вам об этом. Надеюсь, я не услышу от Луки жалоб на плохое обращение.

С этими словами леди Кэндлинг удалилась, мисс Тримбл засеменила за ней.

– А теперь, пошли прочь! – скомандовал Гун.

Ребята перемахнули через стену. Фатти пошел выпустить охрипшего от лая Бастера. А в это время для Бетси прозвучал звонок ко сну. Девочка тяжело вздохнула.

– Ну вот, всегда так. Звонит в самый интересный момент. Вот денек сегодня выдался!

– Да, но мы так и не выяснили, кто украл Черную Королеву, – сказал Ларри. – Интересно, а может, она каким-то образом все-таки сама удрала, а Луки не заметил. Может, дверь клетки осталась незапертой, и она смогла легко открыть ее, или еще как-нибудь.

– Думаю, это невозможно, – ответил Фатти, – хотя очень было бы удобно принять такую версию. Как ни крути, мы не разгадали тайны, вот и притворяемся, что ее вообще не было.

Луки вернулся вечером домой к отчиму. Его в тот вечер не только не били, но даже не ругали.

На следующий день он пришел в сад на работу. Было очень боязно, но садовник вел себя совсем по-другому. Одно было ясно: распоряжения инспектора возымели силу. Не мог Таппинг и ослушаться своей хозяйки. – Дети влезли на стену посмотреть, чем там занят их приятель.

– Привет, Луки! – сказала Бетси. – Рад, что снова на работе?

Луки кивнул.

– Все в норме. Я ведь не из тех, кто любит прохлаждаться. Знаете, я никогда не смогу отблагодарить вас как следует за то, что вы сделали для меня, ну, что прятали и кормили. Я по правде очень… В общем, спасибо вам большое.

– Да ладно тебе, – сказал Ларри. – Мы рады были помочь.

– Хотите, я каждому сделаю свистульку, – с радостью предложил Луки. – Отличные получатся, не такие, как у Бетси, а настоящие, большие, и я их раскрашу.

– Ой, вот спасибо, – сказал Пип с радостью. – Они у тебя такие здоровские. Но это столько времени – делать каждому!

Луки действительно резал свистульки долго и старательно. Но он был счастлив доставить радость своим друзьям. Иногда леди Кэндлинг хвалила его за работу, а ребята – те всегда были рады поболтать с ним или прошвырнуться куда-нибудь вместе, когда он был свободен. Дни бежали один за другим мирно и счастливо.

– Кажется, прошла целая вечность с тех пор, как мы расследовали эту историю, ну, с пропавшей кошкой, – сказал как-то Фатти. – Дураки же мы были. Тайна, тайна! Ну и где там была тайна? Пропала кошка, ну и пропала, и неизвестно как. На самом деле все было, наверно, проще простого.

– Все равно так хотелось разгадать что-нибудь таинственное, – сказала Бетси. – Что хорошего, называться Пятеркой Тайноискателей и ничего не раскрыть. Может быть, что-нибудь еще случится!

– Когда очень хочется, никогда ничего не получается, – глубокомысленно заключил Фатти.

Однако на этот раз он ошибся. Вскоре произошло такое, что заставило Пятерку Тайноискателей вновь окунуться в расследование. Черная Королева пропала опять.

ВТОРОЕ ИСЧЕЗНОВЕНИЕ

Об этом они узнали от Луки. Около половины пятого он появился на участке Пипа белый, как полотно. Дети решили, что его опять отколошматил Таппинг или кто-то еще.

– Что случилось? – спросила Дейзи.

– Черная Королева пропала, – сказал мальчик. – Опять у меня под носом, точно, как в прошлый раз!

– Что ты имеешь в виду? – спросил Фатти удивленно. – Сядь-ка, расскажи все толком. Это что-то невероятное.

– Так вот, – начал Луки, усевшись рядом с ребятами на траву. – После обеда я разравнивал дорожки вокруг кошачьего домика, а кто-то в это время опять стащил Черную Королеву. И опять я не видел ни души.

– А как ты узнал, что она пропала? – спросил Ларри.

– У мисс Хармер опять был выходной, – начал мальчик. – Она уехала в десять и вернулась только что. А когда она вошла к кошкам, сразу закричала, что Черной Королевы там нет.

– Фантастика! – хором воскликнули ребята. – А ты сам видел?

– Видел, – ответил Луки. – Все остальные на месте, а Черной Королевы нет.

– А почему ты решил, что она пропала именно тогда, когда ты работал рядом? – спросил Фатти. – Может быть, она исчезла раньше?

– Нет, не раньше, – сказал Луки. – Понимаешь, леди Кэндлинг теперь приходит к клеткам каждый день, где-то в три. Они еще с мисс Хармер что-то обычно обсуждают. Так вот, в три, как всегда, леди Кэндлинг видела всех кошек, и Черная Королева была на месте. Сегодня, как и в прошлый раз, к кошкам водил хозяйку мистер Таппинг. Он всегда делает это, когда мисс Хармер отсутствует, и леди Кэндлинг передает ему всякие распоряжения для нее. Как раз в это время они и разглядывали кошек. Я сам слышал, как Таппинг сказал: «А вон – Черная Королева, ваша светлость, около стенки, видите, светлое колечко на хвосте». Так что Черная Королева в три часа была на месте.

– И ты хочешь сказать, что с трех часов был неотлучно около кошачьего дома, пока мисс Хармер не вернулась и не обнаружила, что Черной Королевы нет? – спросил Ларри.

Луки кивнул.

– И вы знаете, что это для меня значит, – пробормотал он. – Меня опять обвинят. Я был там один в прошлый раз, я был там один и сейчас. Но я не притрагивался к Черной Королеве!

– А как мисс Хармер обнаружила пропажу? – спросил Фатти, очень заинтригованный всем, что рассказал Луки.

– Ну как, вернулась домой, а Таппинг встречает ее и говорит, что, мол, одна кошка вроде нездорова, – рассказывал Луки. – Потом, прямо у меня на глазах, пока мисс Хармер подходила, он вошел в кошачий дом и взял кошку, которая, как он считал, заболела, а когда мисс Хармер сама вошла за ним внутрь, то сразу и закричала, что нет Черной Королевы.

– А не мог Таппинг выпустить ее случайно, когда заходил внутрь? – спросил Ларри.

– Нет, – уверенно ответил Луки. – Самого Таппинга я не видел, когда он был внутри, но дверь была хорошо видна, и оттуда ничего не выбегало.

Дети сидели молча. Все это действительно казалось невероятным. Черная Королева опять пропала под самым носом у Луки!

– А что, ты сам решил ровнять сегодня дорожки у кошачьего дома? – спросил Фатти.

– Конечно, нет, – промолвил мальчик. – Я вообще ничего не делаю по своему усмотрению. Таппинг сам дает мне задания на каждый день. И это он велел мне после обеда заняться дорожкой.

– В прошлый раз ты был в том самом месте все время и сегодня тоже, – отметил Пип. – В прошлый раз у мисс Хармер был выходной, и сейчас она уезжала. Тогда именно Таппинг входил к кошкам, и в этот раз он был первым, кто объявил, что Черная Королева исчезла. Интересно. В прошлый раз он заходил с мистером Гуном, в этот – с мисс Хармер. Не много ли совпадений! Все это очень и очень странно!

– И еще! Я и в тот раз не брал кошки, и сейчас не притрагивался к Черной Королеве, – сказал Луки серьезно. – Я это точно знаю.

– Это самая загадочная загадка, которую мне когда-либо приходилось разгадывать, – сказал Фатти и встал. – Я собираюсь на ту сторону, разнюхать кое-что. Помните, что мы нашли в клетке в прошлый раз? Одну из свистулек. Так вот, раз уж в обоих случаях многое совпадает, держу пари, там будет еще одна свистулька Луки.

– Не дури! – сказала Дейзи. – Это просто случайность, мало ли бывает совпадений.

– Ладно, – ответил Фатти, – но если я найду свистульку в клетке, мы должны будем признать, что это не случайность! Сейчас пойду и посмотрю.

Конечно же, всем тоже сразу захотелось сходить и посмотреть. Ребята быстренько перемахнули через стену, Бастер опять остался на противоположной стороне, тщетно пытаясь взобраться на дерево.

Подобравшись к кошачьему домику, ребята настороженно осмотрелись. Вокруг никого не было. Таппинг и мисс Хармер, по всей видимости, ушли доложить о случившемся леди Кэндлинг. Только кошки зыркали своими голубыми глазами. Бетси подсчитала их. Всего семь.

– Смотрите, – сказал Фатти, показывая на клетку, – опять свистулька Луки! Ну, что я вам говорил!

Луки в изумлении уставился на свое произведение. Потом подошел к своей куртке, висевшей неподалеку на дереве, и стал нервно шарить в карманах.

– Должно быть, ее вытащили отсюда, – растерянно произнес он. – Она лежала тут, почти готовая. Это для Пипа. А кто-то взял ее.

– И подкинул в клетку, чтобы опять на тебя было подозрение! – сказал Фатти, ухмыльнувшись. Он стал рассматривать свистульку, что-то прикидывая в уме.

– Интересно, сможем ли мы ее вытащить, как в прошлый раз, – спросила Дейзи.

– Думаю, у нас не будет на это времени, – ответил Фатти. – Посмотрите вокруг, может, еще что-нибудь найдем. Быстрей!

Дети облазили все вокруг. Бетси тем временем сунула нос в клетку и понюхала воздух.

– Похоже, тот же запах, что и тогда, – сказала она. Фатти прислонил свой нос к решетке и принюхался.

– Точно, скипидар, – произнес он задумчиво. – Невероятно! Все это как будто уже было – и свистулька на полу, и запах скипидара. Ну точно, это – самая таинственная тайна, с которой я когда-либо сталкивался.

– Фатти, я думаю, это не улика, посмотри, – сказала Бетси, показывая на камешек возле дороги. На нем отчетливо виднелась маленькая круглая клякса от краски. Фатти внимательно посмотрел туда.

– Не думаю, – сказал он, поднимая камень и разглядывая пятно.

– Луки раскрашивал нам свистульки, так, – начал он. – Наверно, он и капнул. Ты здесь красил когда-нибудь?

– Ни разу, – категорически ответил Луки. – Я всегда делаю это только в сарае, где хранятся банки с краской. И потом, я не пользуюсь светло-коричневым цветом. Я беру яркие цвета – красный, синий, зеленый!

– Это не может быть уликой, – заключил Фатти, но на всякий случай сунул камень в карман.

В это время послышались шаги, и на тропинке показались леди Кэндлинг, мисс Тримбл, мисс Хармер и мистер Таппинг. Садовник выглядел очень важным. Остальные были очень подавлены. Пенсне мисс Тримбл, похоже, было тоже крайне огорчено и не держалось на носу больше двух секунд.

Все заглядывали в клетку, тщетно надеясь увидеть там Черную Королеву. Мисс Хармер вдруг пронзительно вскрикнула.

– Что случилось? – спросила леди Кэндлинг. Мисс Хармер показала на что-то, лежащее на полу клетки.

– Что там такое? – спросила она. Все заглянули внутрь.

– Ага! – злорадно воскликнул Таппинг. – Да это же одна из этих свистулек, что вечно строгает мальчишка, вот что это такое. Хотел бы я знать, как она туда попала?

Мисс Хармер взяла ключи и открыла клетку. Таппинг поднял свистульку и показал ее леди Кэндлинг.

– Это ты делал, Луки? – спросила она.

Луки кивнул. Он побелел от страха, не понимая ни того, как Черная Королева могла опять исчезнуть у него на глазах, ни того, как его свистулька могла попасть в клетку.

– Луки делает свистульки для всех нас, – сказал Фатти, вытаскивая свою из кармана. – Я думаю, это одна из наших, леди Кэндлинг.

– Но как она оказалась в клетке? – спросила в недоумении леди.

– Ваша светлость, это совершенно ясно, – начал Таппинг. – Этот парень вошел клетку, чтобы взять кошку, как и в прошлый раз, случайно обронил ее и не заметил. Вышел, запер дверь, ключ положил на место и ушел с Черной Королевой.

– Я даже не знаю, где хранятся ключи, – запротестовал Луки.

– Они всегда у меня в кармане, если я не выходная, – сказала мисс Хармер. – Тогда я отдаю ключи мистеру Таппингу. Что вы с ними делаете, Таппинг?

– Держу их у себя в кармане, точно так же, как и вы, – ответил садовник, – но как раз сегодня днем я оставлял куртку где-то здесь, так что Луки легко мог взять ключи. Помяните мое слово, Черная Королева где-то рядом, ее наверняка спрятали, чтобы потом спокойно вынести. Я знал, мадам, вы пожалеете, если возьмете этого парня обратно. Всего этого и следовало ожидать. Я много раз говорил мистеру Гуну…

– Меня не интересует, что вы говорили мистеру Гуну, – прервала его леди Кэндлинг. – Я думаю, в этот раз мы обойдемся без него и через голову обратимся непосредственно к инспектору Дженксу, причем немедленно.

Дети были в восторге, услышав эдакое от леди Кэндлинг, но, увы, инспектора не оказалось на месте, так что пришлось все-таки обращаться к мистеру Гуну, и он не заставил себя ждать. Явился важный отыскивать новые улики и выслушивать, что каждый скажет «по поводу случившегося».

Полицейский с подозрением посмотрел на детей, потом на клетки, как будто опять рассчитывал обнаружить там кучу улик. Однако на этот раз в них ничего не было, кроме свистульки Луки, которую передала ему леди Кэндлинг.

– Вы ничего не нашли в этот раз? – спросил Гун у Фатти.

– Только запах и камень с пятном краски на нем, – не удержалась Бетси. Ребята посмотрели на нее так сурово, что она чуть не бросилась наутек.

– Запах? – переспросил Гун с недоверием. – И камень с краской! Ну да, вы думаете провести меня еще раз, а? Теперь с запахами и камнями!

С этими словами мистер Гун важно удалился, а ребята тут же рванули к стене, привычно перемахнули через нее и уселись внизу обсудить все случившееся.

– Бетси, ну нельзя же быть такой балбеской! – воскликнул Пип. – Отшлепать бы тебя как следует. Сообразила тоже, рассказать Пошлипрочу о нашей улике. Ты вообще в своем уме?

– Наверно, не в своем, – произнесла Бетси чуть не плача. – Сама не пойму, как это я ляпнула.

– Да ладно, – сказал Фатти примирительно. – Раз ты запросто рассказала об этом, то Гун наверняка не придаст этому значения. Так что, если это действительно важные улики, то Гун нам не страшен. Ну, не вешай нос!

– Да, вот загадка так загадка, – сказала Дейзи.

У БАСТЕРА ПОИСТИНЕ ПРЕКРАСНЫЕ МОЗГИ

– И что самое поразительное во всем этом, – сказал Фатти, – так это то, что в обоих случаях практически все совпадает.

– Выходит так, будто каждая деталь продумывалась и подстраивалась именно для того, чтобы легче было украсть кошку, – подхватила Дейзи.

– В этот раз и подозревать некого, кроме Луки, – задумчиво проговорил Ларри. – В три кошка была на месте – и Таппинг, и леди Кэндлинг видели ее, – а Луки был у кошачьего дома с трех часов до того, как вернулась мисс Хармер, а когда они с Таппингом вошли внутрь, то обнаружили, что Черной Королевы нет.

– А Луки, как и в прошлый раз утверждает, что никого у кошачьего дома, кроме него, все это время не было, – продолжал рассуждения Пип. – И я, признаться, просто не представляю, как в этой ситуации можно было украсть кошку.

Наступило долгое молчание. Опять все казалось совершенно неправдоподобным и совершенно неразрешимым, кроме одного: Луки – глупый и лживый воришка. Однако никто из детей не мог этому поверить.

Еще и еще раз ребята обсуждали все случившееся, пока для Бетси не настало время идти спать. Ребята начали прощаться и расходиться по домам.

– Встретимся завтра, – сказал Фатти угрюмо. – Все равно мы пока ничего сделать не можем. Ночью я обдумаю все еще раз, может быть, найду какой-нибудь выход из ситуации.

Однако к утру ни у кого так и не возникло никакой стоящей идеи. Ни у кого, кроме Бетси, но она не решалась выложить свои мысли, боясь, что все будут смеяться.

– Ну что, есть какие-нибудь идеи? – спросил Фатти.

– Знаешь, – неуверенно начала Бетси. – Я тут надумала кое-что про одну нашу улику.

– И что же? – заинтересовался Фатти.

– Ну, помните тот запах, запах скипидара? – спросила девочка. – Он был и в этот раз и тогда. В общем, это должно что-то означать, должно быть как-то связано со всей этой историей, ведь так? Тогда получается, что запах и есть настоящая улика, и мы должны докопаться до этого.

– И как ты себе это представляешь? – не без иронии спросил Пип.

– Можно слазить на соседний участок и разнюхать, где хранятся бутылки со скипидаром и всякой такой всячиной, – ответила Бетси. – Я не говорю, что это сильно поможет, но если запах – улика, то мы кое-что выясним.

– Бетси права, – сказал Фатти. – Она абсолютно права. Мы чувствовали запах оба раза, и правильно – надо слазить и поискать, где там что лежит. Кто знает, может быть, за этим обнаружатся и другие улики.

– Ну, так пошли прямо сейчас, – предложил Пип. – Лучшего времени не дождаться. Идем! Надо только выяснить, где Таппинг. Он ведь не будет встречать нас с распростертыми объятиями и не обрадуется, увидев, как мы там опять рыскаем.

Ребята перемахнули через стену, выслав Пипа на разведку. Бастера, беднягу, опять заперли в сарае. Пип вернулся, доложив, что Таппинг ковыряется где-то возле дома.

– У нас есть немного времени, – сказал он. – Пошли сначала к клеткам, посмотрим, остался ли еще запах, а потом поищем, где эти самые бутылки.

Все стали старательно вынюхивать клетки и обнаружили, что запах еще сохранился. В это время подошла мисс Хармер, и было видно, что она очень недовольна их появлением.

– Я не хочу никого видеть здесь, – сказала она весьма резко. – После того, как Черная Королева пропала второй раз, мои нервы совершенно сдали. Я бы предпочла, чтобы вы держались подальше отсюда, ребятки.

– Мисс Хармер, вы когда-нибудь пользовались скипидаром для чистки клеток? – спросил Фатти.

Мисс Хармер посмотрела на него с удивлением.

– Естественно, нет, я употребляю обычные дезинфицирующие средства. Кошки не переносят запаха скипидара.

– А как тогда объяснить этот устойчивый запах в клетках? – продолжал Ларри. – Принюхайтесь, вы сразу почувствуете его.

Однако нос мисс Хармер не был столь чувствительным, и ей казалось, она не уловила запаха скипидара.

– Скажите, а вчера именно вы обнаружили, что Черной Королевы нет, когда вошли в кошачий дом? – спросил Ларри.

– Ну да, наверно, я, – ответила мисс Хармер, пытаясь восстановить в памяти вчерашнюю ситуацию. – Хотя я не могу поклясться. Я была так шокирована.

Дети стали вглядываться внутрь клетки и снова старательно принюхиваться.

– Пожалуйста, уходите, – настойчиво прогоняла их мисс Хармер. – Я на самом деле очень нервничаю, когда кто-нибудь вертится возле кошек.

– Пошли к сараю, может быть, найдем что-нибудь со скипидаром, – предложил Фатти. Они оставили кошачий дом и направились к двум постройкам, которые стояли задними стенками друг к другу неподалеку от теплиц.

– Вы, девчонки, обследуйте этот сарай, ребята возьмут другой, – скомандовал Фатти. Дети тщательно обыскали оба сарая, но никаких следов скипидара не обнаружили. В этот момент Ларри увидел проходящего мимо Луки, бледного и понурого, и свистнул.

– Эй, Луки, ты словно потерял шиллинг, а нашел шестипенсовик. Ну, не кисни!

– Попробовал бы ты не киснуть, когда бы дрейфил, как я, – отозвался Луки. – А что это вы делаете тут, в сараях? – спросил он. – Ой, попадет вам, если появится Таппинг и увидит, что вы здесь шарите.

– Мы ищем скипидар, – ответил Фатти, высунув свое круглое лицо из сарая. Луки изумленно вытаращился на него.

– Скипидар? – спросил он. – А на что вам скипидар? Он вообще-то и не здесь вовсе. Он в другом сарае, я покажу вам. А что вы хотите с ним делать?

Луки повел ребят к другому сараю, который обыскивали Дейзи и Бетси. Он показал на полку, где стояли разные бутылки и банки.

– Должен быть где-то здесь, – сказал он.

Дети стали снимать одну бутылку за другой и обнюхивать их. Но скипидара как не бывало.

– Мы уже везде искали, – сказала Дейзи.

Луки стоял озадаченный.

– Он был здесь, – произнес мальчик. – Вчера я собственными глазами видел его. Куда девалась эта бутылка?

Фатти почувствовал необъяснимое волнение.

– Мы должны ее найти, – настойчиво сказал он.

– А что? – спросила Дейзи.

– Пока не знаю, но чувствую, обязательно должны, – сказал он. – Бутылка пропала, может быть, она спрятана. Мы должны найти ее. Не сойти мне с этого места, если этого не сделает Бастер.

Луки побрел к месту работы, все еще унылый и подавленный, а остальная компания отправилась к. стене. Пип и Фатти перелезли на свою сторону. Там Пип побежал в конец сада, к сараю, и достал оттуда маленькую банку со скипидаром, а Фатти в это время открыл сарай для велосипедов и выпустил оттуда Бастера, который завертелся вокруг него, радостно лая, как будто не видел хозяина по меньшей мере лет пять.

– Пошли, Бастер, – сказал мальчик и поднял пса на руки. – Для тебя есть одна работенка.

Вскоре ребята с Бастером присоединились к ждавшим их на той стороне Ларри, Дейзи и Бетси. Фатти выплеснул немного скипидара на свою довольно грязную руку и сунул ее Бастеру под нос.

– Нюхай, парень, нюхай! Хорошенько нюхай. Это – скипидар. Теперь давай ищи, где еще этот запах. Ты ведь у нас хорошая, чистокровная ищейка, а!

Бастеру совсем не понравился запах скипидара. Он воротил морду с выражением глубокого отвращения, потом трижды отчаянно чихнул.

– Вперед, Бастер! Ищи! След! – скомандовал Фатти, размахивая рукой перед мордой собаки. Бастер взглянул на хозяина. Пес прекрасно знал, что такое «ищи», и всегда находил то, что требовалось. Он пустился в поиск, свесив набок язык и задрав хвост трубой.

– Бастер ищет кроликов, а вовсе не скипидар, – с возмущением проговорил Ларри. – Ну, посмотри, он нашел кроличью нору, и теперь мы Бог знает когда приведем его в чувство.

Бастер действительно нашел дыру. Он сунул туда свой нос, взвизгнул и принялся яростно рыть, веером разбрасывая землю позади себя.

– Вылезай, идиот, – гневно крикнул Фатти. – Разве я говорил «кролики», я сказал «скипидар». – Фатти потащил Бастера за задние лапы, и вместе с собакой к ногам ребят что-то выкатилось. Это оказалась пробка. Фатти поднял ее и понюхал.

– Пахнет скипидаром! – сказал он взволнованно. Все окружили его и стали по очереди обнюхивать пробку. Не было никаких сомнений – чистый скипидар.

Вмиг Фатти встал на четвереньки и сунул в дыру руку. Оттуда он извлек бутылку со старой, наполовину оторванной наклейкой, на которой, однако, четко видны были буквы «скип». На дне осталось немного жидкости.

– Вот то, что мы искали, – торжествующе произнес Фатти, демонстрируя всем бутылку.

Бетси подошла к дыре и с любопытством заглянула туда.

– Фатти, там еще что-то есть, – закричала она, извлекая какую-то банку. Теперь все склонились над Бетси, в возбуждении разглядывая находку.

– Что это? – нетерпеливо спросил Ларри. – Банка с краской! – ответил он сам себе. – Так-так-так. Где-то у меня нож был. Дайте-ка я поддену крышку.

Банка оказалась почти полной светло-коричневой краски.

– Интересно! – произнес Фатти. – Тот самый цвет, что на камне, который мы нашли. Посмотрите! – Он поднес камень с пятном к банке. Это был один и тот же цвет. – Теперь, – сказал Фатти, глядя на скипидар и банку с краской, – теперь – вопрос в том, кто спрятал все это в дыру и зачем.

ОХОТА ЗА ЗАПАХОМ

Дети были страшно взволнованы. Такие настоящие, серьезные улики! Не совсем ясно, правда, как они связаны с воровством.

– А для чего вообще используют скипидар? – спросила Бетси.

– Чтобы отмывать кисточки, стирать с вещей пятна краски, – ответил Ларри. – Ясно, что пятно и скипидар каким-то образом связаны между собой.

Бастер тем временем опять засунул свою квадратную морду в дыру, и комья земли полетели из-под его лап, осыпая стоящих вокруг ребят. Наконец, пятясь назад, пес вылез, держа в зубах маленькую кисточку.

– Тихо, кажется, голос Таппинга. Точно, он зовет Луки, – сказал Фатти. – Быстрей, убираемся восвояси. Ларри, помоги мне замести следы. Кто бы это ни был, ему нельзя знать, что мы у него на хвосте. Это насторожит его – или ее – и раскроет наши козыри.

Мальчишки быстро разровняли землю вокруг тайника и восстановили все так, как будто сюда никто и близко не подходил. Дейзи и Бетси с ее помощью в это время перебрались на свой участок. Вскоре к ним присоединились все остальные, включая Бастера, и это было очень вовремя. Через минуту на той стороне послышались шаги и бормотание Таппинга.

Ребята уселись в беседке, снова и снова внимательно разглядывая свои находки.

– Одна маленькая бутылка скипидара, одна маленькая баночка светло-коричневой краски, одна маленькая и очень старая кисточка, – начал рассуждать Фатти. – И если бы нам только знать, как, для чего и кем все это было использовано, мы раскрыли бы тайну пропавшей кошки.

– Фатти, – горячо заговорила Бетси, – может, нам стоит еще раз обнюхать все в кошачьем доме. Я хочу сказать – внутри, ну, чтобы узнать точно, где пахнет – на скамейке, на потолке или где-то на полу. А может быть, пахнет сама решетка. Я, правда, не знаю зачем, но если мы найдем то место, нам это поможет.

– Глупость какая-то, – произнес Пип.

– Я тоже плохо себе представляю, что нам это даст, – подхватил Ларри. – И потом, как это мы, интересно, попадем внутрь кошачьего дома. Ключи-то у мисс Хармер.

– Знаете, а мне кажется что-то есть в затее Бетси, – сказал Фатти. – Пока мне тоже не ясно, зачем нам это место, но интуиция подсказывает, что надо идти и искать. Бетси, ты сегодня выдаешь одну идею лучше другой.

Бетси была польщена. Ее частенько поддразнивали, и похвала Фатти значила для нее очень много.

– Ну хорошо, а как же все-таки достать ключ? – спросила Дейзи. – Мисс Хармер держит его в кармане.

Фатти на время глубоко задумался.

– Так, сегодня очень жарко, – начал он. – Наверняка мисс Хармер снимет куртку и где-нибудь повесит ее. К кошкам она сейчас не пойдет – скорее всего, будет копаться в теплице. Насколько я знаю, это часть ее обязанностей.

– Ну, не знаю, теперь, после этих двух исчезновений она вряд ли оставит куртку без присмотра, – возразил Ларри.

– Пошли, там будет видно, – произнес Пип, вставая. Он подтащил лежавшую неподалеку доску к стене беседки и засунул под нее все три улики. – Вот так, здесь никто их не найдет, кроме нас. Идем, посмотрим, что делает мисс Хармер.

Опять вся компания перебралась на участок леди Кэндлинг, предварительно заперев Бастера в сарае. Не хватало еще, чтобы он устроил в кошачьем доме разгром, если им удастся проникнуть туда.

В этот раз на разведку пошел Фатти. Мисс Хармер, как он и предполагал, работала в одной из теплиц, подвязывая ветки персикового дерева. Фатти поискал глазами ее куртку. Она действительно висела на гвозде, но… внутри теплицы. Вот досада! Достань-ка ключ, чтобы мисс Хармер не видела! Фатти вернулся и доложил ситуацию.

– Надо как-то выманить ее из теплицы, хоть на минутку, – сказал Пип. Все задумались, потом стали обсуждать какой-то жутко сложный вариант. И тут Дейзи предложила до гениальности простой способ, при котором никто ничего не увидит.

– Я знаю, как это сделать, – воскликнула она. – Я проскользну в дальний конец теплицы, там ведь два входа, так? Спрячусь где-нибудь за пышным кустом и оттуда громко позову: «Мисс Хармер! Мисс Хармер!» Держу пари, она обязательно выйдет, причем в ту, дальнюю дверь, посмотреть, кто ее зовет. А в это время кто-нибудь из вас проберется в теплицу с этого входа и возьмет ключ.

– А если кто-нибудь увидит, что мы делаем, будет грандиозный скандал, – с опаской и одновременно с озорством сказал Ларри. – Но мы в конце концов – Пятерка Тайноискателей, а в нашей работе – не без риска! Кто пойдет брать ключ?

– Я, – вызвался Пип. – Предоставьте это мне. Я очень юркий.

– Ладно, – согласился Фатти. – Давай, попробуй.

– А вы пойдете со мной и там будете ждать? – спросил Пип.

– Да, пошли скорее, а то мисс Хармер возьмет да и наденет куртку.

Дейзи и Пип отделились от всех остальных, через кусты прокрались к теплице и удостоверились, что мисс Хармер все еще там. Дейзи устроилась за кустом около дальнего выхода и стала ждать, когда Пип спрячется у той двери, где висела куртка мисс Хармер. Ну, а потом все было разыграно как по нотам.

– Мисс Хармер! Мисс ХАРМЕР! МИСС ХАРМЕР! – старалась Дейзи.

Мисс Хармер показалось, что ее зовут, она повернула голову и прислушалась. Дейзи закричала еще раз: «Мисс Хармер!»

Девушка открыла дверь теплицы и вышла наружу.

– Кто здесь? – прокричала она в воздух.

В это самое время, семеня по тропинке, к теплице подходила мисс Тримбл. Пенсне криво сидело у нее на носу.

– А, мисс Тримбл, вы меня звали? Что-нибудь нужно? – спросила мисс Хармер.

– Нет, это не я, – ответила компаньонка, и пенсне соскочило с носа. – Но я тоже слышала, как кто-то звал вас. Может, леди Кэндлинг?

– Зачем я могла ей понадобиться? – с недоумением произнесла мисс Хармер, отправляясь по тропинке прочь от теплицы.

– Она там, за лужайкой, я покажу вам, – предложила мисс Тримбл.

И обе удалились в направлении лужайки и скоро скрылись из вида. Пип мгновенно оценил ситуацию – быстро проскользнул в теплицу с того входа, где висела куртка мисс Хармер, сунул руку в карман и быстро нашел ключ.

Довольные успехом операции, они вместе с Дейзи побежали обратно к кошачьему домику, где их с нетерпением ждали все остальные.

– Вот он, – гордо сказал Пип. – Пошли быстрей, обнюхаем все внутри.

– Нет, мы пойдем вдвоем с Бетси, – прервал его порыв Фатти. – Больше никто, а то кошки попадают в обморок. У меня нос очень чувствительный, а что касается Бетси, это ведь ее идея, так что пусть она тоже пойдет.

Итак, Фатти и Бетси вошли в кошачий дом вдвоем, аккуратно прикрыли за собой дверь и стали тщательно обнюхивать клетки. Они пахли дезинфицирующими средствами, однако где-то все еще сохранился запах скипидара.

– Понюхай вот здесь, Бетси, по-моему, где-то здесь пахнет.

На скамейке лежала большая кошка. Бетси аккуратно сняла ее с места.

– Нет, Фатти, на скамейке я не чувствую никакого запаха.

Фатти в недоумении втягивал воздух.

– Сейчас действительно нет, а минуту назад явственно ощущался, – сказал он. Бетси посадила кошку на место

– Иди, киска, садись обратно.

– Что за дела! Опять пахнет, – сказал Фатти, потягивая носом. – Пахнет, Бетси.

– Ничего не понятно, – ответила девочка. – Это точно не на скамейке. Слушай, наверно, это кошка! Сейчас, когда я ее вернула, я чувствую запах, а без нее нет.

– Бетси, а где ты чувствуешь запах на кошке?

– Вот тут, – ответила девочка, наклоняя свой нос к середине хвоста.

– И я там же, – сказал Фатти. Он очень внимательно осмотрел длинный хвост кошки, которым она принялась помахивать из стороны в сторону.

– Фатти! Бетси! Кто-то идет! – послышался взволнованный шепот Ларри. – Скорей выходите!

Но, к несчастью для ребят, мистер Таппинг появился раньше, чем они успели выбраться наружу. Что тут началось! Разразилась страшнейшая буря.

Мистер Таппинг уставился на ребят, не веря своим глазам. Фатти и Бетси выскочили наружу, захлопнули дверь и успели повернуть ключ в замке. Бетси дрожала. Фатти, похоже, тоже чувствовал себя не лучшим образом. Все остальные попрятались за ближайшими кустами.

– Что вам здесь надо? – орал Таппинг. – Где вы взяли ключи? Так вот, из-за вас, из-за того, что вы шастаете здесь вокруг кошек, они и пропадают! Теперь все ясно. Воришки – вот вы кто. Сейчас пойду к мистеру Гуну и все ему расскажу. Обещаю, будет вам хороший нагоняй. И поделом.

РАЗГАДКА ТАЙНЫ

Мистер Таппинг удалился. Вид его не предвещал ничего хорошего. Бетси ухватилась за Фатти, лицо ее побелело. Да и сам Фатти выглядел растерянным.

Все перебрались через стену и направились к беседке.

– Вот черт! Самую малость не повезло! – сказал в сердцах Ларри.

– Надо сообщить обо всем инспектору Дженксу: и как добыли ключи, и как вы с Фатти все обнюхивали. Тогда он не поверит Пошлипрочу. Ведь тот обязательно доложит, что они с Таппингом подозревают нас в краже.

Фатти молчал, и все выжидательно смотрели на него.

– Ты тоже дрейфишь? – спросила Дейзи. Но Фатти был не из тех, кого можно надолго вывести из игры. Он отрицательно покачал головой и продолжал что-то обдумывать.

– Скажите мне лучше, что бы значил запах скипидара на кошачьем хвосте? – наконец проговорил он.

– Вы говорите, скипидар употребляют для мытья кисточек и снятия краски, – задумчиво произнесла Бетси. – Может быть, кошка прислонилась к чему-нибудь покрашенному и с нее смывали краску? С помощью скипидара?

Фатти уставился на девочку. Потом вдруг с диким воплем вскочил на ноги и со всей силы трахнул рукой по столу. Лицо его побагровело.

– Что случилось? – встревожился Ларри. – Ты что, на осу сел или того хуже?

– Прошу внимания! – сказал Фатти, усаживаясь на место. Все говорило о том, что он крайне взволнован.

– Малышка Бетси правильно нащупала суть. Скипидар действительно использовали, чтобы снять краску с кошачьего хвоста. А как она там оказалась? И какого цвета была эта краска? Так вот, мы знаем, какого! Мы нашли банку от этой краски и камень с пятном того же самого цвета. И это был светло-коричневый цвет.

Теперь все уставились на Фатти. Он достал из-под доски банку с краской и открыл крышку, потом опустил туда кисточку и мазнул ею по деревянной поверхности садового стола, за которым они сидели.

– Ну-ка, взгляните! – сказал он. – Узнаете эту кремовую полоску? Вот что должно было быть на хвосте у кошки, где-то в середине. А теперь, я спрашиваю вас, у какой еще кошки светло-коричневая полоска на хвосте?

– Черная Королева?! – воскликнули хором ребята. Глаза у всех заблестели, лица зарделись. Вот что означали и скипидар и краска!

– Верно, – сказал Фатти. – И у той кошки, чей хвост пах скипидаром, было нарисовано кремовое колечко, чтобы ее ошибочно приняли за Черную Королеву, а потом краску с ее хвоста стирали скипидаром – вот почему в клетке оба раза был этот запах. И все это проделывалось дважды.

– Вот это да! – воскликнул Ларри. – Потрясающе! Кто-то придумал очень хитрый план. Дайте-ка разобраться. Скорее всего, Черную Королеву украли утром, а у другой кошки на хвосте изобразили светлое колечко, как будто это Черная Королева – все ведь знали ее метку.

– Ну да, потом приходили люди – как твоя мама, Пип, с леди Кэндлинг – и все думали на крашеную кошку, что это Черная Королева, – объяснял Фатти. – Потом, чуть позже, Таппинг проникал в кошачий дом и стирал краску прежде, чем кто-то мог заметить это, и объявлял пропажу.

– Таппинг! – изумилась Бетси. Глаза ее округлились. – Ты сказал Таппинг? Но если Таппинг стер краску, то и покрасить хвост должен был Таппинг. Значит, он и украл Черную Королеву, и…

– Да, это был Таппинг. Больше некому, – сказал Фатти, горя от возбуждения. – Представляете! И каждый раз обвинял Луки!

– А еще заставлял его работать возле кошек все время, пока «крашеная» Черная Королева находилась внутри, а потом стирал краску и вопил, что кошка пропала, – сказал Пип. – Так и выходило, что кроме Луки вроде больше и некому было украсть ее. Хитро придумано.

– Да. А когда Бетси проговорилась насчет запаха скипидара и пятна краски на камне, тут садовник почуял, откуда ветер дует, и все попрятал, – рассуждал Фатти. – Может, испугался отпечатков пальцев или чего еще. А Бастер возьми и найди эти вещественные доказательства.

– Давайте разложим все по полочкам, – предложила Дейзи. – Таппинг хочет украсть Черную Королеву, а вину свалить на Луки. Он выжидает, когда мисс Хармер уедет домой – та ведь знает всех кошек что называется «в лицо» и сразу обнаружит подлог.

– Ну да. Ждет, когда у мисс Хармер будет выходной, и крадет Черную Королеву, – продолжал Фатти. – Передает ее кому-то, возвращается в кошачий дом, раскрашивает хвост другой кошки, выдает ее за Черную Королеву, специально обращая внимание гостей и леди Кэндлинг на то, что Черная Королева на месте. Так было в первый раз, когда в четыре часа леди Кэндлинг и мать Пипа пришли смотреть кошек. И во второй раз, в три часа Таппинг показывал хозяйке ее любимицу. – Фатти замолчал, и рассказ подхватил Ларри.

– В первый раз он был очень предусмотрителен. Привел с собой самого полицейского, показывая ему кошек, потом, изловчась, стер краску тряпкой, и тут же «обнаружил» пропажу. Надо признать, Таппинг очень изобретателен. А какие нервы надо иметь – своими руками притащить бобби на место преступления, где только утром сам же совершил кражу!

– А во второй раз ему удалось провести даже мисс Хармер, – сказал Пип. – Помните, как он первым юркнул в домик, пока она подходила, успел стереть краску, а потом якобы увидел, что Черной Королевы нет. Так он сумел обдурить всех – каждый, включая Луки, считал, что Черная Королева все время находилась в клетке, пока мальчик работал неподалеку, а ее давно уж не было там. Ее стащили еще утром. Вот и попробуйте при этом защитить Луки от обвинений.

– Я думаю, первый раз Черная Королева просто удрала от того, кто взял ее у Таппинга, и вернулась обратно, – сказала Дейзи. – А где она сейчас, интересно знать.

– Давайте позвоним инспектору Дженксу, – предложил Пип. – Теперь, когда мы разгадали тайну пропавшей кошки, мы обязаны обо всем сообщить ему.

– А что делать с ключами? – спросил Ларри. – Надо бы вернуть их мисс Хармер.

– Да, хорошо бы. Сейчас и пойдем, – сказал Фатти.

Пятерка Тайноискателей, включая собаку, перебралась через стену и отправилась на поиски мисс Хармер, но ее нигде не было.

– Может быть, она где-нибудь в сарае? – предположил Фатти. Все двинулись к сараю, неподалеку от теплицы, в котором они еще не были. Фатти сунул голову внутрь.

– Ого! – воскликнул он. – Вот где Таппинг держит свои вещички. Смотрите, резиновые сапоги, плащ.

– И опять запах скипидара, – сказала Бетси, потягивая носом.

– Ты права, – проговорил Фатти, принюхиваясь. Неожиданно для ребят он сунул руку в карман плаща и вынул оттуда грязный носовой платок. На нем были инициалы Таппинга, и он сильно пах скипидаром.

– Все ясно. Этим платком Таппинг и стирал краску с кошачьего хвоста, – сказал Фатти. – Это еще одна улика. Подождите, подождите… Тогда был дождь, да и второй раз тоже. Значит, Таппинг должен был надевать плащ и сапоги. Ну-ка, давайте посмотрим.

Ребята принялись рассматривать сапоги Таппинга, и вместе с брызгами грязи обнаружили на носках капли светло-коричневой краски! Выходило, что Таппинг был в сапогах, когда красил кошачий хвост. И камень, который Фатти до сих пор хранил у себя, испачкал Таппинг.

– Надо взять эти сапоги и платок, – сказал Фатти многозначительно. – Пошли, Бастер. Теперь у нас появилось еще кое-что из улик или, скажем, доказательств. Вот удар будет для дорогого мистера Таппинга, когда мы все это выложим!

Ребята вышли из сарая и лицом к лицу столкнулись с Луки, который по-прежнему выглядел очень грустным.

– Похоже, вас ждут неприятности, – сказал он Фатти. – Таппинг пошел к Гуну рассказать, что обнаружил вас в кошачьем доме и что это наверняка вы украли кошку. Он уверен, что вы проделали это, когда я работал там рядом и нарочно ничего не сказал, чтобы прикрыть вас. Так что готовьтесь.

КОНЕЦ ИСТОРИИ

Фатти пошел звонить инспектору Дженксу. Ему повезло, и он сразу с ним связался.

– Пожалуйста, инспектор, не могли бы вы приехать и выслушать нас, – начал мальчик. – Мы разгадали тайну пропавшей кошки.

– Ну что ж, – ответил инспектор, – я как раз получил загадочное донесение от Гуна. Вас обнаружили в кошачьем доме, и Гун, похоже, считает, что вы как-то связаны с исчезновением Черной Королевы, так что я собирался к вам при всех обстоятельствах.

– Отлично, – обрадовался Фатти. – Вы приедете к леди Кэндлинг?

– Да, так будет лучше, – сказал инспектор. – Встречайте меня через час, договорились?

Фатти побежал рассказать все ребятам и нашел их крайне возмущенными. Мистер Гун побывал у матери Бетси и пожаловался, что девочку поймали в кошачьем доме и что она, таким образом, нарушила права владения. Сейчас он направился с этим же самым к родителям Фатти.

– Мама страшно сердита на меня, – сказала Бетси со слезами на глазах. – Тебя не было, Фатти, а я боялась сказать что-нибудь лишнее и ничего не могла толком объяснить. Она так отругала меня.

– Ничего, Бетси, – утешал ее Фатти. – Скоро прибудет инспектор Дженкс, и, когда мы расскажем ему нашу версию, все встанет на свои места. Через час мы встречаемся у леди Кэндлинг. Надо взять все наши улики.

Итак, прихватив с собой бутылку со скипидаром, банку с краской, старую кисточку, камень с пятном краски, пахнущий скипидаром носовой платок, пару резиновых сапог со следами краски, дети направились к дому леди Кэндлинг.

– Единственная улика, которую мы не можем прихватить с собой, так это запах скипидара на кошачьем хвосте, – сказала Бетси. – А ведь она самая важная из всех улик.

– И это ты, малышка, учуяла его, – отозвался Фатти. – Должен сказать, ты была очень дельным сыщиком в этот раз.

– Смотрите, мистер Гун направляется в дом леди Кэндлинг, с ним Таппинг, а вон и Луки. Луки, привет! Ты куда?

– Мне велено умыться и явиться в дом, – ответил Луки обреченно.

– Ты дрейфишь? – спросил Ларри.

– Дрейфлю, – ответил мальчик.

– Ну и зря, – сказал Фатти. – Все образуется. Вот посмотришь. Не унывай!

Но Луки не мог не унывать. Понурый, он ушел привести себя в порядок, а в это время к калитке леди Кэндлинг подкатила черная машина, из которой, улыбаясь детям, вылез высокий и красивый инспектор Дженкс. Он поманил ребят к себе.

– Кого подозреваете? – спросил он тихо.

– Таппинга, – ответил Фатти торжествующе. – Думаю, вы сами догадывались, инспектор, хотя у вас не было ни одной улики и ни одного доказательства.

– Да, я был уверен, что это не Луки, а вот Таппинг как раз похож на такого типа, который способен украсть, – сказал инспектор. – Кроме того, мне стало известно то, чего ни вы, ни мистер Гун еще не знаете – что Таппинг уже был замешен в деле о краже. Тогда речь шла о собаках, насколько я помню. Ну, ладно, вы идите, я сейчас подойду.

Все собрались в большой гостиной леди Кэндлинг.

– Садитесь, дети, – сказала хозяйка. Некоторые улики Фатти оставил за дверью, понимая, что Таппингу лучше не показывать все сразу. Мальчик хотел застать скверного садовника врасплох. Дети расселись. Бастера Фатти взял на руки, чтобы тот не крутился у ног мистера Гуна. Вошел инспектор, пожал руку леди Кэндлинг, улыбнулся ребятам и кивнул мистеру Гуну.

– Я думаю, всем лучше сесть, – проговорил он.

Теперь расселись все взрослые. Мистер Гун выглядел чрезвычайно важным и суровым. Он грозно посмотрел на Фатти. Эти ребятки, что вечно суют свой нос куда не просят, наконец-то получат по заслугам. Таппинг успел доложить ему, что они утащили ключ от кошачьего дома и были схвачены там бдительным садовником.

– Ну что, Гун, – начал инспектор – я получил от вас сегодня весьма загадочное донесение – настолько серьезное, что решил приехать сам.

– Да, сэр. Это действительно серьезно, сэр, – произнес мистер Гун, раздуваясь от важности. – У меня есть основания думать, что эти детки, вечно лезущие во все дела, знают об исчезновении той ценной кошки больше, чем вы предполагаете. Думаю, сэр, их надо предостеречь, и ваше слово наставит их на путь истинный.

– Ну что ж, я совсем не исключаю, что они действительно знают больше, чем вы думаете, Гун, – ответил инспектор. – Давайте спросим их, а?

Он обратился к Фатти:

– Может быть, ты, Фредерик Троттевилл, хочешь сказать несколько слов?

Трудно было представить, чего бы в тот момент Фатти хотел больше. Он надулся почти как Гун.

– Я бы хотел сказать, инспектор, что мы – Пятерка Тайноискателей знаем, кто украл Черную Королеву, – произнес Фатти очень громко и очень отчетливо. Таппинг презрительно фыркнул. Гун последовал его примеру. Луки выглядел смертельно напуганным. Пенсне мисс Тримбл скакнуло с носа к нескрываемому удовольствию Бетси.

– Продолжай, Фредерик, – сказал инспектор.

– Мне бы хотелось, сэр, объяснить в деталях, как планировалась и осуществлялась вся операция, – произнес Фатти. Все смотрели на него с восхищением. Фатти всегда знал, какие подобрать слова.

– Мы с интересом выслушаем тебя, – сказал инспектор, и маленькие озорные огоньки блеснули в его глазах.

– Итак, инспектор, Черную Королеву, как вы знаете, похищали дважды, – продолжал Фатти. – Оба раза мисс Хармер отсутствовала, и оба раза ответственность за кошек возлагалась на мистера Таппинга.

Мистер Гун открыл от удивления рот и уставился на Фатти.

– Теперь, когда… – начал было полицейский, но инспектор остановил его.

– Не перебивайте, Гун, – сказал он, и Пошлипрочь не посмел больше встревать.

– Я расскажу вам, как все было проделано, – с важностью говорил Фатти, упиваясь самим собой. – Похититель украл Черную Королеву еще утром, а на хвосте другой кошки предусмотрительно нарисовал кремовое колечко, так, чтобы все, кто не очень хорошо различал кошек, приняли бы ее за Черную Королеву!

В комнате раздался хор изумленных возгласов. Пенсне мисс Тримбл от волнения покинуло нос и переместилось на воротник.

– Так вот, – продолжал Фатти, – все, кто посещал кошек после обеда, думали, что Черная Королева на месте, а ее там уже не было. Потом, когда наступал подходящий момент, вор проникал в кошачий дом и с помощью тряпки, смоченной в скипидаре, стирал краску с хвоста, а потом объявлял об исчезновении Черной Королевы! Таким образом, каждый думал, что кошку украли днем, в то время, как ее не было уже утром.

– Вот почему все считали, что это я украл Черную Королеву, – прервал рассказ взволнованный Луки. – Потому, что я один был возле кошачьего дома после обеда и никто не подходил туда на моих глазах.

– Да, – сказал Фатти. – Это было частью плана, Луки. Подозрение должно было пасть на тебя.

– Кто это сделал? – требовал Луки. Лицо его исказилось от гнева. – Дайте я расправлюсь с ним.

Инспектор посмотрел на мальчика, и тот молча сел на место.

– И как же вы обо всем узнали? – спросил мистер Гун. При этом лицо его выражало смесь удивления, недоверия и презрения. – Все это – не больше чем дурацкие выдумки. У вас должны быть доказательства, прежде чем утверждать что-либо.

– У нас есть доказательства, – торжествующе произнес Фатти. Он сунул руку в карман. – Взгляните! Это – бутылка со скипидаром. Она была спрятана в кроличьей норе вместе с банкой светло-коричневой краски, которой выкрашивался хвост, и старой кисточкой. Ларри, принеси другие вещи. Они здесь, за дверью.

Пока Ларри ходил за другими уликами, Фатти демонстрировал всем бутылку и кисточку, чтобы каждый мог как следует разглядеть их. Пенсне мисс Тримбл не выдержало такого волнения, а хозяйка не в силах была успокоить его и водрузить на место. Она уставилась на вещественные доказательства близорукими глазами, а Фатти казался ей величайшим детективом в мире.

Ларри внес резиновые сапоги и банку с краской и положил все это перед Фатти. Глаза Таппинга чуть не вылезли из орбит, когда он увидел свою обувь.

– Итак, – произнес Фатти, поднимая банку с краской, – вот то, чем пользовался злоумышленник. А эти сапоги были на похитителе во время совершения преступления, – продолжал он, демонстрируя брызги светло-коричневой краски на них. – Это – носовой платок, который он смачивал скипидаром, чтобы стереть краску как можно быстрей, возвращаясь в кошачий дом – первый раз с мистером Гуном, второй – с мисс Хармер.

– Дайте-ка взглянуть, – попросил инспектор, проявляя нескрываемый интерес. Он взял платок и понюхал его. Запах скипидара был все еще очень силен. Фатти вынул из кармана камень, тот самый, на котором красовалось пятно светло-коричневой краски. Его он тоже протянул инспектору.

– Мы нашли это неподалеку от клеток, сэр, – сказал он. – Это еще одна из наших улик. Существует и сам запах скипидара в кошачьем доме. Это Бетси учуяла его. Она великолепный сыщик!

Бетси зарделась от удовольствия, а инспектор одарил ее сияющей улыбкой. Потом он снова взглянул на платок.

– На нем чьи-то инициалы, – произнес он. – Думаю, это имя вора!

Фатти кивнул. Луки подался вперед.

– Чей он? – спросил мальчик с нетерпением. – Ну, скажите вы мне, кто же это?

– Да кто же это на самом деле? – поддержала Луки мисс Хармер.

Инспектор серьезно посмотрел на всю компанию. Таппинг побледнел, как полотно, и сидел, с трудом глотая воздух. Все его самомнение и чванство как рукой сняло. Один за другим все стали смотреть на него, зная теперь, кто настоящий вор.

– Таппинг, у вас есть, что сказать по этому поводу? – спросил инспектор голосом, ставшим твердым, как сталь.

– Как Таппинг?! – воскликнул вдруг потрясенный мистер Гун, уставившись на садовника с искренним возмущением. – Вы! Втирались в доверие, подлизывались, приводили в кошачий дом, наговаривали кучу лжи и принимали за идиота, каким я сейчас, по вашей милости, выгляжу!

– Бетси, между прочим, сообщила вам, что у нас две улики – запах и камень с краской, – вставил Фатти. – Но вы лишь посмеялись над этим.

– Таппинг, где кошка? – спросил инспектор тем же стальным голосом. – Вы понимаете, что опровергнуть предъявленные вам обвинения совершенно невозможно. В вашем прошлом есть и другие делишки, которые многое объясняют и в этой истории.

Таппинг был абсолютно раздавлен. Из грубого, жестокого и необузданного типа он превратился в трусливого слюнтяя и представлял собой отвратительное зрелище.

– Ворюги всегда трусливы, – прошептал Фатти на ухо Луки.

Неожиданно Таппинг начал изливать свои признания. Да, это он украл Черную Королеву. Задолжал кому-то деньги и надумал украсть ценную кошку. Он скажет, у кого она, и полиция сможет вернуть ее. Да, он пытался навести подозрение на Луки. Да, он раскрашивал хвост другой кошки, а потом стирал краску с помощью скипидара. Он проделывал это дважды, так как первый раз кошка вернулась назад. Теперь он очень сожалеет. Он никогда больше не будет делать ничего подобного.

– Да уж, это точно. По крайней мере какое-то время, – резко произнес инспектор Дженкс. – Будете делать совсем другое, в месте, где вы никому не сможете причинить зла. И вряд ли кто-нибудь пожалеет об этом. Гун, уведите его.

Гун положил свою тяжелую лапу на плечо Таппинга и рывком поднял его на ноги. Он буквально испепелял своего подопечного гневным взглядом.

– А ну, давай, следуй за мной, – сказал он свирепо.

Инспектор осадил рьяного полицейского ледяным голосом.

– Похоже, вы сами не блистали в этом деле, Гун, – произнес он. – Вы настойчиво выискивали врагов среди тех, кто добивался истины, и приобрели друга в лице самого преступника. Я думаю, впредь вы будете более разборчивы. Полагаю, вы согласны со мной?

– Э-э-э, да, сэр, конечно, сэр, – промямлил бедняга Гун, показавшийся вдруг таким жалким. – Хотел как лучше, сэр.

– Вы только хотели, Гун, а эти ребята, к счастью, уже сделали как лучше, – сказал инспектор. – Я думаю, мы должны быть очень благодарны им за то, что они разгадали тайну пропавшей кошки. Надеюсь, вы разделяете это мнение, Гун?

– О да, сэр, – ответил Гун, покраснев, как рак. – Очень смышленые дети, сэр. Рад знакомству с ними, сэр.

– Я рад, что вы согласны со мной, – сказал инспектор Дженкс более снисходительно. – Теперь, пожалуйста, уведите этого человека.

Гун увел Таппинга. Дети облегченно вздохнули.

– Ну вот, наконец ушел, – сказала Дейзи. – Хорошо бы, он никогда не возвращался.

– Безусловно, он никогда больше не появится здесь, – произнесла леди Кэндлинг, которая внимала всему происходящему с неподдельным изумлением. – А что касается Луки – мне невыносимо даже подумать о том, что он перенес из-за этого отвратительного Таппинга.

– Все нормально, ваша светлость, – сказал Луки, сияя от счастья. – Если вы позволите мне остаться здесь, мадам, я буду работать изо всех сил, пока вы не возьмете нового садовника. И я никогда не забуду этих ребят – как же, ведь они разгадали эту тайну!

– Это все Бетси, это она предложила правильную версию, – признал Фатти. – Славная малышка!

– Да нет, мы это все вместе, – застеснялась Бетси. – И Бастер тоже. Я так рада, что все хорошо кончилось, и скоро, леди Кэндлинг, вам вернут Черную Королеву, я уверена.

– Мы все это увидим, – произнес инспектор, поднимаясь. – Мне надо идти, но хотел бы сказать, что очень рад иметь в помощниках такую Пятерку Тайноискателей, не считая собаки. Полагаю, я могу рассчитывать на вашу помощь и в будущем. Надеюсь, вы согласитесь со мной?

– Конечно, – с готовностью отвечали ребята хором, провожая инспектора к машине. – Мы вам сразу же сообщим, если подвернется новая тайна.

Новая тайна? Ну что ж, уверена, она обязательно подвернется. Я расскажу об этом в следующий раз.

Тайна секретной комнаты
Следующая сказка
Тайна сгоревшего коттеджа
Предыдущая сказка